Великая криминальная революция: Украину захлестнула волна преступности. Денис Антонович

Дата публикации: 26 Март 2016, 10:35

 

Украинские СМИ сообщают об увеличении роста преступности в стране, причем статистика указана без сменившего юрисдикцию Крыма и части Донбасса, а это пять миллионов человек.

 

Арсен Аваков

 

Не секрет, что в периоды политической турбулентности, к коим относятся бунты, революции, перевороты, набирает силу криминалитет. Другое дело, что на Украине именно криминалитет был движущей силой «майдана», а затем стал социальной опорой киевского режима. Как результат, преступность в стране увеличилась минимум в полтора раза по сравнению с последним благополучным 2013 годом. Притом значительная часть преступлений даже не отображается в статистике Генпрокуратуры – вроде актов вандализма под вывеской «декоммунизации», погромов российских дипломатических учреждений, случаев «мусорной люстрации», бесчинств исламистов на границе с Крымом и прочих безумств «патриотически настроенной общественности».

 

 

Социально-политические причины роста преступности

 

Прежде всего, сразу после государственного переворота Украина пребывала в административных руинах, а значит институты власти лишились монополии на насилие. Ситуация усугубилась действиями верхушки киевского режима – Турчинов, будучи так называемым «исполняющим обязанности президента», весной 2014 провел незаконную амнистию, выпустив из колоний тысячи рецидивистов, которые стали костяком многих «добровольческих» батальонов, отправленных подавлять восстание на Донбассе.

 

Впрочем, основным занятием батальонов стало мародерство в прифронтовой зоне, а после заключения «Минска-1» группировки рассредоточилась по всей стране, превратив Украину в территорию вялотекущей войны «всех против всех». К слову, не последнюю роль в этом сыграли снабжавшие ВСУ «волонтеры», наладившие оружейный бизнес – контрабанду широкой номенклатуры вооружения с территории Донбасса в остальные области Украины.

 

Отметим, что количество незарегистрированного оружия на руках у населения исчисляется десятками, если не сотнями тысяч стволов. Начало было положено в феврале 2014, когда на Западной Украине начались штурмы зданий МВД и СБУ – переправленное в Киев оружие сыграло роковую роль в дальнейших событиях.

 

Продолжая рассматривать причины резко возросшей преступности, следует помнить, что на Украине параллельно идет два процесса – сужение «кормовой базы» для элит и обнищание подавляющей части населения. Первый фактор вынуждает элиты использовать криминальные группировки для передела сфер влияния. Так «мукачевский погром» был результатом внутриклановой борьбы закарпатских элитариев за контроль над контрабандными потоками. Регулярные перестрелки на Ровенщине, где идет нелегальная добыча янтаря в промышленных масштабах, а также на Волыни, где «удельные князьки» при помощи оружия осуществляют передел плантаций голубики – из этой же серии.

 

Второй фактор, обнищание, вынуждает искать новые источники заработков, как правило нелегальные. Таковыми становятся кражи, грабежи, разбойные нападения. Притом Украина вспоминает опыт девяностых годов – резко участились, забытые в двухтысячных, «экзотические» виды преступлений, вроде краж проводов с линий электропередач и хищения масла с трансформаторных подстанций.

 

 

Развал правоохранительной системы

 

Придя к власти «команда европейских профессионалов» столкнулась с серьезной проблемой в виде низкой лояльности личного состава правоохранительных органов. Инфильтрация представителей ультраправых группировок в силовые структуры представлялась для киевского режима выходом из сложившегося положения. Речь идет как о низовом звене, так и о высших руководящих должностях – к примеру Вадим Троян, боевик неонацистского полка «Азов», сперва был назначен начальником управления МВД по Киевской области, а с марта 2016 – первым заместителем начальника Национальной полиции.

 

Понятно, что с подобными кадрами ни о каком профессионализме говорить не приходится – МВД перепрофилировалось на выполнение как политических заказов (борьба с «сепаратистами»), так и экономических, участвуя на стороне различных олигархических групп в борьбе за бизнес-активы.

 

«Реформы» главы МВД Авакова, решившего заменить милицию полицией, стали началом конца всей правоохранительной системы. Из милиции окончательно ушли те немногие профессионалы, не сдавшие переаттестационной комиссии, состоявшей зачастую из представителей так называемого «Автомайдана», тест на «верность майдану». Изменение кадрового состава МВД привело к тому, что утеряны многие агентурные связи, соответственно уровень раскрываемости снизился до 10-15 процентов. Что касается судьбы бывших милиционеров, то смело можно утверждать, что часть из них примкнет к криминальным группировкам.

 

Деятельность же «новой полиции» не выдерживает никакой критики. За более чем полгода своей работы полиция запомнилась исключительно скандалами – от регулярных попаданий в ДТП (разбито уже более 100 полицейских машин), до резонансного убийства подростка в Киеве во время ночной погони, в ходе которой полицейские выпустили 77 пуль.

 

Даже главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос перестал отрицать очевидное, заявив: «Я считаю, что на данный момент милиция, вследствие несовершенной реформы, без создания переходного этапа между старым и новым, полностью потеряла контроль над состоянием преступности в государстве».

 

 

Статистика

 

Ежедневно новостные сводки украинских СМИ пестрят сообщениями о взрывах гранат, привезенных с фронта, перестрелками между вернувшимися домой «героями АТО», убийствах бизнесменов, умышленных поджогах, громких кражах и так далее. Даже на примере Киева, где режим категорически заинтересован в создании хотя бы видимости стабильности, ситуация неутешительная.

 

  • Количество краж (в 2015 по сравнению с 2013) выросло на 57 процентов.
  • Количество разбойных нападений выросло на 68 процентов.
  • Количество грабежей выросло на 44 процента.
  • Количество автоугонов выросло в 3,2 раза.

 

В целом по Украине количество особо тяжких преступлений возросло на 56 процентов, количество умышленных убийств – на 40 процентов. Если в 2013 количество умышленных убийств на Украине составило 5861, то в 2015 – 8224. Для наглядности – в «мирной» Украине от убийств гибнет людей больше, чем в пребывающих в состоянии войны ДНР и ЛНР.

 

В пересчете на тысячу жителей рост преступности истинно взрывной, учитывая, что статистика указана без сменившего юрисдикцию Крыма и части Донбасса, а это пять миллионов человек.

 

Украина переживает великую криминальную революцию. А как известно, есть у революции начало – нет у революции конца. Конец криминальному беспределу будет положен ой как не скоро – на основании «закона Савченко» (от 28 ноября 2015), согласно которого день в СИЗО приравнивается к двум дням в колонии, на свободу уже вышло 6 тысяч заключенных. Чем займутся вчерашние преступники в условиях жуткой безработицы и развала силовых структур – вопрос риторический.

 

Денис Антонович

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
avakov_glava-mvd-ukrainy


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1