После операции ВКС России: сирийский баланс. Святослав Князев

   Дата публикации: 24 марта 2016, 20:15

 

Россия выводит из Сирии ударную авиагруппу и часть других войск, сыграв блестящую партию в большой ближневосточной игре и укрепив как собственные позиции, так и позиции союзников. При этом военное присутствие России в регионе остается более чем значительным: две военные базы, около 2 тысяч военнослужащих, 20 боевых самолетов (Су-24, Су-30, Су-35), лучший в мире комплекс ПВО С-400, комплекс ближнего воздушного прикрытия «Панцирь- С1», вертолеты Ка-52 и Ми-28Н, боевые корабли в акватории Средиземного моря. Заявления Владимира Путина о том, что российские военнослужащие продолжат контролировать и обеспечивать процесс перемирия, а в случае необходимости Россия «за считанные часы способна нарастить свою группировку в регионе», определяют хорошие условия для политического урегулирования. Но как поступят основные игроки в регионе и что теперь ждет Сирию? Воспользуется ли она последним шансом? Не придется ли ВКС РФ наращивать ударную группу в ближайшее время?

 

Путин и Асад

 

Давайте определим, что изменилось для каждого из участников конфликта за время и благодаря российской военной операции, каковы их нынешние позиции, оптимальные шаги и возможные последствия.

 

Статистика ВКС РФ в Сирии

 

Официальный Дамаск

 

Скептики говорят, что сирийские власти расширили подконтрольную себе территорию «всего лишь» на 1,3% от общей территории государства. В абсолютных величинах — от одной до двух тысяч квадратных километров из 185 тысяч квадратных километров всей территории Сирии. На этом фоне успехи Асада могут показаться скромными, если не понимать реального положения дел. Во-первых, до начала российской операции сирийская армия в 2015 году только отступала, сократив с января по август подконтрольные себе территории на 18%. Во-вторых, и главное, значительная часть Сирии — это безжизненные пустыни, и у террористов под контролем осталась преимущественно эта пустая земля. Визуально на обычной политической карте понять это трудно, но в реальности боевики ИГ стоят лишь вдоль основных дорог и в оазисах. Но и в этих ключевых точках российские ВКС нанесли огромный ущерб их инфраструктуре.

 

Башар Асад контролирует порядка 30 тысяч квадратных километров на Западе страны — менее 20% от общей площади Сирии, но при этом львиную долю территории, пригодной для проживания. 1000-2000 освобожденных квадратных километров на Западе — это большой успех.

 

До начала перемирия сирийская армия вынуждена была воевать на два основных фронта: с одной стороны — против ИГ (запрещен в РФ) и идеологически близких ему группировок на Востоке страны, с другой — против разнообразных и условно «умеренно оппозиционных» группировок в тылу и на флангах. При этом на фоне успехов ИГ так называемые «умеренные» постоянно демонстрировали командную с ним игру. Когда же в дело вмешались ВКС РФ и начали стирать террористов в порошок, «умеренная оппозиция» приуныла и даже с некоторым энтузиазмом отреагировала на предложенное перемирие. Резкое усиление официального Дамаска дистанцировало «условно умеренных» от ИГ и сделало их гораздо более «договороспособными».

 

Временное замирение «умеренных» уже позволило сирийским войскам развить удачное наступление против ИГ в восточном направлении. Несмотря на сохраняющуюся сложность ситуации, к Асаду фактически стала переходить стратегическая инициатива. Что из этого может получиться, зависит от его умения и многих внешних факторов.

 

Курды

 

На фоне операции ВКС России в северных районах страны в активное наступление перешли отряды народной самообороны (ОНС), существенно расширившие подконтрольные себе территории. Перекрыв большую часть границы с Турцией, сирийские курды лишили террористов путей поставки оружия, боеприпасов, продовольствия и пополнения личного состава. Правда, успехи ОНС вызвали активизацию против них боевых действий армии Турции, время от времени вторгающейся на контролируемые ими территории или накрывающие их артиллерийским огнем.

 

На днях сирийские курды объявили о создании собственной автономии на Севере страны, фактически открыто выступив за федеративное устройство Сирии.

 

Официальный Дамаск, правда, от этой идеи оказался совсем не в восторге — что привело даже к небольшим столкновениям сирийской армии со своими курдскими союзниками. В то же время возмутился происходящим и Вашингтон, рассчитывавший контролировать каждый шаг курдов и продвигать их к независимости под своей эгидой. А Турция и вовсе обрушилась на курдов с обвинением в расколе Сирии, будто сама не приложила руку к гражданской войне.

 

Одновременно отметились и курды в Ираке, давно имеющие статус автономии. Оказалось, что в рамках операции ВКС РФ Москва помогает им в борьбе с ИГ, поставляя оружие — в частности, зенитные установки ЗУ-23-2. Но на этом фоне у иракских курдов появилась другая проблема — раскол общества практически пополам на сторонников «вашингтонской линии», выступающих за независимость, и «багдадско-тегеранской», которых устраивает автономия в составе Ирака и углубления сотрудничества с Ираном. К чему приведет этот раскол — покажет время.

 

Турция

 

Турции операция ВКС РФ принесла исключительно разочарования и проблемы. Учитывая, что сегодня эмоциональный фактор превалирует в турецкой политике, официальная Анкара весьма болезненно отреагировала на успехи ВКС РФ и Асада, которые сорвали реализацию неоосманской мечты Эрдогана. Построение новой империи планировалось начать именно с Сирии, а тут такая незадача. Поэтому Анкара и решилась на дикий шаг с ударом по российскому самолету, не принесший, впрочем, ей никаких дивидендов. В итоге Турция потеряла одного из важнейших экономических партнеров. А обстрелы курдских населенных пунктов обозлили курдов не только в Сирии, но и в самой Турции, что привело к столкновениям и поставило страну на грань гражданской войны.

 

Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива

 

Суннитские монархи залива в начале 2000-2010-х резко усилили свое влияние как в ближневосточном регионе, так и на международной арене. Казалось бы, им удался целый ряд военно-политических авантюр, но не тут-то было. Падение цен на нефть, зависимость от которой предельна, бьет по их бюджетам ощутимо сильнее, чем по России. А прекрасно оснащенные вооруженные силы и спецслужбы, имеющиеся в распоряжении шейхов, оказались не достаточно сильны для ведения затяжных войн.

 

Возможно, Саудовская Аравия с «друзьями» могла бы нанести куда больший ущерб Асаду, но его внезапными и одновременно естественными союзниками оказались йеменские хуситы, в борьбе с которыми Эр-Рияд явно переоценил свои силы. В 2012 году к власти в Йемене пришел просаудовский президент Хади, фактически разоривший страну и настроивший против себя население. В 2015 году Хади под давлением народного восстания официально подал в отставку и бежал из столицы, после чего (явно не без посторонней подсказки) решил отставку аннулировать и призвал себе на помощь монархии Персидского залива по главе с Саудовской Аравией. Общий враг в лице Хади и саудитов сплотил народ Йемена: шиитов-хуситов, армию, племена. Коалиция во главе с Саудовской Аравией явно была настроена на быструю победу, но напрасно.

 

Несмотря на применение массированных бомбардировок, военно-техническую и разведывательную помощь США и Европы, а также массовое привлечение наемников из частных военных компаний, коалиция так и не смогла продвинуться в Северный Йемен и понесла огромные потери — в том числе в виде уничтоженных новейших американских самолетов, танков и значительной части флота Саудовской Аравии. По информации СМИ, уже в ближайшее время Саудовская Аравия планирует покинуть Йемен, оставив своего друга Хади один на один с ненавидящим его народом. Последний авиаудар саудовско-западной коалиции по провинции Хадджа унес жизни 119 мирных жителей, включая 22 детей. После такого нужно не продолжать войну, а каяться на коленях…

 

В сложившейся ситуации саудитам точно не до Асада. А на фоне серьезных экономических проблем Эр-Рияд, судя по всему, нашел точки соприкосновения с Москвой по нефти, после чего цены на «черное золото» начали понемногу расти.

 

Конечно, Саудовская Аравия способна подсунуть свинью и, как это уже бывало, резко поменять свое мнение, с новой силой начав натравливать подконтрольных ей террористов на официальный Дамаск, но с куда большей вероятностью она пока будет просто «зализывать раны».

 

США и Европа

 

Позиция Америки и Европы по ближневосточному кризису стала расходиться все сильнее. Американцев реально интересует дестабилизация региона, а значит и продолжение войны. Евросоюзу, принимающей миллионы беженцев, это категорически не нужно. В чем пока един Запад, так это в желании убрать от власти Башара Асада. Такая позиция выглядит, вне всякого сомнения, уродливо. Она привела уже к чудовищным последствиям в Ливии и на Украине. И Россия будет постоянно напоминать Западу, что лишь у сирийского народа есть право решать, кому им руководить. Уж кому как не Европе, если она хочет остановить миграционный кризис, пора это уже понять.

 

Однако пока же разумные мысли в речах европейских дипломатов переплетаются с абсурдными. Глава МИД Германии Штайнмайер на днях сделал заявление в СМИ о том, что частичный вывод российских войск из Сирии «добавит попутного ветра мирным переговорам», и ту же снова потребовал от Асада передать кому-то власть.

 

И все же в переговорах с Европой у Асада и всех его союзников есть козырь — необходимость поддержания порядка, что при смене власти может быть очень проблематично. Поэтому делать шаги навстречу той же Европе Асаду можно, но соглашаться на незаконную «передачу власти» — нельзя ни в коем случае. В целом, Европа от сирийского кризиса не получила ничего хорошего, да и не получит никогда. Речь для нее идет не о дивидендах, а о минимизации негативных последствий.

 

Выводы

 

Итак, как могут развиваться события в Сирии и на Ближнем Востоке в целом в ближайшее время?

 

Стратегическая инициатива сейчас находится в руках Асада, при сохранении «одного фронта» у него есть все шансы выдавить ИГ из Сирии или хотя бы из большей ее части. Кроме того, чрезвычайно важно и нужно вести переговоры с «умеренной оппозицией» — так как от ее спокойствия во многом зависит успешность боевых действий против ИГ. Переформатированная под давлением России светская часть оппозиции должна быть использована как фактор стабилизации Сирии.

 

От Асада зависит чрезвычайно много. Именно ему предстоит найти и создать конкретные формы мирных переговоров, протянуть руку и начать реальное политическое урегулирование, каким бы болезненным оно ни было.

 

Да, на переговорах нужно быть сильным и отстаивать свои стратегические позиции — в том числе право остаться на занимаемой должности, если того пожелает народ. Но в других вопросах Асаду следовало бы быть гибче, хитрее и учиться достигать цели, используя оружие противника.

 

Например, почему не допустить в принципе обсуждение идеи по созданию определенных автономий для тех же курдов — на разумных условиях и под жесткие гарантии, пусть не сразу, а постепенно. Ведь это позволит превратить их не в ситуативных, а постоянных и искренних союзников — причем не только против местных исламистов, но и против козней Турции. Тем более что сирийские курды и так который год фактически живут в автономном режиме, самостоятельно ведя войну с террористами.

 

Однако — и это должно стать краеугольным камнем переговоров — если «умеренная оппозиция» или кто-то еще из местных «третьих сил» ударит Дамаску в спину и силовым образом постарается сорвать переговоры, Асад и Россия оставляют за собой право незамедлительно возобновить операцию по принуждению к миру. Ведь «второй фронт» для Асада чреват резким усилением ИГ — а, следственно, и ростом опасности для всего мира.

 

«Оппозиции» стоит четко осознать, что никакой волюнтаристской передачи власти не будет. И поэтому ей лучше сосредоточиться на внесении конкретных законодательных инициатив, которые будут способствовать демократизации общества и созданию системы противовесов. Так будет хорошо для всех.

 

Оптимальным вариантом для Сирии была бы ее трансформация в демократическую федерацию под руководством Башара Асада, который будет занимать свой пост в установленные законом сроки и сохранит за собой право баллотировать на следующих выборах снова. И необходимо понимать всем искренне заинтересованным в мирном исходе сторонам конфликта, что, возможно, это последний шанс сохранить Сирию как таковую и избежать мировой мясорубки.

 

Святослав Князев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1