Автономия Рожавы: между разъяренной Турцией и шокированной Сирией

   Дата публикации: 24 Март 2016, 19:15

 

Заявление об автономии трех кантонов сирийских курдов под названием Рожава, сделанное их лидерами 17 марта, поставило в тупик как сирийское правительство, немедленно заявившее о непризнании произошедшего, так и Турцию, вновь упомянувшую о возможности вторжения на территорию соседнего государства.

 

Ближний Восток

 

Пикантности ситуации добавила серия взрывов, прогремевших в Анкаре и Стамбуле. Если в последнем из них, стамбульском, имевшем место 19 марта, турецкое правительство обвинило боевиков «Исламского государства», то теракт 13 марта записала на свой счет группировка «Соколы свободы Курдистана» — автономная боевая группа, возможно, входящая в Рабочую партию Курдистана (РПК). Основание для акции — военная операция турецких войск в районе Сур г. Диярбакыра, а также на прилегающих территориях, унесшая жизни примерно 800 курдских боевиков. Впрочем, РПК открещивается от методов ССК, отмечая, что ее активисты, в отличие от «соколов», никогда не нацеливают свое оружие против мирных граждан.

 

Так или иначе, эти словно обоюдно сходящиеся в одну точку векторы — усиление активности, в том числе террористической, турецких курдов и автономия курдов сирийских, вне сомнения, имеют шанс на серьезное изменение политических, военных, а в недалекой перспективе — и экономических реалий Леванта. Так военная операция Турции, и ранее неоднократно озвучивавшей свои агрессивные намерения, приобретает новый и теперь уже совершенно конкретный стимул. «Красной линией» для Анкары теперь является соединение территорий двух курдских анклавов-кантонов — Кобани и Африна. Турецкие военные уже достаточно давно проявляют активность на территории соседнего государства с целью не допустить создание полноценного и единого автономного образования из кантонов Кобани, Джазиры и Африна. Перманентный характер носят поставки противостоящим курдам исламистам (в т.ч. и «Исламскому государству») вооружения и снаряжения, уже имели место обстрелы курдских позиций и даже гражданских объектов с турецкой территории. Однако пиком сомнительных достижений турецких военных стало внесение раскола, пока еще незначительного, в ряды курдов. Так, недавно в СМИ прошла информация о создании новой курдской группировки «Внуки Салах ад-Дина», имеющей протурецкую ориентацию. Поддерживаемые турецкой артиллерией, «Внуки Салах ад-Дина» уже столкнулись с отрядами курдской Народной самообороны между Азазом и Джараблусом и даже заняли несколько деревень. Интересно, что лидеры группировки даже не скрывают фактов помощи со стороны Турции — к примеру, об этом открыто заявлял один из ее командиров Махмуд Абу Хамза. Группировка, несмотря на свою малочисленность, весьма активна в позиционировании себя как активного и важного участника коалиции по борьбе с «Исламским государством», что также вряд ли было бы возможно без поддержки извне.

 

Среди своих покровителей «Внуки Салах ад-Дина» называют и Соединенные Штаты, отмечая, что оружие боевики получают именно из-за океана. Несмотря на отрицание Соединенными Штатами данной информации, она вызывает серьезные вопросы, учитывая демонстрируемую ранее лояльность Вашингтона требованиям об автономии сирийского Курдистана. Впрочем, на данный момент Соединенные Штаты, мало чем отличившись в этом смысле от сирийского правительства в Дамаске, не признали самопровозглашенную федерацию курдских кантонов. Учитывая существование данного образования де факто уже не менее полугода и отсутствие принципиальных возражений по этому поводу со стороны США, очевидно, что речь пойдет о некоем торге между Вашингтоном и новой автономией, а в перспективе — и с также все еще не признавшей Рожаву Россией. Возможно, что активность Турции американцы попытаются использовать в этом контексте, однако турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган уже не раз доказывал свою излишнюю «неНАТОвскую» строптивость и вряд ли согласится на роль посредника и проводника чужих интересов, имея совершенно конкретные свои. Особое раздражение у Турции вызывают именно отряды Народной самообороны, боевое крыло Демократического союза (PYD) сирийских курдов, который подозревается Анкарой в связях с РПК и имеет практически идентичную последней социалистическую идеологию — по сути марксистскую, но с сильным национальным уклоном. Интересно, что Сэхер Чагла Демир, террористка-смертница, устроившая взрыв 13 марта, имела связи не только с «Соколами свободы Курдистана» и РПК, но и… с отрядами Народной самообороны сирийских курдов, причем она даже посещала «сирийский Сталинград» — ставший культовым курдский город Кобани. Об этом, в частности, заявил турецкому порталу Diyarbakirsoz отец Сэхер. Это — еще один повод для Турции для дальнейшего развертывания активности в направлении Сирии.

 

Интересна и внутриполитическая ситуация в новообразованной автономии. Помимо наиболее популярного среди курдов Сирии и сильного в военном отношении Демократического союза, некоторое влияние имеет и Курдский национальный совет. Образованное совсем недавно — в 2011 году из 16 различных партий, данное объединение, в отличие от своего социалистического конкурента, имеет традиционалистскую идеологию и ориентируется на иракский Курдистан, руководимый Масудом Барзани, а также с иракскую Демократическую партию Курдистана. КНС входит в Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил Сирии, выступающую за свержение Башара Асада. В качестве делегатов от НКОРС члены Курдского нацсовета были приглашены на переговоры по сирийскому урегулированию в Женеву в 2014 году. КНС, как правило, с подачи Барзани, регулярно обвиняет ДС и его лидера Салеха Муслима в координации действий с президентом Сирии Башаром Асадом. Муслим, хотя и опровергает данную точку зрения, никогда не выступал за полное отделение курдских районов от арабской республики, рассчитывая лишь на автономию, которую ему и удалось добиться. Лидеры Рожавы, избранные на съезде депутатов от Африна, Кобани и Джахиры сопредседатели Федерального совета Мансур аль Салум и Хадия Юсуф — также члены Демократического союза. Интересно, что Салум — араб, и права нацменьшинств на курдских территориях также оговорены — они смогут даже избирать депутатов в законодательный орган. Помимо арабов, национальным меньшинством в Рожаве признаны ассирийцы.

 

В настоящее время курдская проблема переживает определяющий этап — автономия, организованная по большей части усилиями активистов Демократического союза провозглашена, однако признания ее не пока не произошло. В случае затягивания с данным вопросом в Дамаске, Москве и Вашингтоне, это может сказаться на популярности ДС и его лидеров, возглавивших объединенную федерацию курдских кантонов Сирии — ведь следующим этапом фактического существования автономии еще с осени 2015 года должно стать именно ее признание. Ослабление позиций Демократического союза автоматически может усилить КНС. И если ДС не только не выступает против объединения страны под властью Башара Асада, но и де факто оказывает поддержку сирийскому президенту — особенно с 2014 года, когда отрядам Народной самообороны пришлось не на жизнь, а на смерть биться с «Исламским государством», то КНС — противники сирийского президента. Отказавшись от проявления гибкости или промедлив с ним, Асад, министр по делам национальностей которого, Али Хайдар, в апреле 2015 года уже изъявил готовность к переговорам с курдами по вопросам автономии (правда, после окончания войны с исламистами), может не только оттолкнуть от себя Демократический союз, но также увеличить число своих врагов и тем самым спровоцировать массовый отток курдов в Национальный совет. Последнее будет серьезным подспорьем для НКОРС и Сирийской свободной армии, роль которых в расстановке сил на территории Сирии на данный момент незначительна и обеспечивается лишь медийной шумихой вокруг недавно заключенного перемирия и поддержкой извне.

 

Курдская автономия, в свою очередь, также остро нуждается в признании именно со стороны Сирии. Будучи замкнутыми со всех сторон, не имея на своих территориях крупных городов, сколько-нибудь значимой промышленности, крохи которой были уничтожены в ходе многолетнего военного противостояния, сирийские курды имеют весьма туманные экономические перспективы. Еще более отчаянным положение Рожавы может стать в случае блокады ее со стороны арабской Сирии и Турции. Последняя уже имеет в своем «активе» многолетнюю попытку экономического удушения соседнего государства — турецко-армянская граница до сих пор закрыта, что должно стать «помощью» Азербайджану в его борьбе за восстановлением контроля над Нагорным Карабахом, поддерживаемом Арменией. В этом случае курдскому образованию придется буквально «пробиваться» к морю — через сирийскую (к Средиземному) или турецкую (к Черному — что уже совсем мифический сценарий) территорию. Признание же Рожавы Дамаском и установление с ней взаимовыгодных торговых отношений в перспективе способно значительно усилить экономику не только сирийского Курдистана, но и арабской части Сирии — через территорию страны может транспортироваться нефть из иракского Курдистана, сейчас поступающая на мировые рынки исключительно через Турцию.

 

Что касается федерализации, которую так опасаются и не хотят признавать в Дамаске, то она — уже давно свершившийся факт. Более того, одно желание курдов, несмотря на самостоятельное ведение войны с «Исламским государством» и протурецкими группировками севера страны, остаться в составе единой Сирии должно рассматриваться ее правительством как положительный момент. Курды, мало того, что не отказываются, имея для этого и силы, и основания, от единства САР, они еще и являются и останутся важными союзниками Дамаска в борьбе против «Исламского государства», «Джебхат ан-Нусры» и поддерживаемых Турцией группировок считающейся на Западе «умеренной» оппозиции. Кроме того, вместе Дамаску и Африну будет гораздо сподручнее бороться непосредственно против Турции в случае ее положительного решения по вопросу о вторжении на территорию соседа.

 

Сирия уже не будет такой, как прежде, но это не значит, что она распадется. Упредить последний сценарий правительство Башара Асада сможет лишь гибкой политикой в отношении Рожавы, согласившись на федерализацию. Это также станет мощным ответным ударом Дамаска по позициям правительства Эрдогана в Турции.

 

Ключи от полной независимости курдских территорий в имеющихся политико-экономических реалиях все равно будут находиться в Дамаске, который контролирует внешние торговые операции и другую активность нового образования. Естественно, что логично признать автономию Рожавы и не раз помогавшей ударами с воздуха сирийским курдам России — это и оставит в ее активе важных союзников в борьбе с исламистами, и станет болевой точкой в воздействии на Турцию, и (правда, это менее вероятно) упредит расширение влияния в регионе США, также метящих на роль «друзей сирийских курдов». Гибкость и готовность к необходимым компромиссам — то, что необходимо сейчас каждой из сторон урегулирования курдского вопроса в Сирии. Успех этого мероприятия может стать важным этапом стабилизации Леванта достижения на его территории мира, неудача, учитывая географию компактного проживания курдов, взорвет весь Ближний Восток — от Анатолии до границы Ирана.

 

Антон Евстратов

 

 

 

Метки по теме: ; ; ;


Комментировать \ Comments
avtonomia


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1