Виктор Аксючиц: глобализация терроризма

   Дата публикации: 23 Март 2016, 12:28

 

Использование террористами оружия массового поражения – только вопрос времени

 

Виктор Аксючиц

 

Зародившийся в XIX веке терроризм Нового и Новейшего времени приобретает глобальный характер. При этом количество людей, профессионально задействованных в терроре во всём мире, не увеличилось на порядки (их счёт идёт на тысячи). Как и прежде, террористы в большинстве своём являются представителями среднего класса, либо из богатейших семей, они, как правило, хорошо образованы. Вопреки распространённому мнению, обездоленность сама по себе не порождает терроризм, и нынешние террористы не борются за социальное равенство. Можно вычленить набор психологических и интеллектуальных характеристик, обладатели которых генетически склонны к маргинальности, к предельной протестности, к радикализму, что делает их подходящими для вербовки террористов. Во всяком обществе всегда наличествует определённая часть, не способная адекватно адаптироваться в жизни. Можно выделить цивилизационные факторы, провоцирующие рост радикализма в обществе. Но основным является феномен гибели богов: когда в сознании общества обесценивается традиционная культура и нравственность, когда низвергаются авторитет и защитные функции государства, тогда количество духовно больных людей резко увеличивается, а у изначально ущербных резко возрастает агрессивность.

 

Как и прежде, террористы – это люди, по тем или иным причинам выпавшие из традиционной культуры и социума, не сумевшие органично адаптироваться в цивилизационно чуждой среде, объединившиеся в тесные дружеские союзы в противостоянии враждебному окружению. В дореволюционной России террористы – это представители радикальной интеллигенции, оторванной от традиционной русской культуры и взращённой на иллюзиях русского Запада (орден русской интеллигенции). Большинство современных международных террористов – выходцы из исламских диаспор западных стран, не сумевшие встроиться в западное общество. Этот фактор оказывается одной из причин придания терроризму международного характера.

 

Как правило, террористы рекрутируются из психически здоровых людей, но они заболевают духовно, идейно, и как следствие – нравственно. Во все времена террористическое сообщество – это орден идейных маньяков. Идейная мания заразительна, как и большинство болезней. В периоды разложения традиционной духовности ослабляется духовное здоровье человека, формируется питательная среда для экстремистских идеологий. В XIX и начале ХХ века террористы насаждали анархистскую, радикально социалистическую или коммунистическую утопию. В настоящее время наиболее распространённой в мире идеологией терроризма является радикальный исламизм, противостоящий транснациональной экспансии, своего рода анти-крестовый поход. Основной мобилизующей силой, толкающей многих людей в разных концах земного шара в чёрную дыру мирового террора является исламская идеологическая мания: объединение всех мусульманских стран в единый халифат, создание исламских халифатов в Европе, на территории России; главное же – не только борьба с западными странами, но создание всемирного халифата. Поистине глобальный ответ глобализации. Эта утопия оказалась подходящей для радикальных слоёв исламской диаспоры в западных странах. Свидетельством того, что терроризм основывается не на материальных мотивах, а на идеалах, является феномен мучеников-шахидов. Готовность смертника пожертвовать собой ради интересов группы единомышленников, во имя идеалов, обличающих пороки разложившегося западного общества, – это тотальная форма идеализма, идеализма ложного, утопического.

 

Терроризм всегда одевался в различные одежды. В международном терроризме аккумулируются сегодняшние проблемы, он использует все достижения глобализации.

 

Всемирное распространение терроризм получает с помощью глобальной информационной сети, которая позволяет доносить до мировой общественности действия и манифесты немногочисленных радикальных групп. Ныне у мирового терроризма нет общего руководящего ядра, существующие центры регулярно подвергаются разгрому, между террористическими операциями нет координации, а группы не обязательно связаны между собой. Но Интернет наполнен террористическими манифестами, рецептами изготовления и применения современных террористических средств, отчётами об удачных операциях. Лидеры терроризма по преимуществу не организуют теракты, а пишут призывы и манифесты. У многочисленных анонимных сторонников в огромном мире это находит отклик, – так формируется сетевая организация глобального террора. Теракты в Мадриде совершили люди, не связанные с Алькаидой, но они прочитали в Интернете манифест об иракском джихаде и устроили взрывы перед выборами для того, чтобы добиться смены правительства в Испании, – и добились. Потворствует глобальному террору безволие и трусость лидеров западных стран, так же как отсутствие государственной воли и некомпетентность российских властей.

 

Невозможно установить какие-либо преграды распространению терроризма через Интернет. Но Всемирную паутину можно и должно использовать для противопоставления инфернальной утопии подлинно позитивного пассионарного мировоззрения. Все средства коммуникации, в том числе мировая информационная сеть должны использоваться для установления конструктивных контактов и взаимодействия органичных элит и духовных вождей стран исламской и христианской цивилизаций.

 

Террористов используют в своих интересах разнообразные силы. Бизнес и политический истеблишмент исламских стран финансово стимулирует антизападную и антиамериканскую направленность террористических групп, пытаясь перевести фундаменталистскую энергетику из своих стран во вне. Исламские фундаменталисты стремятся навязать террористическим группировкам свою идеологию (борьбу за мировой халифат или Салафитское государство), направить террор против врагов радикального исламизма. Наркокартели ловят рыбку в мутной воде. Спецслужбы солидных государств и структуры транснационального капитала для борьбы с конкурентами не гнушаются поддержкой террористических групп, а также распространением радикальных идеологий. Так терроризм становится международным фактором. Выйдя на мировую арену, террористы внедряются в болевые точки различных стран, переориентируя местные конфликты на фундаменталистскую утопию. Международные террористические группы оказываются проводниками интересов разнообразных политических сил, спецслужб, наркокартелей. Преступно глупые действия ельцинского режима заварили чеченский котёл, после чего исламский джихад радикализирует и выводит в новое измерение трагическую ситуацию на Кавказе. В исламской утопии Россия рассматривается как ответвление прогнившей западной цивилизации, а Кавказско-Поволжские республики – как территории будущего исламского халифата.

 

Поистине глобальным терроризм делает заказ на терроризм глобализаторов. Мифологизация международного терроризма используется для оправдания экспансии и установления контроля над геостратегическими территориями планеты. Не случайно области «террористической угрозы» для США совпадают с регионами, в которых сосредоточены дефицитные стратегические ресурсы. И не случайно Ирак был захвачен под аккомпанемент утверждений об оружии массового поражения (которого там не оказалось) и об угрозе терроризма (который расцвёл в стране после вторжения США). Фобия терроризма используется для возрастания контроля над населением и мобилизации аппарата подавления в головном офисе – в США. Не случайно необъяснимыми и не объяснёнными остались вопросы о том, как масштабный террористический акт 11 сентября мог быть подготовлен без ведома мощнейших в мире спецслужб. Поэтому террористически угрожающими регионами объявляются те, которые оказываются целью экспансии США, а террористические акты совершаются, как правило,

 

там и тогда, где и когда это выгодно геополитическим интересам США. Спецслужбы США не обязательно организуют теракты, но они влияют в собственных интересах на идеологию и практику международного терроризма.

 

Глобальный терроризм питается болезненным протестом против западного образа жизни. Внутри западного общества периодически вызревают радикальные акции, которые носят различный идейный характер, но направлены к одной цели – потрясению основ общества: от красных бригад в Германии, ложи в Италии, сепаратистов Ирландии и Испании, до кровавых религиозных сект (Аум-Сенрикё) и перманентного отстрела соотечественников американскими гражданами и даже школьниками. Буревестником грядущей катастрофы цивилизации потребления явились апокалиптические события 11 сентября 2001 года в США. Этот бесчеловечный террористический акт ничем не может быть оправдан (так же как и взрывы домов в Москве в 2000 году, Бесланская трагедия в 2004 году…), но чтобы успешно бороться с новой формой мирового зла, необходимо осознать его первопричины и генезис. Кто бы ни был исполнителем террористического акта в США, кому бы его ни приписывали, он более всего манифестирует сопротивление насаждению нового мирового порядка, для чего и объекты были выбраны соответствующие: Торговый центр в Нью-Йорке символизирует мировую долларовую пирамиду, Пентагон – мирового жандарма. При этом настолько масштабная и сложная акция не может быть подготовлена без поддержки влиятельных сил в самих Соединенных Штатах; пропустить такой удар могли только силовые структуры и секретные службы, либо преисполненные фанаберии и непрофессионализма, либо способствующие чудовищной акции. Исламский экстремизм, который объявлен основным врагом США, взращён самой Америкой, афганский талибан во главе с Бен Ладеном создан спецслужбами США. За крайне мифологизированной и демонизированной фигурой Бен Ладена была объявлена всемирная охота, которая, с одной стороны, прикрывала попытки США решать другие геополитические задачи, с другой, призвана создать иллюзию борьбы с мировым террористическим злом. Хотя известно, что весь исламский радикализм существует благодаря огромной финансовой поддержке из Саудовской Аравии, которую Америка назначила себе в главные союзники в арабском мире. «Арабская весна», инспирированная странами Запада, накрыла несколько арабских стран новой волной терроризма, которая неизбежно выплеснется на мировую арену. Всё это свидетельствует о потере идейных критериев, ослаблении национального духа Америки вопреки бравурной риторике лидеров. Таким образом, в террористической акции в США сошлись многие признаки угасания мировой империи в момент наибольшего могущества.

 

Спецификой глобализации является всеобщая открытость и взаимосвязь, поэтому в распоряжении международного терроризма рано или поздно могут оказаться современные технологии. Традиционный терроризм не угрожал обществу как таковому, не затрагивал его основ. Современный высокотехнологичный терроризм способен спровоцировать системный кризис в странах с развитой информационной структурой, и даже кризис мирового сообщества. К сожалению, если ситуация в мире не изменится коренным образом, то использование террористами оружия массового поражения – только вопрос времени. Это ещё раз свидетельствует: борьба с террором силовыми и технологическими способами может только ограничить его, либо изменить время и место удара. Отложенный террористический акт может оказаться на порядок мощнее предотвращённого. Искоренение терроризма возможно только в измерении идейном, духовном, религиозном.

 

Таким образом, основой глобального терроризма является современная форма идеомании, спровоцированная экспансией западной цивилизации потребления (основанной, в свою очередь, на глобальной идеологической мании). Терроризм как смертельный вирус цивилизации мутирует, меняет формы для преодоления иммунитета и поражения общественного организма. Террористы ощущают себя носителями великой миссии, не сознавая, что это миссия мирового мора. Их сознание и чувства особо

 

настроены на обнаружение немощей общества для нанесения удара в незащищенные места. Будучи духовными маньяками, террористы в большинстве своём неизлечимы, поэтому бороться с ними можно только их изоляцией и истреблением. Но для успешной борьбы с террористической болезнью необходимо, прежде всего, наращивать иммунитет общества, – его духовное и нравственное здоровье. Обострение национальных, социальных проблем, разложение элит, обездоленность и маргинализация большей части общества готовят почву для терроризма. Но провоцирующую атмосферу для терроризма создают повальный нигилизм творческой интеллигенции, десакрализация святынь, разрушение традиций и нравственности, культ растления, насилия, катастрофизма в СМИ, безответственность, порочность и коррумпированность правящего слоя. Терроризм (не оправдываемый сам по себе) – это «звонок» о глубоком неблагополучии в обществе, о неразрешённости его важнейших проблем. Причём, социальные и политические проблемы являются следствием проблем нравственных, духовных, религиозных. В ответ на рост террора необходимо опознать болевые точки и провести всевозможную духовно-нравственную и общественно-государственную профилактику. Наряду с этим необходимо опознавать «точки поражения», через которые болезнь инъектируется либо насаждается извне в организм общества, затем профилактически и хирургически их обезвреживать. Это позволит диагностировать на ранних этапах заражения, спасти множество потенциальных рекрутов идеологической мании и предотвратить многие жертвы террора.

 

Виктор Аксючиц,
философ, член Политсовета партии «РОДИНА»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Ansuchits_bed8


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1