Беспомощность киевского «Барса». Дмитрий Юров

Дата публикации: 23 марта 2016, 12:57

 

Как паркетный джип стал новым «чудом» украинской оборонки

 

Переживающая непростые времена украинская оборонка изо всех сил старается выжить. Кадровый голод, спорные технические решения и заводской брак – постоянные спутники новейшей украинской бронетехники. По большому счету новейшую украинскую бронетехнику пытаются собрать из того, что уже было. Давно.

 

Барс

 

Качество – не главное

 

История украинской бронетехники, позиционируют которую не иначе как один из лучших вариантов для покупки, началась не с передовых разработок, а с желания создать новую машину, используя при этом давно реализованные технические решения. БТР-4 «Буцефал» был как раз из этого числа. Стремясь отказаться от советского опыта в области создании бронемашин, разработчики не учли, пожалуй, пару ключевых моментов: условия, в которых придется эксплуатировать бронемашины, и отсутствие контроля качества.

 

Оба пункта в контексте операции по уничтожению населения Юго-Востока следует рассмотреть вместе. Специалисты поясняют, что основная задача бронемашин подобного класса – быстрая доставка пехоты до места и при необходимости огневая поддержка спешивающихся солдат. «Буцефал» больше устроен как автомобиль, нежели как настоящая машина для доставки огня и солдат до места боестолкновения, даже процесс посадки в бронеавтомобиль устроен «по-граждански»: чтобы осуществить запуск двигателя и начать движение, механик-водитель должен открыть бронированную дверь, приложив при этом максимум усилий и отогнув тяжелую конструкцию чуть вверх.

 

В отличие от других бронемашин (например, БТР-80, в котором механик-водитель занимает свое место через люк в верхней части корпуса) разработчики БТР-4 не стали менять «точку входа» в бронемашину и оставили уязвимую дверь на месте. Если на минутку представить, что в бою машину лишили хода и возникла необходимость ее покинуть, то такое решение похоронит механика-водителя с вероятностью, близкой к 100%. Этот недостаток украинские специалисты исправили лишь в версии БТР-4МВ, полностью убрав остекление передней части, вернувшись к прежней методике изготовления машин подобного класса.

 

Серьезные претензии иракских военных, которым поставлялись «Буцефалы», вызвали двигатели, работающие с серьезными перебоями ввиду чудовищной ближневосточной жары, и мерзкие трещины на корпусе бронемашины, которые иракские военные до последнего старались не замечать. В итоге из запланированных к продаже 420 машин по цене чуть выше миллиона долларов за единицу в Ирак удалось отправить лишь 100 БТР-4, из которых, по разным данным, от 80 до 85 машин находятся в непригодном для использования состоянии.

 

Специалисты отмечают, что нарушение технологии, температурного режима и работы по принципу «и так сойдет» в конечном счете сыграли злую шутку с «Буцефалом». Проблема низкого качества украинского БТР-4 неожиданно всплыла там, где ее ждали меньше всего – в зоне так называемой антитеррористической операции на территории Юго-Востока страны. Из 45 единиц поставленной техники (20 БТР-3 и 25 БТР-4) на ходу осталось лишь 18, причем сломанные бронетранспортеры даже не принимали участие в боевых действиях. Причиной поломки стали конструктивные недоделки, об этом заявил начальник Генштаба Виктор Муженко в письме гендиректору «Укроборонпрома».

 

«Проведенный анализ неисправностей, которые возникают во время эксплуатации бронетранспортеров, свидетельствует о том, что их следствием являются конструктивные недоделки, которые требуют устранения предприятиями-производителями», – отметил Муженко.

 

Специалисты поясняют, что модернизация еще советских бронетранспортеров, умело замаскированная под создание «новейшей бронемашины», в итоге обернулась созданием скорее патрульного автобуса для сопровождения автоколонн и разгона демонстраций, чем бронетранспортера с серьезным вооружением. А 3 февраля 2015 года первый заместитель генерального директора ГК «Укроборонпром» Сергей Пинькас сообщил, что по результатам шестимесячной эксплуатации БТР-4Е в условиях боевых действий в конструкцию бронетранспортера было внесено более 900 улучшений и усовершенствований. Подобная цифра специалистов впечатляет, учитывая, что БТР-4 отправлялся на передовую АТО и фактически представлял собой большую братскую могилу, не способную к выполнению функций бронетехники.

 

 

Экзотика ближневосточной полосы

 

Желание иметь высокозащищенные бронеавтомобили с противоминной защитой сейчас сильно как никогда. Во многих странах мира вполне справедливо возникла потребность в бронеавтомобилях, способных максимально эффективно противостоять серьезному воздействию со стороны противника. Однако к вопросу о том, как именно решить задачу, специалисты, как водится, подошли по-разному. Американские специалисты создали свой вариант MRAP – устойчивый к обстрелу, подрыву и засадам автомобиль с противоминной защитой, российские специалисты создали «Тайфун-К» и «Тайфун-У».

 

Другие государства, имеющие высокую потребность в такой технике, но не имеющие возможности разрабатывать качественную военную технику, вписываясь в новые условия, стали усиленно искать место, в котором можно недорого и более-менее сносно приобрести подобные разработки. Одним из таких проектов стало создание совместной разработки «АвтоКрАЗ» и компании Ares Security Vehicles из Объединенных Арабских Эмиратов.

 

Массивный силуэт и очертания корпуса бронемашины наталкивают на мысль, что бронекорпус, разработанный инженерами из ОАЭ и поставленный на шасси грузового автомобиля КрАЗ, даже имеет виды на участие в большой драке и способен действовать в самых жестких условиях. Реальные возможности многотонной бронемашины, как поясняют специалисты, существенно скромнее тех, что заявляет производитель. Основная проблема заключается в «оборонительном» потенциале KRAZ-Panther.

 

Бронемашина вполне пригодится для перевозки особо важных лиц через неблагополучные районы, но вот серьезных испытаний над ней лучше не проводить. Специалисты поясняют, что, несмотря на пристальное внимание к машинам подобного класса, на протяжении нескольких лет серьезных результатов ближневосточным разработчикам достичь не удалось.

 

«Кроме выставок и заявлений, пока ощутимых результатов нет. Все, что можно о такой машине сказать, – обычный броневик с претензией на противоминную защиту», – поясняет эксперт в области бронетехники, кандидат военных наук Сергей Суворов. Эксперт отметил, что для выяснения защитных способностей бронеавтомобиля следует подвергнуть его огромному количеству испытаний. «В любом случае нужно взрывать и стрелять, катать по грязи и морозу, тогда станет понятно, совпадает ли заявленная характеристика с реальной», – добавил Сергей Суворов.

 

Несмотря на то что крайне ограниченная в своем потенциале бронемашина позиционируется украинскими специалистами чуть ли не как машина для ведения боевых действий, оснащение, бронирование и многие другие параметры совместной украинско-эмиратской разработки находятся на среднем уровне, не позволяющем использовать сугубо коммерческий и ориентированный на прибыль проект для ведения боевых действий. Вполне обычная конструкция и  отсутствие решений по серьезному вооружению заставляют задуматься, будет ли пригодна новинка в условиях современных локальных конфликтов.

 

 

Двое из ларца

 

«Дозор» и «Барс» в линейке украинских бронеавтомобилей – не самые новые и далеко не самые удачные. В случае с первой машиной ситуация осложняется еще и тем, что проект по созданию бронеавтомобиля «Дозор-Б» сопровождался не только спорными техническими решениями, но и борьбой внутри украинских профильных ведомств, стремившихся саботировать процесс разработки бронеавтомобиля и сорвать сдачу изделия военным. Главу Львовского бронетанкового завода даже успели официально обвинить в срыве работ над проектом. Так или иначе, рассмотреть «Дозор-Б» лучше всего с точки зрения его вероятного применения.

 

Специалисты, имеющие отношение к разработке высокозащищенных автомобилей, отмечают, что есть существенная разница в списке выполняемых задач броневиков и боевых бронированных машин. Сами украинские специалисты классифицируют «Дозор-Б» как легкий военный автомобиль с колесной формулой 4х4. Разбираясь в том, что можно считать бронеавтомобилем и в каких условиях его эксплуатировать, можно вспомнить машины, которые используются инкассаторами для перевозки крупных сумм наличных. Условно именно к этой категории и стоит отнести украинский «Дозор-Б».

 

«На нем можно передвигаться по пересеченной местности, но это не боевая машина. Это армейский штабной бронеавтомобиль с легкой защитой, если хотите, но это не машина для боев и обстрела», – поясняет директор компании по бронированию автомобилей Сергей Филлипов.

 

Эксперт отметил, что защищенность, на которую так любят обращать внимание украинские специалисты, должна работать, а не «жить на шасси мертвым грузом». По словам специалиста, следует разобраться, к какой именно категории относится бронеавтомобиль, и если это не спецзаказ для городских и окологородских условий, то и не военный автомобиль уж точно. Высокий клиренс и возможность установить пулемет, по словам эксперта, тоже делу не помогут: при стычке с противником такая машина сможет лишь «оскалиться» в направлении противника.

 

Однако проблема с главной украинской новинкой для зоны АТО заключается не только в неясных перспективах использования бронемашины, а в том, что самого броневика вообще нет. В сентябре 2015  года глава Генштаба Украины Муженко сообщил, что серийное производство бронемашин «Дозор-Б» планируется начать в 2016 году, и это далеко не первое обещание передать в производство машину с крайне непростой судьбой.

 

Украинская компания «Богдан» также внесла свою лепту в развитие бронетехники отечественного производства. Презентация «Барс-8» получилась красочной: видеоряд, поездки по снегу и перечисление перечня вооружения. Однако ничего о самом главном свойстве бронемашины, противоминной защите, не сказано. К тому же система испытаний на подрыв, обстрел и другие внешние воздействия производителем не раскрывается, а значит, рассуждать о том, что ждет «Барс-8» при встрече с засадой противника тоже преждевременно.

 

Специалисты объясняют, что почти все украинские решения в области производства бронемашин не являются самостоятельной разработкой, а копируют зарубежные продукты многолетней давности.

 

«Если изучить то, что американцы создавали в области бронемашин 10–12 лет назад, можно обнаружить, что новый украинский броневик не что иное, как попытка нарядить американскую технику в украинское платье», – уточнил директор компании по бронированию автомобилей Сергей Филлипов. По словам эксперта, собственная дизайнерская мысль и натовские стандарты защиты применены лишь для проформы.

 

«По сути, из более-менее пригодного к эксплуатации в условиях боевых действий автомобиля создали собственный автомобиль с другим шильдиком и именем, соорудив по большому счету большой паркетник, который в условиях настоящего боя вряд ли увезет своих пассажиров живыми», – заключил эксперт.

 

Специалисты в области бронетехники поясняют, что больших успехов в создании собственной бронетехники с подходящими характеристиками украинской военной промышленности не удастся создать еще долго: сказывается технологическое отставание и стремление сделать подешевле.  Броневик-паркетник с высоким силуэтом и невысоким уровнем бронирования вполне пригодится для усмирения безоружных граждан, но вот в бою продолжительность жизни не увеличит.

 

Дмитрий Юров

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1