Дерусификация украинской экономики. Алексей Полубота

   Дата публикации: 20 марта 2016, 12:30

 

Погромы российских предприятий могут стать массовым явлением в «незалежной»

 

погром в киеве

 

Черниговские националисты в ультимативной форме потребовали от областной власти выполнить их требования относительно немедленного запрета российского бизнеса на территории области и Украины в целом. В противном случае националисты снимают с себя ответственность за «возможные проявления народного гнева» в отношении российских предприятий. То есть попросту — пригрозили погромами.

 

«Немедленно принять меры по скорейшему выдворению российского бизнеса с территории Черниговщины, разорвать все соглашения с представителями российских компаний в области», — сказано в тексте ультиматума.

 

Вероятность того, что черниговские радикалы свои угрозы выполнят, достаточно велика. Уже не раз киевские власти фактически попустительствовали бандитизму, прикрывающемуся политическими лозунгами. Можно вспомнить истории с блокированием российских фур сразу в 10 областях Украины, с погромами офисов «Сбербанка» в Киеве, с «отжимом» российских предприятий, в частности, Кременчугского НПЗ у нефтяников Татарстана.

 

Судя по тому, что экономическая ситуация на Украине ухудшается, стоит ждать, что подобных историй будет всё больше. Как реагировать России?

 

— Наши предприниматели, имеющие бизнес на Украине, должны понимать, что их работа там сопряжена с риском, — говорит заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

 

— В Сети можно найти информацию о том, что нацистами были жестоко убиты двое российских дальнобойщиков. Возможно, это фейк. Но в свете происходящего на Украине в такую информацию поверить можно. С другой стороны, о чём думают те частные владельцы фур, которые отправляют их через Украину? Есть обходные пути, но они рискуют жизнями своих работников, чтобы сэкономить.

 

Или другой пример: почему российские банки продолжают работать на Украине, но при этом не решаются начать работу в Крыму? Боятся, что им запретят работать на Украине, и они потеряют в доходах?

 

Получается наш бизнес, в том числе государственный, поскольку тот же самый «Сбербанк» не отнесёшь к частным предприятиям, демонстрирует принципиальную непатриотичность и аполитичность.

 

И возникает вопрос, почему государство должно оказывать поддержку бизнесу, который не желает даже побеспокоиться о безопасности своих сотрудников?

 

Алексей Полубота: — Какие способы «беспокойства» вы предлагаете? Просто выводить бизнес из Украины?

 

— Да, выводить бизнес из Украины. Кто-то, кому этого уж очень не хочется, может нанять охранное украинское предприятие. Чтобы одни бандиты, одетые в форму, защищали их от других бандитов с националистическими убеждениями.

 

У нас любят причитать: «Ах, бедный наш бизнес так страдает на Украине». Но если он бедный, то пусть уходит оттуда, а если не бедный, то, как я уже сказал, может защитить себя ради сохранения доходов.

 

 — На ваш взгляд, мы должны отвечать симметрично, выталкивая украинский бизнес из России?

 

— Я считаю, что украинский бизнес, особенно тот, которым владеют откровенно нелояльные к России олигархи, давным-давно должен был быть выдворен из нашей страны. Я не понимаю, почему уже два года у нас работают предприятия, владелец которых Пётр Порошенко называет Россию агрессором, главной угрозой для «незалежной»?

 

Вернее, предприятия должны работать и дальше, но они не должны принадлежать человеку с такими взглядами. Почему украинские «дочки» российских банков эвакуировались из Крыма и отказываются выплачивать вкладчикам их деньги? Но при этом они же насылают коллекторов на тех своих клиентов, которые взяли у них кредиты. Это как понимать?

 

— Насколько тяжёлыми будут последствия для России и Украины, если уровень экономических связей будет приближаться к нулю?

 

— Безусловно, больше пострадает Украина. Если российский экспорт на Украину составлял примерно 2−3 процента всего товарооборота, то украинский в Россию — почти половину.

 

Если сравнить, скажем, число украинских предприятий в России и российских на Украине, то можно говорить о приблизительном равенстве. Но опять-таки для российского бизнеса в целом это весьма незначительный процент, а вот для украинского — очень существенно.

 

— При нынешней политике киевских властей логично предположить, что экономические связи двух стран будут прерываться и дальше. На что рассчитывают в Киеве, если они уже убедились, что украинские товары в ЕС, да и в других странах не нужны?

 

— Там думают не о том, чтобы вывести экономику из кризиса, а о том, чтобы сделать в точности так, как приказали в Вашингтоне. Поэтому резоны внутриукраинского свойства для них не являются основными. Важнее, что разрешат внешние управляющие.

 

— Можно ли сказать, что внешние управляющие заинтересованы в том, чтобы разрушить украинскую экономику?

 

— Они не ставят себе такой конкретной задачи. Их главная цель — максимально усложнить жизнь России. Судьба Украины их волнует только в связи с этим. В результате, если нынешний курс власти в Киеве сохранится ещё на какое-то количество лет, Украина превратиться в этакую большую аграрную Прибалтику. Значительная часть городского населения при этом потеряет возможность работать в интеллектуальной и промышленной сферах. Рабочих мест для людей с высшим образованием будет всё меньше. И эти люди поедут работать в Европу на низкоквалифицированную работу. То самое, что сейчас делают граждане прибалтийских стран, население которых постепенно уменьшается.

 

— Черниговских националистов, как минимум, использует местный бизнес, — считает генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

 

— Думаю, что история с массовыми задержаниями российских фур была согласована с центральной киевской властью, а в Чернигове, скорей всего, всё будет решаться на местном уровне. Черниговский бизнес не против потеснить конкурентов под политическими лозунгами.

 

— Как же в такой ситуации нам защитить свой бизнес?

 

— Я думаю, что мы вообще должны понемногу сворачивать свой бизнес на Украине. Со мной многие не согласятся, скажут, что этот бизнес — хоть какой-то рычаг для воздействия на внутриукраинскую ситуацию. Но этот рычаг сломают скоро. Через некоторое время украинцам некого будет грабить кроме нас. Экономика на Украине падает. А такая экономика должна кого-то «есть». Нормальный европейский бизнес туда не пойдёт. А тот, что пойдёт, пойдёт на сверхвыгодных условиях и под стопроцентные гарантии лично президент Петра Порошенко, что никто это бизнес там не тронет.

 

Поэтому, если нынешняя ситуация сохранится (а пока, к сожалению, ничто не говорит о том, что она изменится), то наш бизнес на Украине будут «отжимать» уже по необходимости, поскольку ничего другого делать не останется.

 

— А почему мы поставили себя так, что на Украине не боятся симметричного ответа в отношении украинского бизнеса в России?

 

— «А нас-то за шо». Всё как в анекдоте. Украинцы искренне считают, что они имеют право действовать незаконно, а россияне — нет. Как только Россия предпринимает какие-то ответные экономические санкции, Киев тут же стучится во все суды мира. При этом их страшно удивляет, когда мы делаем тоже самое.

 

— Стоит ли нам в свою очередь выдавливать украинский бизнес из России?

 

— Это должно решать политическое руководство страны. На мой взгляд, украинский бизнес здесь не нужен уже потому, что он, так или иначе, может поддерживать деструктивные силы в самой России. Вопрос даже не в «отмщении», а в элементарной безопасности. Поскольку украинским предпринимателям, возможно, даже против их воли настоятельно посоветуют в Киеве это сделать.

 

— Что будет с экономикой Украины, если мы выдавим украинский бизнес из России?

 

— Перспективы её будут, прямо скажем, незавидные. Россия — единственная страна в мире, которая в принципе готова покупать промышленные товары Украины. Да, пожалуй, и сельскохозяйственные товары тоже, поскольку в мире явное перепроизводство в этой сфере.

 

Украинская промышленность создавалась именно, как часть всесоюзной, в первую очередь — российской. И сейчас «левая нога» экономики СССР не может взять и прирасти к «европейскому телу». Конечно, можно всё сломать и построить заново, но кто даст на это денег Украине?

 

Поэтому у Киева есть два пути: либо изменить политический курс и начать хотя бы экономическое сближение с Россией, либо Украины, как промышленного государства, не останется.

 

Алексей Полубота

 

 

 

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1