Государство Полярной звезды. Александр Проханов

   Дата публикации: 18 марта 2016, 19:46

 

 

Недавно на государственной комиссии по развитию Арктики вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что санкции, объявленные Западом против России, — навсегда. Рогозин — откровенный патриотический политик, который часто формулирует то, о чём умалчивают другие. Рогозин знает, что говорит. И место, которое он выбрал для заявления, абсолютно соответствует серьёзности высказанного суждения.

 

Ледокол "Ленин"

 

Сегодня Арктика — это плацдарм новой российской экспансии. Русский мир, компенсируя уход России из южных широт, создаёт в полярных широтах новую арктическую цивилизацию, цивилизацию Полярной звезды. Здесь, в Арктике, на шельфе добывают нефть и газ. Добыча будет производиться с помощью грандиозных платформ, которые опускаются своими стопами на дно Ледовитого океана, и в условиях мерзлоты, вечной тьмы и полярных бурь польётся нефть и потечёт газ.

 

Создание плавучего полярного града является чрезвычайно сложным, деликатным и не всегда посильным для нас, русских, делом. Платформы должны выдерживать сверхнизкие температуры, при которых лопается сталь. Должны быть оснащены причалами, к которым швартуются гигантские супертанкеры, наполняясь нефтью или сжиженным газом. Эти платформы должны обладать такой навигацией, которая и во время бурь и штормов обеспечит швартовку вплоть до миллиметра. Здесь не обойтись без космических средств управления. Некоторые технологии, которые потребуются для создания этих городов, мы станем заимствовать на Западе. И потому санкции, которые отрезают от этих технологий, чрезвычайно болезненны для нас, русских.

 

Арктика является районом, где базируются наши стратегические подводные силы. И сам Ледовитый океан — это чаша, в которой непрерывно, невидимо для глаз под ледовым покровом вертится карусель подводных лодок. Американских ПЛАРБов, русских «стратегов», подводных ракетоносцев многоцелевого назначения, способных с помощью торпед или крылатых ракет топить лодки врага. Создание этого флота, создание систем, обеспечивающих его функционирование, — великое арктическое дело. И «Севмаш» — знаменитый священный советский завод, что сегодня производит потрясающей силы и красоты «Бореи», — нуждается в технологиях, которыми мы обладаем не в полной мере. Нуждается в прецизионных станках, в новых материалах, в современных системах организации производств. И санкции, которые вводятся против России, болезненно сказываются на работе наших оборонных предприятий.

 

А само создание арктической цивилизации вдоль ледовой кромки, мимо которой в ближайшем будущем пойдут караваны судов по Северному морскому пути? Это сложнейшая система локации, опознавания, посёлки комфортного жилья, научно-исследовательские ледовые станции… Всё это основано не на опыте челюскинцев или папанинцев, а на абсолютно новом технологическом уровне, где исследования и обеспечение ведут с помощью новейших технологий, многие из которых у нас пока отсутствуют. И мы вынуждены искать их на Западе, что делает санкции против нас и в этой области очень болезненными.

 

Месторождения наших углеводородов находятся не только в Татарии или Башкирии, но и в Уренгое, в Заполярье. Рынком сбыта для наших углеводородов является Европа. Туда проложены наши газопроводы, туда тянутся пучки стальных труб. Потеря этого рынка для нас очень болезненна, а то и катастрофична. И мы боремся за этот рынок, стремимся на нём задержаться, расширить, увеличить свои поставки. Меры, направленные на отсечение от углеводородного рынка, чрезвычайно чувствительны для нас.

 

Потому санкции, которые будут продлеваться и продлеваться Западом, являются постоянно действующим мучительным, болезненным фактором. Само по себе появление санкций есть результат развития и становления государства российского, пережившего период страшного упадка, зависимости от Запада и находящегося в новой стадии: стадии взрастания, возвышения. Мы выдавливаем Запад из своих исконных зон, куда он пришёл после краха Советского Союза. И это вытеснение сопровождается острейшей борьбой, идеологическими столкновениями.

 

Санкции, которые Запад объявляет нам, — следствие гигантских идеологических схваток, в которых всё с большей силой и успехом участвует Россия. Эта идеологическая схватка переносится извне — внутрь России. И внутри идёт борьба, на которую во многом санкции и опираются. Эта борьба выявляет смыслы антироссийских действий.

 

В российском обществе сложились жизнестойкие слои, уклады, которые отстаивают западные интересы. К носителям западного уклада относится либеральная интеллигенция, которая ничего общего не имеет ни с полярными буровыми установками, ни с подводными лодками. Она являет собой очень распространённую страту в писательской, научной, гуманитарной среде. Эти люди после 1991 года демонстрировали свою духовную и политическую победу и навязали России либеральный проект, который по мере взрастания государства стал всё более и более сменяться другим — патриотическим — проектом. И ущемление, вытеснение их из центра российской идеологии воспринимается этими людьми крайне болезненно и агрессивно. Для них санкции против России желанны.

 

Присутствие России на западном углеводородном и технологическом рынке не ограничивается наличием той или иной компании, той или иной экономической группы. Это сложнейшая инфраструктура, состоящая из сырьевых корпораций, юридических контор, из рекламных бюро, из сложнейших культурных сообществ, сопровождающих экономическое присутствие России на этом рынке. Оно захватывает в себя огромное количество людей и среднего класса, и бывшего звена управления, и русских политиков первого ряда. И они, эти западники, вольно или невольно являются препятствием для взрастания государства российского. И именно на них, на их сознание, на их политическое мышление рассчитаны санкции, которые вызывают в этой среде недовольство, ропот, протест и обращают всё это против власти.

 

Есть ощущение, что сложились две России: одна глубоко встроена в западный мир, в западное сознание, в западный уклад. Теснейше связана с Западом политически, психологически, культурно, молится на Запад, испытывая к нему почти религиозное чувство. И нет ничего удивительного, что эти люди создали на Западе целые поселения, ареалы, где живут, пользуясь благами комфортной жизни. Ничего удивительного в том, что эти люди вкладывают в западную цивилизацию богатства, вывезенные из России. Ничего удивительного, что их дети учатся в западных колледжах и университетах и готовят себя для жизни и служения в недрах Запада. Но всё это отрезает их от насущных русских задач и свершений.

 

Вторая Россия, которая формирует новую взрастающую ветвь государства, находится с первой в очень сложном взаимодействии, не всегда враждебном. Но эти две России обнаруживают себя в сегодняшней идеологической и политической схватке. Новая плеяда русских государственников, которые неизбежно сопровождают державный рост, должна обладать поразительной гибкостью, стойкостью, многомерностью своей деятельности и своих суждений. Этим и объясняется мнимая непоследовательность российской политики. Объясняется часто компромиссная, неточная риторика. Эти люди вынуждены двигаться по лезвию политических противоречий. У них сложнейшее сознание, понимание того, что новое государство российское вынуждено созревать в условиях конфронтации и компромисса.

 

Будем же дальновидны, терпеливы, будем рассматривать сегодняшний мир не глазами сиюминутных схваток, а прозорливостью грядущих представлений о русской государственной судьбе, которая неизбежно завершится русской победой.

 

Такие размышления вызвали во мне рогозинские слова о неизбежности санкций.

 

Александр Проханов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1