Вывести нельзя оставить. Colonel Cassad

   Дата публикации: 15 Март 2016, 13:37

 

Касательно споров и оценок на тему вывода российского контингента из Сирии

 

Если говорить о военных итогах операции в Сирии, то они в целом для РФ благоприятны. В стратегическом отношении решена задача предотвращения военного поражения Асада и купированы неблагоприятные тенденции, связанные с продвижением «зеленых» и «черных» на контролируемую правительством Сирии территории.

 

Вывести нельзя оставить

 

Пройдемся по основным направлениям, где в той или иной форме САА оказывал поддержку российский контингент (помимо Ирана и Хэзбаллы).

Сирия. Конец августа 2015 года

Сирия. Конец августа 2015 года

Сирия. Март 2016 года

Сирия. Март 2016 года

 

Латакия и Идлиб — в целом тут достигнуты значительные успехи, взята под контроль часть границы, мятежники в северной Латакии потерпели серьезное военное поражение, войска вышли в южные районы провинции Идлиб, преодолен оборонительный рубеж в горных районах Латакии и взят бастион «зеленых» в северной Латакии. В силу характера местности, упорного сопротивления боевиков и помощи со стороны Турции, полностью перекрыть границу и выйти в центральные районы провинции Идлиб не удалось. Оперативные успехи не переросли в стратегические. Вместе с тем снята угроза Латакии и Тартусу, которые к сентябрю 2015 года находились под угрозой.

 

Алеппо — здесь достигнуты максимальные успехи — деблокирован Кувейрис, перерезана трасса идущая на Азаз, разгромлены войска Халифата к востоку от Алеппо, нанесено чувствительное поражение «зеленым» к югу от Алеппо, 2 раза успешно отражены контрнаступления Халифата на трассу у Ханассера и контрнаступление Халифата на Аль-Сафиру. Из нерешенных задач (помимо полной очистки города) — не установлен контроль над трассой Дамаск-Алеппо, не взяты Аль-Баб и Дейр-Хафир. В целом, Россия обеспечило успешное развитие битвы за Алеппо, которая являлась одним из ключевых сражений сирийской войны (по масштабам задействованных войск это конечно не Сталинград, но вот по длительности и размеру территории, на которой шло сражение, где-то рядом).

 

Хомс — решительных результатов достигнуто не было. Растанский котел не был ликвидирован (попытки разрезать его на две части закончились неудачей), трасса Хомс-Хама не была разблокирована. Вместе с тем боевики покинули пригороды Хомса, а сам Растанский котел несколько уменьшился в размерах. В целом, здесь значимых оперативных результатов добиться не удалось и успехи были достаточно скромными.

 

Хама — самая серьезная неудача за полгода. Поддерживаемое ВКС РФ наступление САА в северных районах Хамы захлебнулось ввиду больших потерь в бронетехнике (поставляемые Турцией и Саудовской Аравией комплексы TOW себя здесь хорошо показали), более того, был потерян Морек и часть территории к северу от Керназа. Образовать Эль-Латаминский котел не удалось. Крупнейший и по сути единственный оперативный успех «зеленых» за последние пол-года. В восточных районах провинции Хама удалось не допустить существенного продвижения войск Халифата из пустынных районов к ключевым дорогам, фронт здесь в целом носил позиционный характер. В целом, в провинции Хама успехи были достаточно скромными.

 

Махин и Пальмира — 2 раза Халифат брал Махин и 2 раза САА его оттуда выбивала. В целом, здесь стороны остались при своих. Халифат не смог удержать Махин и выйти к трассе Дамаск-Хомс. САА при поддержке ВКС РФ не смогла взять Аль-Карантьян и Пальмиру. В случае с Пальмирой, на мой взгляд это главное из упущений — с точки зрения престижа (как внутри Сирии и за ее пределами), освобождение Пальмиры с участием российского контингента дало бы России немало бонусов политического и дипломатитеческого характера, тем более что поползновения в сторону Пальмиры предпринимались с осени, но Халифат здесь уперся рогом и в Пальмиру САА не пустил. Впрочем, с учетом того, что контингент выводится не весь, а бои под Пальмирой продолжаются, Россия тут еще сможет посодействовать освобождению древнего города.

 

Дамаск — бои за пригороды Дамаска в целом не привели к освобождению занимаемых боевиками районов — было очищено достаточно много пригородных территории, несколько жилых кварталов и 1 важная авиабаза, но плотная жилая и индустриальная застройка + возводимые противником наземные и подземные укрепления не дали этим тактическим успехам в Думе, Гуте, Дерайе и Джобаре привести к полной ликвидации «зеленых» анклавов в районе сирийской столицы. В целом здесь успехи достаточно умеренные.

 

Дераа — за полгода боев на юге, САА смогла расширить зону контроля в самом городе, освободить Атман и Шейх-Мискин, но задачи вроде перекрытия сирийско-иорданской границы лежали за пределами возможности текущей группировки САА в южных районах страны, да и фокус российских военных усилий находился в северных и центральных районах Сирии, поэтому тут было бы странно ожидать небывалых побед. Южный фронт в целом остался второстепенным.

 

Наступление на Ракку — развернувшееся после победы над Халифатом к востоку от Алеппо, наступление на Ракку изрядно затормозилось после контрудара Халифата у Ханассера, что потребовало перебрасывать к трассе войска с севера и юго-востока, что замедлило развитие операций САА. Контрудар был купирован, на данный момент бои продолжаются, но в свете сокращения российского военного участия, перспективы наступления на столицу Халифата достаточно туманны. Многое тут будет зависеть от того, какие силы РФ оставит в Сирии, как будет действовать Иран и Хэзбалла (чьи подразделения как правило действуют на ключевых направлениях), как пойдет намеченная сухопутная операция Пентагона против Мосула и Ракки и состоится ли «гонка за Ракку» в принципе (так как есть не нулевая вероятность, что Россия даст американцам возможность самим играть в «маленькую победоносную войну» с попытками взять Мосул и Ракку).

 

Дейр-эз-Зор — о полной деблокаде города речь конечно не шла в силу удаленности анклава от основных сирийских сил. Россия помогла наладить снабжение гарнизона анклава и в критический момент, задействовала там дальнюю авиацию, что позволило сирийцам отбить мощное наступление Халифата, которое чуть было не привело к непоправимым последствиям. Более вероятно, что анклав помогут деблокировать курды ведущие успешное наступление с севера. После взятия курдами Аль-Шаддади, очевидно будут попытки продвинуться к Ефрату и деблокировав Дейр-эз-Зор, перерубить в рамках американских планов коммуникации Халифата между Сирией и Ираком.

 

Сирийско-турецкая граница — помимо Латакии и Идлиба, Россия проводила операции в приграничных с Турцией районах. Они обошлись в 1 Су-24 и 1 Ми-8 (в ходе турецкой провокации), но позволили создать условия для успешного наступления курдов, которые перерезали часть трассу южнее Азаза и фактически поставили блок на пути нефтяных поставок через Азаз, которые проходили по территории «зеленых» в рамках серых схем по торговле нефтепродуктами между Турцией и Халифатом. В целом, воздействие тут было весьма ограниченное, но определенные результаты были достигнуты, тем более Россия тут скорее действовала чужими руками в рамках ситуативно совпадающих интересов с сирийскими курдами.

 

Если же подводить итоги, то:

 

  1. Задача военной стабилизации сирийского правительства успешно решена. Вопрос военного поражения Асада с повестки дня снят. Это главное стратегическое достижение. Несмотря на то, что военная помощь была оказана Асаду с большим запозданием (ее бы году так в 2012-2013), полгода интенсивной военной помощи привели к осознанию Западом простого факта, что военным путем свергнуть Асада не получится. Осенью мы наблюдали крушение прежней американской стратегии на Ближнем Востоке. Собственно, она уже и ранее на ладан дышала, Россия просто выбрала благоприятный момент для своих действий, что позволило именно России продемонстрировать, что ближневосточная стратегия Обамы полностью провалилась, что вызвало самую настоящую истерику в американском военно-политическом истеблишменте и вынудило Белый Дом, Госдеп и Пентагон в течение зимы лихорадочно менять планы по Сирии и Ираку, итогом чему стало решение начать сухопутную операцию в Ираке.

 

  1. Помимо этого, войска РФ помогли освободить достаточно большое кол-во территории и населенных пунктов, зачистить часть турецко-сирийской границы, перерубить часть каналов торговли нефтью между Халифатом и Турцией. Положение Асада ввиду этого очевидно улучшилось. Положение «зеленых» и «черных» очевидно ухудшилось, хотя о разгроме тех и других говорить конечно не приходится, учитывая помощь их внешних спонсоров. Противник понес существенные потери в людях и технике (были выбиты трофейные комплексы ПВО, артилерийские установки, танки, РСЗО — к весне 2016 года нехватка тяжелого вооружения стала все сильнее досаждать отрядам боевиков, которые пытались воевать как регулярная армия). Редкие трофеи не позволяли компенсировать потери (в отличие от САА которая получала серьезную материально-техническую помощь), сказывался и недостаток противотанковых средств (отсюда и просьбы к Саудовской Аравии и Турции нарастить поставки ПТУРов и ПТРК).

 

  1. Основные пострадавшие от действий РФ в Сирии это конечно «зеленые». Очевидно, что лозунг «борьбы с ИГИЛ» прикрывал основной военный мотив операции — ликвидацию угрозы со стороны «зеленых», которые угрожали ключевым населенным пунктам, на которые опирается законное сирийское правительство. На Сирийскую Свободную Армию, Ан-Нусру, Ахрар-аш-Шам, Джейх аль-Ислам и другие «зеленые» группировки пришлось до 70-80% самолетовылетов, не говоря уже о действиях сухопутного контингента, Халифату тоже досталось, но строго на ключевых направлениях, когда ВКС РФ купировали наступательные попытки Халифата. Бомбардировки тыловой инфраструктуры Халифата позволили повлиять на экономическое положение «черных», что вкупе с американскими бомбардировками привело к ухудшению финансово-экономического положения режима в Ракке. Неспособность Запада определить список «хороших» и «плохих» террористов позволила России достаточно произвольно определять, кого бомбить, обозначая желаемые цели как принадлежащие Халифату или неназванным террористам. Это обеспечило России значительную свободу действий и с другой стороны вынудило спонсоров «зеленых» пойти на переговоры с Асадом в рамках Венского процесса.

 

  1. Тем не менее, угроза со стороны Халифата по прежнему остается — пока не ясно, как будут развиваться операции САА при сокращенной поддержке к востоку от Алеппо. Вступив в войну с Халифатом Россия от нее убежать уже не сможет — теракт над Синаем, инфильтрация террористической инфраструктуры Халифата на территорию РФ и бывшие республики СССР, деятельность Вилаята Кавказ, распространение джихадистской пропаганды — все это никуда не делось и не денется. Игнорируя ядро этой угрозы, борьба с вышеперечисленным будет борьбой с симптомами, тогда как «лечить» надо источник болезни. В то, что проблема может быть решена американцами или же Асадом, у меня большие сомнения. У США стоят достаточно приземленные задачи — достигнуть пары значимых побед и объявить «победу над Халифатом», в то время как он будет продолжать распространяться на различные регионы мира и продолжать действовать в Сирии и Ираке, у Асада откровенно недостаточно сил, чтобы самостоятельно очистить Сирию. Речь тут не идет о том, что Россия должна взвалить на себя бремя сухопутной операции против Ракки, но хотелось бы видеть более комплексную стратегию направленную на уничтожение Халифата, в которой Россия могла бы действовать не обязательно напрямую. Тут пока ясности нет, хотя очевидно, что «черных» лучше уничтожать там, чем на территории России и сопредельных государств. На мой взгляд с военной точки зрения военная стратегия РФ в отношении Халифата на данный момент выглядит достаточно туманной и тут хотелось бы большей ясности.

 

  1. Вопрос потерь сторон достаточно туманен, так как все участники войны действуют по принципу «Пиши поболе, чего их басурман считать». Вопрос потерь РФ в силу известного закона засекречен, со времен узнаем, во сколько именно обошлась эта операция, но не думаю, что очень уж дорого (за полгода войны боевики так и не удосужились сбить хотя бы один самолет, пришлось туркам подключаться). Потери САА были достаточно существенными как в людях, так и технике (без российских поставок САА было бы трудно несколько месяцев подряд вести наступательные действия). Это же можно сказать и про «зеленых» с Халифатом. Все стороны радостно демонстрировали нагромождение трупов своих противников, но какого-то сводного объективного подсчета не встречалось. Из того, что видел за последние полгода, сложилось ощущение, что в боевых действиях с сентября по март на территории Сирии и Ирака погибло несколько десятков тысяч человек + достаточно большое кол-во гражданских лиц.

 

  1. РФ смогла использовать Сирию помимо прочего как полигон для обкатки различных новых образцов авиационной и наземной техники, продолжить совершенствование средств разведки, БПЛА и механизмов взаимодействия различных родов войск в боевых условиях. Разумеется, это было небесплатно — операция была с точки зрения финансов очевидно не дешевой (цифры понятное дело засекречены). Содержание контингента, обслуживание техники, расходуемые бомбы, снаряды и ракеты, военные поставки САА. Все это помимо войны на Украине, серьезно нагружало российский оборонный бюджет (особенно в свете анонсированного сокращения на 5%). Была ли сумма неподъемной? Вряд ли. Существенной? Очень может быть. Как и в вопросе потерь, тут ясность наступит лишь через какое-то время после окончания войны, а может и позже.

 

  1. Что значит сам уход? Разумеется, Россия не уходит полностью. Остаются базы в Тартусе и Хмеймиме, последняя — это приятный бонус за участие, так как до октября 2015 года Россия не располагала столь перспективной базой на Ближнем Востоке. Остаются комплексы ПВО, корабли в Средиземной море, самолеты-разведчики, БПЛА, охрана военных объектов в количестве 800-1200 человек, персонал спецслужб. Скорее всего останутся различные военные советники, ЧВК и инструкторы. Главный вопрос по выводимому контингенту — в каком объеме помимо выводимой авиационной группировки, сократиться наземное присутствие, ведь российские комплексы ствольной и реактивной артиллерии играли немалую роль в наступательных действиях САА, а поставляемые Т-72 и Т-90 сыграли важную роль в победах САА под Алеппо. Будет ли техника целиком обслуживаться сирийцами, будут ли дальнейшие поставки техники и боеприпасов, будет ли продолжена работа инструкторов, сколько останется военных советников — этих вопросов много, ответов на них пока нет, в силу общего режима секретности вокруг действий сухопутных сухопутных войск РФ в Сирии. Полагаю, что развитие операций в течении 2-й половины марта даст ответ на большинство из них. При этом стоит помнить, что декларативные заявления о параметрах группировки РФ в Сирии могут отличаться от реальных.

 

Что касается политических причин толкнувших руководство РФ на вывод войск, то на данный момент нет полной ясности почему это произошло. Выдвигается несколько версий, в рамках уже знакомого нам дискурса «Хитрый План vs. Путин слил»… Нынешние разговоры про федерализацию (при сохранении территориальной целостности), Боснийский вариант, иные формы послевоенное переустройства в Сирии для меня новостью не являются. К чему это приведет, пока не ясно — нет полной картины по реальным договоренностям США и РФ по Сирии, нет ясности с вопросом прямых переговоров Асада и «зеленых», нет ясности с курдским фактором и перспективами курдско-турецкой войны, которая грозит обернуться турецкой интервенцией в Сирию. Говорить о том, что Россия выходит полностью сделав свою работу на мой взгляд преждевременно (тут надо не уподобляться Бушу-младшему, которую на авианосце вещал, как США выиграли войну в Ираке), конечный стратегический результат операции РФ в Сирии будет виден, когда будет ясно, чем закончится текущий дипломатический этап. Если будет достигнут компромисс и Сирия пойдет по пути послевоенного урегулирования, РФ соберет себе все лавры миротворца, хотя и тут многое будет зависеть от того, какое место займут Асад и алавиты в послевоенной Сирии. Если же переговоры будут сорваны и активные действия САА против основной массы «зеленых» возобновяться, то тогда вывод войск будет очевидно выглядеть преждевременным. Впрочем, частичный характер сокращения группировки оставляет для РФ возможность отыграть назад при определенных сценариях.

 

Если говорить о моем личном отношении, то как известно я изначально поддерживал данную операцию и не считал, что она может привести к «новому Афганистану». На мой взгляд, помимо необходимости стабилизировать режим Асада и борьбы с джихадистами, негласной целью всей операции был прорыв дипломатической изоляции и выход на прямые контакты с США в силу сохраняющегося тупика на Украине. Сирия стала способом обойти одну из проблем ультиматума Обамы, вынудив США вновь что-то обсуждать с Россией, хотя до операции в Сирии, позиция Вашингтона была в целом связана с тем, что разговаривать с Россией в общем то не о чем.

 

В результате проблема Украины несколько размылась, хотя полностью снята не была, так как от России по прежнему требуют отдать Донбасс и Крым, а санкции никто с нее снимать не собирается.

 

Будет ли операция РФ в Сирии иметь долгосрочные последствия для российско-американских отношений? Тут все зависит от того, как пойдут переговоры Асада и «зеленых», насколько успешной будет операция Пентагона в Ираке, как будет развиваться конфликт на Украине и кто будет президентом США. Велика вероятность, что уже в начале следующего года в США может произойти пересмотр политики в отношении РФ (не в плане отказа от антироссийской политики, а в плане изменения подходов направленных на ограничение и ослабление РФ). Поэтому с одной стороны операция РФ в Сирии может иметь как неочевидные позитивные для РФ последствия, связанные с необходимостью США пересмотреть свой курс, так и быть просто временной отсрочкой на пути к очередной эскалации, когда новая администрация решит более жестко взяться за Россию. Поскольку на данный момент мы еще многого не знаем о всех мотивах принятого решения о выводе войск и о исходе ряда ключевых военно-политических процессов, говорить о «перемогах» и «зрадах» на мой взгляд преждевременно.

 

На мой взгляд, конфликт США и РФ в этом году, как и в следующем не закончится.

 

Боевые действия, как на Украине, так и в Сирии будут в том или ином виде продолжаться, режим санкций будет действовать. Причины этого заключаются в том, что системные противоречия США и России так и не были устранены, а именно они являются движущей силой текущего конфликта.

 

Colonel Cassad

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Siria_A1q2l
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1