Сирия под контролем. Андрей Борцов

   Дата публикации: 15 марта 2016, 14:45

 

О ситуации в стране после вывода сил ВС РФ

 

Вечером 14 марта интернет и весь мир всколыхнула новость о том, что Владимир Путин приказал начать вывод основных сил РФ из Сирии:

 

«Считаю, что задачи поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены. Поэтому приказываю с завтрашнего дня начать вывод основной части нашей воинской группировки из Сирийской Арабской Республики. … Эффективная работа наших военных создала условия для начала мирного процесса».

 

10 из 10

 

Это сообщение вполне ожидаемо некоторой частью общества было воспринято как «слив Сирии». Что показательно, высказывалась даже та категория лиц, которая ранее категорически возражала против помощи Сирии в антитеррористической операции:

 

 

Стоит понимать, что Владимир Путин не раз заявлял, что операция в Сирии — кратковременная. В ноябре прошлого года президент это подчеркивал особо: «Вечно российская операция длиться не будет… сирийский кризис решался и будет решаться исключительно политическими методами». Уже в декабре он уточнил: «Россия будет действовать в Сирии до тех пор, пока сирийская армия не перестанет нуждаться в поддержке».

 

Вот и настало время — перестали нуждаться. Глава Минобороны доложил президенту, что контингент российских войск в Сирии уничтожил более 2000 боевиков «выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров» (прочих, понятно, существенно больше), было осуществлено более 9 тысяч авиавылетов, испытано высокоточное оружие, в том числе на дальности более полутора тысяч километров:

 

«За это время в результате ударов удалось серьезно остановить, а в отдельных местах — полностью прекратить ресурсное обеспечение террористов, пресечь торговлю углеводородами. Перекрыты основные пути доставки углеводородов, основные пути доставки оружия и боеприпасов боевикам».

 

Кроме того, уничтожено 209 объектов нефтедобычи и перекачки топлива, а также более 2000 средств доставки нефтепродуктов, так называемых «наливняков», что, наверняка, особо не понравилось Турции. Суммарно благодаря поддержке авиации России государственные сирийские войска освободили около 400 населенных пунктов и более 10 тысяч кв. км территории. В настоящее время в достаточной степени обеспечен контроль за соблюдением режима прекращения огня.

 

Все это позволяет говорить о том, что поставленная задача выполнена.

 

Вывод российских войск согласован с Асадом лично, при этом пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подчеркнул, что решение не обсуждалось с лидерами других стран. В дальнейшем конфликт будет урегулироваться в основном политическими и дипломатическими методами. ТАСС приводит официальное сообщение Кремля:

 

«Сирийским лидером подчеркнута готовность к скорейшему налаживанию политического процесса в стране. Выражена надежда, что начинающиеся в Женеве под эгидой ООН полномасштабные переговоры правительства Сирии и представителей оппозиции принесут конкретные результаты».

 

Дмитрий Песков видит перспективы следующим образом:

 

«Всем хочется надеяться на лучшее, хотя понятно, что легкий путь никого впереди не ожидает в данном контексте. Безусловно, главное сейчас — это максимально широкое представительство, чтобы никакие стороны не срывали переговорный процесс. Главное сейчас, чтобы на переговорах были представлены все политические силы сирийские, все части сирийского общества, включая курдов, разумеется».

 

И «чтобы никто не выдвигал необоснованных ультиматумов», разумеется.

 

А теперь давайте посмотрим, что именно означает вывод основной части войск из Сирии? На данный момент в стране сохраняется перемирие, а большей части самолётов, честно говоря, всё равно, где стоять. Дома же им профилактику проводить проще. При этом наши базы никуда не денутся, Путин указывает:

 

«Наши пункты базирования — морской в Тартусе и авиационный на аэродроме Хмеймим — будут функционировать в прежнем режиме. Они должны быть надежно защищены с суши, с моря и с воздуха».

 

Обратите внимание: не просто формально останутся, а с надёжной защитой. То есть, по сути, правильнее ожидать скорее ротацию состава, чем отзыв всего контингента. Более того:

 

«Часть нашей воинской группировки находилась в Сирии традиционно в течение многих предыдущих лет, а сегодня должна будет исполнить очень важную функцию контроля за прекращением огня и создания условий для мирного процесса».

 

Говоря простыми словами: российские военные не будут формально сидеть на базах безвылазно, а будут оказывать помощь Сирии в соблюдении мирных соглашений и установления мира. Советами, вежливо.

 

Россия — это не США, чтобы под видом помощи массово размещать свои базы и брать другие страны под фактический контроль. России нужны союзники — и достаточно сильные, и никто никого «водить за ручку» не будет. Нашей стране на деле удалось продемонстрировать эффективность своей внешней политики, которой присуще уважение интересов других наций, мы не завязли в Сирии аналогично тому, как США увязли в Афганистане и Ираке, и вышли из операции с минимальными потерями личного состава.

 

Однако поведения Москвы озадачило Вашингтон. Представитель Белого дома Джош Эрнест посчитал, что ему для ответа на вопрос о мотивах России необходимо проконсультироваться в офисе:

 

«Я пока не видел этих сообщений и мне пока сложно оценивать, какое влияние это будет иметь на переговоры, какие изменения это принесет в динамику (переговоров – прим. редакции). Нам необходимо посмотреть, какие именно намерения у России».

 

Хотя какие-то договорённости у Путина с США, вполне возможно, есть. Официальный вывод войск позволяет Вашингтону сохранить лицо и уже самостоятельно организовать антитеррористическую операцию против ДАИШ (запрещенная в России террористическая организация). И вероятно, что возможность изобразить кипучую деятельность накануне выборов там не упустят.

 

Посмотрим, что далее будет делать Пентагон. Но на случай, если что пойдёт не так, председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров уже сделал заявление:

 

«Россия продолжает отслеживать ситуацию в Сирии, и в любой момент президент РФ может принять решение о наращивании там нашей группировки».

 

И даже добавил, что для увеличения российских сил в Сирии повторное разрешение от Совета Федерации не потребуется — то есть в случае необходимости наш контингент будет увеличен явочным порядком и начнёт заниматься тем, чем занимался до перемирия.

 

Но есть и другие нюансы:

 

«Так же, мало кто знает, но наши с ИГИЛ фактически не воевали. И даже не бомбили. Напоминаем: наиболее боеспособные и ударные части ИГИЛ – это бывший БААС и офицерский корпус армии и ментов Ирака. Постоянно на прямой связи. Военному воздействию подвергались в основном «умеренные» — так называемая. оппозиция, которую готовил, вооружал и финансировал Пиндостан. А также те из структур условных террористов, которые через контрабандную нефть были плотно завязаны на Турцию. И сброд из наемников, в т.ч. из стран экс-СССР, бармалействовавших на деньги саудитов. О чем условный Запад и ныл в своих СМИ постоянно, если кто не помнит».

 

В связи с чем такая политика? В связи с тем, что политика, особенно на Востоке, — дело, как известно, тонкое. ДАИШ позиционирует себя в качестве общемусульманской структуры, и это надо учитывать: России не выгодно участвовать в действиях, которые можно представить в виде «против ислама как такового». Поэтому, в частности, мы сейчас дружим с Ираном, который официально является мусульманским государством. В Сирии же одной из главных задач было препятствование махинациям с нефтью именно прикормленных США «оппозиционеров», которые, по сравнению с сирийцами, выглядят приблизительно так:

 

Сирийская армия

 

Политически же ситуация в Сирии сейчас переводится — причём именно Россией — из ситуации «все, включая США, против Асада» во «все, включая Асада, против недоговороспособных отморозков». Для этого среди «умеренной оппозиции» также надо выделить достаточно вменяемую часть, отделив таковую от исламских фанатиков. И, понятно, это — внутреннее дело, в которое Россия должна вмешиваться минимально, предлагая заключить мир, а не принуждая к нему.

 

Впрочем, как уже говорилось, если не поймут — то ничто не мешает повторить антитеррористическую операцию по ещё одному официальному приглашению Асада, подкорректировав цели.

 

И напоследок напомним, что, по сообщениям СМИ, тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» уже этим летом 2016 года возглавит постоянную группировку ВМФ России в Средиземном море. Начальник управления кораблестроения ВМФ России Владимир Тряпичников уже сообщал прессе, что крейсер получит «новое авиакрыло и новые возможности», а именно — истребители МиГ-29К. Так что вывод основной части нашей воинской группировки — это правильно, но регион остаётся под присмотром.

 

Андрей Борцов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1