Путные мысли. Михаил Шейнкман

   Дата публикации: 11 марта 2016, 17:12

 

Президент США сказал все, что думает. О Путине

 

«Заметьте, не я это изложил», – перефразируя известную у нас киноцитату, мог бы сказать Владимир Путин, бегло пробежав интервью Барака Обамы американскому журналу The Atlantic. Название, с которым у нас обычно ассоциируется иной пассаж: «Не виноватая я – он сам пришел». Но в данном случае и это к месту. Пришел и выложил все как на духу. Из диалога хозяина Белого дома с обозревателем Джеффри Голдбергом получится очень даже неплохая основа для мемуаров Обамы. По крайней мере, для некоторых глав. Ну, как минимум, для одного. Главы Российской Федерации.

 

Владимир Путин, Барак Обама

 

Так о Путине президент США, пожалуй, еще никогда не говорил. Даже журналист потом признает, что опешил. Он-то думал, что вопросом о грубости и жестокости Путина подыгрывает Обаме. А тот возьми, да и скажи, что все их встречи проходили в деловом ключе, а сам президент России на них был всегда подчеркнуто вежлив и крайне откровенен. «Он никогда не заставляет меня ждать по два часа, как поступает с некоторыми другими людьми», – не удержался Обама от того, чтобы и здесь подчеркнуть свою исключительность. Видимо, не совсем отдавая себе отчет, что тем самым как раз признается в своей вторичности, коль все равно ожидает.

 

Хотя о каких часах ожидания может идти речь, если Путин брал Обаму там, где его заставал, и тут же ставил его в неловкое положение, в смысле, перед фактом. Каждое их такое рандеву российский лидер мог бы оценить двумя словами: выловил и высказал. Но здесь на вопросы отвечал не он, а тот, кто все эти встречи ему проиграл. Поэтому, отыгрываясь, Обама высокомерно называет своего визави всего лишь «не таким уж и глупым». Он бы еще снисходительно изрек: «Тоже неплохо», как в нашем анекдоте дембель генералу. Разница-то между ними сейчас практически такая же.

 

Вообще, в сентенциях Обамы было много невольных откровений. На уровне подсознания. Из разряда «вырвалось». Например, когда он утверждает, что Путин зря надеялся оккупацией Крыма вернуться в игру, то признает, что и до референдума Запад пытался вывести Кремль из нее. Или вот еще. «Россия была намного могущественнее, когда Украина выглядела независимой». Не потому ли сейчас ее независимостью правят американцы. Сам же с претензией на попадание в книгу афоризмов утверждает, что «настоящая сила – это когда можно получить то, что хочешь, не прибегая к насилию». Хотя, выходит, сил-то Штатам и не хватает, если они даже с помощью насилия ничего получить не могут.

 

Но Обама очень хочет быть таким как прежде – до Ливии, Сирии, Украины. Просто нобелевским лауреатом. Ради мирного словца о себе не пожалел даже собственного Керри. Обвинил госсекретаря в том, что тот требовал ударить по Дамаску крылатыми ракетами, чтобы сделать Асада и Путина сговорчивей. Правда ли это – когда-нибудь, возможно, в своих мемуарах скажет сам Керри. Обама ведь и о химическом разоружении Сирии говорит, что это он придумал. Хотя все, что от него требовалось тогда, чтобы не влезть в новую военную авантюру – это послушаться Путина. Что он и сделал. Теперь они встречаются реже. И уже непонятно, счастлив ли сам Обама, когда говорит, что там, где формируют повестку, Путина нет. Ведь, может быть, поэтому у них все так беспутно валится из рук.

 

Так, чтобы почувствовали разницу – Эрдогана, например, президент США считает не оправдавшим надежды «неудачником и авторитарным лидером». Не все ладно у хозяина Белого дома и с властями Саудовской Аравии и Израиля. Говорит, что ему «на Ближнем Востоке не хватает умных автократов». Он и Евросоюзом крайне недоволен – обвинил в развале Ливии. В общем, совсем запутал, кто у кого в изоляции. Хотя свою американскую версию называет «исключительностью». Но, получается, что откровенно и по-деловому, кроме Путина, ему и поговорить-то не с кем. И, главное, как раз мысли здравые пришли. Но Обама уже уходит.

 

Михаил Шейнкман

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1