Поджечь прошлое. Платон Беседин

   Дата публикации: 10 марта 2016, 12:02

 

Надо сказать о Джамале и её песне «1944» на Евровидении. И сказать правду. Информационная лента забита поводами, связанными с данным событием, а это значит, что Джамала добилась своего – создала прецедент. А точнее, добились своего те, кто курирует и наставляет крымско-татарскую певицу.

 

Кукловоды Джамалы делают одну беспроигрышную вещь – они поджигают прошлое, выпуская демонов разрушения на волю

 

Понятно, что никакого отбора на Евровидение от Украины не было. Взяли тему, педалируемую ещё со времён Евромайдана, и давят на неё, как на болевую точку. Крым уже никогда не будет украинским. Это очевидно. Однако есть ещё те, кто в это никак не поверит. Впрочем, их куда меньше тех, которые всё понимают, но насолить хотят. Оттого и поджигают торфяники проблем, коих накопилось достаточно. Безусловно, тема крымских татар в данном контексте ключевая и наиболее болезненная. Джамала же и Украина тут лишь инструменты воздействия, бикфордовы шнуры.

 

На деле данный вопрос курируется Турцией, она этого не скрывает. А где турки, там и США. Собственно, именно Вашингтон и Анкара способствовали возвращению крымских татар на полуостров. И в этом, безусловно, нет ничего страшного. Проблема в том, как это происходило. Когда национализм, по старым лекалам, становился главной движущей силой.

 

В Севастополе, где я родился и живу, данная проблема никогда не стояла остро. Однако периодически живу я и в селе под Бахчисараем, и вот там отношения крымских татар и русских всегда пахли серой и зачастую до беды доводились. Подробно я исследую данный вопрос, делясь историческими фактами и своими воспоминаниями, в романе «Учитель». Меж тем, корень проблематики крымско-татарского вопроса, его отправная точка в новейшем периоде –  несомненно, депортация крымских татар в 1944 году.

 

О ней сказано более, чем достаточно. Это, действительно, горе и травма народа. Работая над романом «Учитель», я прочёл много воспоминаний самих крымских татар о том, как их выселяли из Крыма, общался с ними, как будили утром, вламывались в дома, кидали в товарняки, и даже чтение этих жутких строк, общение приводит в ужас, память же генетическая хранит страх ещё более остро, рельефно.

 

Однако стоит говорить и о том, что предшествовало депортации крымских татар. Об этом сказано значительно меньше, об этом стараются помолчать. Но можно, например, вспомнить записи генерала Манштейна, вроде: «Татары сразу же стали на нашу сторону, видели в нас освободителей. Ко мне прибыла татарская делегация, принесла фрукты и красивые ткани для освободителя Адольфа Эфенди». Или многочисленное дезертирство и предательство крымских татар, когда, по минимальным подсчётам, сто сорок тысяч крымско-татарских добровольцев записались в военные формирования фашистов. Об этом говорить не принято.

 

Так можно ли по дезертирам, предателям судить весь крымско-татарский народ? Так же, как, например, судить украинцев по бандеровцам. Полагаю, нельзя. Однако всегда надо помнить – и это не оправдание, но констатация факта, – что депортация происходила в условиях и по законам военного времени.

 

Была и вторая волна – в семидесятые годы. Тогда известный ныне Мустафа Джемилёв устраивал голодовки. Вообще надо отметить, что протестные акции крымских татар в прошлом веке, как правило, были направлены скорее не вовне, а вовнутрь – они голодали, сжигали, увечили сами себя, тем самым выражая несогласие с действующим режимом.

 

Когда же началось их возвращение в Крым, ситуация не исправилась. Да, безусловно, крымские татары получали от США и Турции серьёзные дотации. Строили дома, захватывали землю ставшими уже притчевыми самостроями, монополизировали рынки, открывали мечети, школы, СМИ, в которые вливали деньги американские фонды – в общем, создавали своё status in statu, но с идентификацией так и не определились.

 

Государство также в должной степени не занималось ими. Американцы и турки никогда не воспринимали как самостоятельную силу, а держали сугубо в противовес русскому Крыму. Крымские татары, по факту, эксплуатировались большими политическими игроками.

 

Во многом они понимали это сами.  В том числе и отсюда радикальные брожения и конфликты. При этом надо отметить, что тот же «Меджлис», занимавший непримиримую позицию, поддерживало не большинство. Меж тем, татары всегда умели работать, зарабатывать деньги и просили главным образом достойных условий труда. Но проблема в том, что об этом народе вспоминали не в созидательном, а главным образом в разрушительном контексте.

 

Вот и после Евромайдана украинские лидеры вдруг неожиданно «озаботились» проблемой крымских татар. Заговорили о том, что Крым – их родина, их земля, принадлежащая им по праву. Эта тема активно начала муссироваться в СМИ, и мы видим, что она имеет успех, так как люди, изъясняющиеся лозунгами и телевизионными новостями, всё больше говорят о справедливости крымско-татарского доминирования на полуострове.

 

Я же никогда не забуду одного парня, бармена, с которым мы летом 2015 года ехали блаблакаром из Севастополя в Киев, я – по делам, он – на постоянное место жительства. Мы старались не говорить о политике, но речь о ней всё равно зашла, и попутчик, затронув тему крымских татар, выдал: «Но это ведь русские войска депортировали крымских татар». «Не русские, а советские», – поправил я. «Нет, русские, – не согласился парень, – военные и милицейские были чисто русскими, их для этого специально отбирали…» Он продолжил далее в том же духе, и по всему выходило, что русские – этнически, культурно – и только они измывались над крымскими татарами.

 

Можно сказать, что это лишь недалёкость отдельно взятого человека, однако, к сожалению, такова общая тенденция. Вот и песня Джамалы начинается со слов: “When strangers are coming, they come to your house, they kill you all and say: we’re not guilty”, что можно перевести как: «Когда приходят незнакомцы, они приходят в твой дом, они убивают вас всех и говорят: мы не виновны…»

 

Кто эти чужие, кто эти незнакомцы? Конечно, всё те же русские. И здесь, в этих словах, есть связь между прошлым (депортацией), настоящим и будущим. Это прямая отсылка к русским, пришедшим на Донбасс со словами отрицания вины. Вот что вкладывают в сознание и подсознание те, кто отправляет Джамалу на Евровидение, при этом добивая, сгущая текстом: «Они убивают вас всех».

 

Песня Джамалы – не просто очередная провокация, нет, это сложнейшая психологическая бомба, составленная по всем законам манипулятивных техник. Здесь каждая строчка вкрадчивым мерзавцем меняет ваше мышление, представление о России и о русских. «Мы могли бы построить будущее, где люди свободно живут и любят счастливые времена», – поёт Джамала и вновь протягивает линию от прошлого к настоящему в будущее, развивая миф об Империи зла, атакующей цивилизованный мир. И, наконец, крымско-татарская певица заключает: «Я не могла провести свою молодость там, потому что вы забрали мой мир». Причём слова эти поются на крымско-татарском языке для создания дополнительного эффекта, как голос совести, как чёрная весть из прошлого.

 

Оттого «1944» место не на конкурсе песен, а в сборнике политических лозунгов и демонстраций того, как правильно применять психологические техники, дабы изменять сознание миллионов.

 

В своё время я был поражён, насколько гениально был организован Евромайдан, как грамотно и чётко продумали там каждую психологическую деталь, начиная от культмассовых мероприятий (поэты, музыканты, священники и между ними политики, вдалбливающие соответствующий месседж) до мелочей вроде ковриков с Януковичем. Кто-то говорил, что всё организовалось само собой, но это, знаете ли, напоминает историю дуралея, нашедшего сотовый телефон и решившего, что он материализовался из воздуха. Кто-то же, наоборот, пересказывает историю о том, как на Майдане их родственников и друзей опаивали наркотиками, и теперь они лечатся от наркозависимости. Но всё это прошлый век. Потому что сегодня работают не с химией тела, но с химией души, интеллекта, когда меняется сама квинтэссенция человека, и модифицируются понятия добра и зла, своего и чужого. «1944» на Евровидении – очередной уверенный шаг в этом продолжении нацистских экспериментов.

 

Не уверен, что Джамала понимает и учитывает инфернальную подоплёку. Более того, допускаю, что она выйдет исполнять песню «1944» искренне – как плоть от плоти своих предков. Вполне возможно, она и не думает, что её используют, однако манипуляторы сознанием, стоящие за ней, продумали всё, до основания. И это даже не политика, а нечто большее, когда огромная площадка, призвания быть зоной консолидации, зоной искусства, зоной примирения, превращается в утоптанное злодеями поле для психологических экспериментов.

 

И кукловоды Джамалы делают одну беспроигрышную вещь – они поджигают прошлое, паразитируя на самых болезненных, самых кровоточащих темах, выпуская демонов разрушения на волю. То же самое, правда, в большем масштабе, они реализовали на Евромайдане, расколов великую страну и утопив её в крови. Этого им показалось мало, теперь они продолжают свою чёрную мессу, дабы развязать ещё большую войну через вселенскую ненависть. Вот, кто, действительно, хочет убить всех, забрав молодость, пожрав души.

 

Таковы кровавые беспощадные боги с красивых холмов. И они не могут иначе, но их слугам пора определяться, где грань обмана, и на чьей совести смерти не абстрактных статистических жертв, но конкретных людей. Пора, наконец, дать ответ, признаться, покаяться, ибо нельзя служить Богу и маммоне.

 

Платон Беседин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1