Почему легионеры «Ваффен СС» стали героями современной Латвии?

   Дата публикации: 08 марта 2016, 20:44

 

С каждым днём все больше приближается сакральная для латышских националистов дата 16 марта, когда они громко, напоказ всей стране, чествуют соплеменников, некогда сражавшихся в рядах легиона «Ваффен СС». Пока заранее нельзя сказать, какими последствиями обернется традиционное шествие сторонников легионеров по центру Риги, — всё может пройти относительно спокойно, как в прошлом и позапрошлом годах, а может и обернуться серьёзными столкновениями националистов с антифашистами — как это было в 2013-м. Но сам факт почитания тех, кто когда-то сражался под знаменами Гитлера, является знаковым и ярко свидетельствует о положении дел в сегодняшней Латвии.

 

Латвийские ветераны СС

 

 

 

Они выйдут вновь

Во время Второй мировой войны на территории Латвии были сформированы две гренадерские дивизии «Ваффен СС» — 15-я и 19-я. Вошедшие в их состав люди не только «сражались с большевизмом вооруженной рукой», но и принимали участие в карательных операциях на территории Латвии, России и Белоруссии. И именно их «подвигам» посвящены многолюдные шествия последних лет и возложения венков к памятнику Свободы в центре Риги. Дата же 16 марта выбрана в связи с тем, что в этот день в 1944 году в первый раз обе дивизии совместно участвовали в боевых действиях против наступавших советских войск у реки Великой.

 

Рижская Дума (возглавляемая, как известно, столичным мэром Нилом Ушаковым, которого в России многие отчего-то считают «защитником прав русских») утвердила четыре заявки на проведение различных акций 16 марта у памятника Свободы в центре города. Среди их подателей — праворадикальные организации «В поддержку национальных воинов», «Ястребы Даугавы», «Центр Густава Целминьша» (Густав Целминьш до войны возглавлял латвийскую ультранационалистическую организацию «Огненный крест», во время войны занимался вербовкой в ряды легиона, а затем жил в США, где работал в «Центре русских исследований»), а также Латвийский антифашистский комитет. Так, члены общества «В поддержку национальных воинов» сообщили, что тридцать человек намерены «напомнить о проходивших 16 марта 1944 года боях латышского легиона и разъяснять историю Латвии во время Второй мировой войны заинтересованным прохожим». «Ястребы Даугавы» планируют провести шествие по улицам Старой Риги от Домского собора к памятнику Свободы. Глава «Центра Густава Целминьша», известнейший радикал Игорс Шишкинс, получил разрешение на проведение пикета у часов «Лайма». Антифашистский комитет, в свою очередь, собирается устроить традиционный пикет протеста на площади у памятника Свободы. В этом мероприятии, предположительно, примут участие около сотни человек. В заявке комитет указал, что «собрание посвящено памяти жертв Waffen SS и разъяснению опасности оправдания их преступлений».

 

Уже заранее известно, что в мероприятиях в честь легионеров планирует участвовать большая часть депутатов Сейма от коалиционного Национального блока VL-ТБ/ДННЛ. Именно этому политическому союзу, объединяющему в своих рядах одиозных «нациков», принадлежит наибольшая «заслуга» в раздувании культа легионеров. По словам сопредседателя Национального блока Гайдиса Берзиньша, сам он тоже намерен выйти на шествие. «Как поступят министры от нашей партии — надо спросить у них самих. Члены Нацблока не договаривались о каких-то совместных действиях в этот день, и каждый волен сам выбирать, что делать», — добавил Берзиньш.

 

Недавно в Латвии появилось новое правительство, и его глава Марис Кучинскис (Союз «зелёных» и крестьян) пообещал отменить жёсткое предписание своей предшественницы Лаймдоты Страуюмы («Единство») о том, что ни один из членов Кабинета министров под страхом увольнения не имеет права участвовать в шествиях 16 марта. Страуюма ввела этот запрет в 2014-м на волне страха перед началом «русской весны» в Крыму и Донбассе, решив — в кои-то веки! — не провоцировать живущих в стране многочисленных детей, внуков и правнуков советских солдат-освободителей. Тогдашний министр по делам самоуправлений Эйнар Цилинскис (Национальный блок) нарушил этот запрет, вышел на легионерский марш — и поплатился постом. Но теперь Кучинскис указал, что если кто-то из министров пожелает принять участие в мероприятиях дня памяти легионеров, то он сможет это сделать, предварительно отпросившись с работы. Впрочем, на этот раз ни один из министров заранее намерения участвовать в шествии не изъявил. Председатель Сейма Инара Мурниеце (Национальный блок) сообщила, что 16 марта примет участие в богослужении памяти легионеров, которое пройдет в церкви Св. Иоанна в Риге, и посетит траурные мероприятия в селении Лестене, где находится кладбище бойцов «Ваффен СС». Но в шествии к памятнику Свободы Мурниеце участвовать не планирует. Объяснение этому, видимо, заключается в том, что сейчас Инара Мурниеце, в связи с болезнью президента Раймонда Вейониса, исполняет обязанности главы государства. Человек, возглавляющий страну, на нацистском шествии — «старшие друзья» из Вашингтона и Брюсселя такого явно не поймут, нужно сохранить хоть минимум благопристойности. Впрочем, спикер отметила, что такие мероприятия очень важны, поскольку дают возможность «поговорить с людьми и разъяснить историю Латвии».

 

 

Герои за неимением лучших

 

Раз за разом русские общественники, антифашисты, неравнодушные люди пытаются добиться запрета отвратительных мероприятий, но вместо этого сами подпадают под репрессии. Вот что, например, рассказал известный латвийский правозащитник, лидер «Конгресса неграждан» Александр Гапоненко: «Премьерство Мариса Кучинскиса началось с гонений на антифашистов. Мы каждое 16 марта проводим акции протеста против глорификации нацизма и вспоминаем десятки тысяч погибших от рук легионеров-эсэсовцев. Обычно полиция не препятствует таким акциям, хотя и ограничивает место, формы и время их проведения. Несколько месяцев назад 16 ноября Латвийский антифашистский комитет заблаговременно подал заявку в Рижскую Думу на проведение около памятника Свободы протестного мероприятия в следующем году. 7 декабря в Латвии пало национал-либеральное правительство Лаймдоты Страуюмы. Во вновь формируемой коалиции усилились позиции национал-радикалов. Они надавили на близкого им по духу министра внутренних дел Рихарда Козловскиса, и тот поручил своим подчиненным приструнить антифашистов и не дать им помешать прославлению нацистских идей. 14 декабря Уголовная полиция возбудила процесс против подателей заявки антифашистов Иосифа Корена, Эдуарда Гончарова, Олега Гоцуляка и Алексея Шарипова. Рассматривается вопрос о том, что они совершили преступление, определённое в статье 275 Уголовного кодекса Латвии — подделали свои собственные подписи под заявкой! Что может быть нелепее? Но, судя по первым действиям следователей на допросах, не исключено, что уголовное дело перерастет в судебный процесс и обвинительный приговор».

 

Такая ситуация никого не должна удивлять. Но в случае с легионерами латвийская власть угодила между ею же созданными молотом и наковальней. Истоки этого расклада прослеживаются в событиях двадцатипятилетней давности, когда создавалась идеология нынешнего Латвийского государства. Как всем известно, любая страна, обладающая хотя бы символическим суверенитетом, нуждается в собственной государствообразующей мифологии, посредством которой, при помощи ряда ярких образов и символов, народу объясняется, в чём, собственно, состоит смысл существования этого государства. При создании Латвийской Республики была выбрана идеологическая конструкция, целиком базировавшаяся на отрицании предыдущего советского периода. Этот период оказался подвергнут максимальной демонизации, был выставлен царством сплошного кошмара латышского народа — и на контрасте с ним нынешняя жизнь представлялась, как долгожданное торжество свободы, счастья и демократии. Данный тезис послужил обоснованием многих действий современной власти — от уничтожения промышленной базы Латвийской ССР («наследство оккупации, в свое время противоестественным образом внедренное в нашу экономику») до введения института негражданства для национальных меньшинств («а какое право на гражданство независимой Латвии имеют оккупанты и их потомки?!).

 

Естественно, никакая мифология не мыслится без своих героев. Тут же встал вопрос: где их отыскать? Даже на данный момент суммарная история первой и второй Латвийских Республик едва перевалила за сорок пять лет. Конечно, можно взять тех латышских воинов, которые в 1917—1920-х сражались против немцев, большевиков и русско-немецкой армии под началом генерал-майора Павла Бермондта-Авалова, — и данные факты истории действительно были использованы по максимуму. Но этого оказалось явно недостаточно. К тому же как-то нужно разъяснить казус 1940 года. Если СССР действительно был абсолютным злом, то как объяснить факт мирного и бескровного вхождения Латвии в его состав? Особенно на фоне столь яркого параллельного исторического примера, как такая же маленькая Финляндия, в то же самое время оказавшая яростное сопротивление тому же Советскому Союзу.

 

 

И хочется и колется…

 

Факт остаётся фактом: в те годы латыши массово сражались с СССР лишь в составе гитлеровской армии. Поэтому у создателей новой государствообразующей идеологии не оставалось иного выбора — пришлось поднимать на щит легионеров, которые «участвовали в борьбе против Советского Союза с целью предотвратить повторную оккупацию Латвии и геноцид латышского народа». Безусловно, немалое участие в насаждении такой точки зрения приняли сами экс-легионеры (некоторые из них, такие как Висвалдис Лацис, заняли достаточно высокие места в иерархии второй Латвийской Республики), а также вернувшиеся в страну потомки беглецов, спешно оставивших её в 1944−45 гг.

 

Но своим воспеванием латышского легиона они создали одно из крупнейших слабых мест, словно бы предназначенное для полемических стрел критиков нынешней власти. Ведь, как ни крути, но чёрного кобеля не вымоешь добела, а «нацист» до сих пор считается в мире бранным словом. Соответственно, пособничество нацистским преступлениям рассматривается в качестве поступка, безусловно достойного порицания. Правда, латвийские историки приложили немало усилий к тому, чтобы доказать, что латышский легион был чисто войсковым формированием и его бойцы не участвовали в геноциде мирного населения. Сомнительный тезис, который многие историки успешно опровергают. Впрочем, власти не настроены на спор с подобными историками. Однако и не осознавать то, как в мире относятся к воспевателям нацизма, представители латвийского государства не могут.

 

Отсюда двусмысленность ситуации. Конечно, можно попытаться внушить другим странам, что легионеров нельзя рассматривать как заурядных нацистских пособников, — что и делается. Недаром бывший президент Андрис Берзиньш (некогда «правоверный» коммунист, экс-замминистра бытовых услуг Латвийской ССР) ранее заявил во всеуслышание, что перед легионерами «надо склонить голову». «Они попали в немецкий легион путем принуждения. Они боролись с мыслью защитить Латвию. Латыши в этом легионе не являются преступниками», — провозгласил Берзиньш. Тем не менее президент так и не решился на однозначный ответ — стоит ли в Латвии официально отмечать день легионерского шествия 16 марта или нет? Кроме того, он напомнил, что живых легионеров осталось совсем мало и их средний возраст составляет свыше девяноста лет. В переводе с официального языка на общечеловеческий это можно понять и так: подождите, скоро вопрос разрешится естественным поводом и негативный фактор постепенно исчезнет сам по себе. Спорный момент, особенно если учитывать, что в шествиях 16 марта основную роль играют не сами легионеры (и вправду, уже очень малочисленные), а толпы их молодых приверженцев.

 

Впрочем, отношение латышской политической элиты к проблеме легиона никак нельзя назвать единым. Безоговорочно считают их героями разве что представители того самого Национального блока, собравшего в своих рядах крайних радикалов. Представители же других представленных в парламенте латышских партий гораздо больше дорожат своим реноме и не очень-то желают давать прямых поводов обвинить их в поддержке гитлеровцев. Отсюда расплывчатость формулировок в отношении легионеров. Вряд ли стоит ожидать, что ситуация с легионерами в ближайшие годы кардинально поменяется. Они будут оставаться героями на эдаком «полуофициальном» уровне, но всякий раз властям что-то «помешает» провести их окончательную канонизацию. Например, после того, как в середине 90-х состоялось первое шествие 16 марта, на происходящее обратил внимание Израиль, и под давлением международной общественности данные мероприятия свернули. Однако в 2004-м будущий вождь Национального блока Райвис Дзинтарс сумел по суду «продавить» возобновление шествий, и с тех пор легионеры вновь торжественно ходят по центру Риги. И, видимо, такие шествия, несмотря на все протесты антифашистов — как местных, так и зарубежных, — будут продолжаться ещё долго.

 

Вячеслав Самойлов

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1