Бандера в юбке

   Дата публикации: 08 Март 2016, 13:22

 

Международный женский день в России в последнее время празднуется тихо. В стране объявляются «длинные» выходные, люди отмечают наедине друг с другом или в семье, некоторые по привычке уезжают на отдых за границу. Политикой в России в день 8 марта при таких традициях заниматься грешно. Никто из уважающих себя российских деятелей, не потерявших еще окончательно связи с народом, никаких громких речей не произносит и политических акций в этот день не предпринимает. Женщин в России принято любить и носить их на руках, а не зарабатывать на них политический капитал.

 

Надежда Савченко

 

На этом благостном фоне дико выглядит истерика некоторой части нашей либеральной интеллигенции, мелким оптом подписанной в поддержку украинской наводчицы Савченко, очередное заседание суда по делу которой должно состояться 9 марта. «Дело Савченко» является одним из ключевых элементов антироссийской кампании, ведущейся Украиной в последнее время. На фоне очередного и глубокого кризиса «минского процесса» по урегулированию на Украине «дело Савченко» активно используют против России США и ЕС.

 

Требования вернуть Савченко на Украину без вынесения ей российским судом приговора за активное соучастие в убийстве мирных граждан и российских журналистов в Донбассе раздаются из Киева, Вашингтона и Брюсселя уже давно. Однако выдвигаемые в день 8 марта эти требования находятся в разительном противоречии с основной идеей Международного женского дня, коей с 1908 года является борьба за равноправие женщин.

 

Согласно Конституции России, все граждане обоих полов – как мужчины, так и женщины – равны перед законом и судом. Но если послушать некоторых наших либеральных интеллигентов, то Надежда Савченко — эта сознательная последовательница идей Степана Бандеры, реализующая эти идеи на практике – оказывается равнее других женщин, чьи права охраняются Конституцией России.

 

Мы не говорим сейчас о Конституции Украины, пусть граждане этой страны сами разбираются с тотальной фашизацией страны, активно ведущейся в последнее время. Предъявляемое к России извне требование отпустить или обменять Савченко без суда и приговора противоречит главному документу России.

 

Приговор по делу Савченко, его характер и обстоятельства последующей ее экстрадиции на Украину очень многое скажут женщинам и мужчинам России о нынешнем самочувствии российской власти, ее способности противостоять внешнему давлению и по-прежнему эффективно предохранять нас от вируса бандеровщины, которым заражена Украина и часть нашей интеллигенции.

 

Но не преувеличиваю ли я опасность этого вируса? Когда накануне Международного женского дня президент Путин читает в обращении в поддержку Савченко от женщины-основателя одного из крупнейших российских телеканалов такие слова – «считаю Вас своим идейным врагом, но позвольте, по крайней мере, считать президента моей страны — мужчиной», – он должен четко понимать, что это в чистом виде бандеровщина и есть.

 

Когда известный в прошлом российский телеведущий (и пока еще гражданин России), осевший ныне на Украине в поисках заработков, призывает украинские власти красть тех сотрудников российского посольства в Киеве, кто не обладает дипломатическим иммунитетом, с целью последующего обмена их на Савченко, президент Путин должен четко понимать, какая серьезная опасность угрожает гражданам России обоих полов со стороны Украины.

 

Наконец, когда сама Савченко говорит, что теперь она будет выходить из тюрьмы на своих условиях, «чтобы всему миру показать, что Россию можно свернуть в бараний рог», нужно четко представлять себе, что это прямая и открытая угроза в адрес нашей страны и ее народа.

 

Поэтому приговор по делу Савченко и дальнейшие действия российской власти по отношению к Украине должны быть адекватны этой угрозе.

 

А праздник 8 марта пусть так и остается в России днем без политики.

 

Максим Жаров

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Ukrainian military pilot Nadezhda Savchenko looks out from a defendants' cage as she attends a court hearing in Moscow March 4, 2015. Savchenko, 33, was captured by pro-Russian forces and handed over eight months ago to Russia, where she was imprisoned on charges of aiding the killing of two Russian journalists in east Ukraine. At home, she has become a symbol of resistance to Russian aggression. REUTERS/Maxim Zmeyev (RUSSIA - Tags: POLITICS CIVIL UNREST CRIME LAW CONFLICT MILITARY)
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1