Shut up — это, увы, именно «заткнись»: Мария Захарова

   Дата публикации: 07 марта 2016, 15:45

 

История о том, как сотрудник Госдепартамента США Марк Тонер сообщил, что Россия в Сирии должна «сделать или заткнуться» (put up or shut up), а официальный представитель МИД РФ Мария Захарова выразила удивление такими отклонениями от протокола, получила неожиданное распространение. Стали говорить, что российские дипломаты плохо владеют английским, чтобы освоить все семантические нюансы выражения «shut up». Мария Захарова решила разобраться в этом вопросе сама.

 

Мария Захарова

 

Вокруг себя за 7 дней

 

Неделю назад я прокомментировала заявление представителя Госдепа США Марка Тонера, адресовавшего России идиоматическое выражение «put up or shut up». Однозначный, как контекстуально, так и дословно, перевод фразы звучит — «сделай или заткнись».

 

Дипломатический язык, конечно, бывает разным. И, порой, за закрытыми дверями переговорщики позволяют себе куда больше того, что обыватели привыкли о них думать. Ранее многочисленные мемуары, а сегодня бесконечные утечки не оставляют в этом никаких сомнений. Но публичная сторона профессии имеет чёткие границы дозволенного. Допустимы ирония, сарказм, упреки, обвинения, в конце концов, кто-то не скрывает раздражение и выражает обиды.

 

Появление и опережающее все другие сферы жизнедеятельности развитие средств массовой коммуникации создали такой новый жанр дипломатической работы, как «цифровая дипломатия», важной частью которого является та же полемика. На мой взгляд, одним из первопроходцев и даже создателем нового направления в этой сфере стал шведский мининдел Карл Бильдт. Острый, балансирующий на грани, с желтоватыми оттенками, его аккаунт в Twitter стал знаковым, однозначно дав понять: дипломатический язык теперь иной — кто не может быстро, доступно и красочно прокомментировать в сети то или иное событие, тот не опоздал — того просто нет. Это сетевое явление можно образно назвать эпохой превращения официальной критики в троллинг.

 

Но прозвучавшая на брифинге Госдепа идиома не имела никакого отношения ни к традиционным формам дипломатических дуэлей, ни к новаторским подходам публикаций в социальных сетях. Это была очевидная грубость, возможно, использованная для привлечения внимания к не первой свежести контенту. Но грубость адресная.

 

Каково же было моё удивление, когда в сети начала подниматься тема не столько жёсткой ответной реакции МИД, а «неадекватного ответа российского внешнеполитического ведомства» на — барабанная дробь — «нейтральный комментарий, являющийся часто употребляемой идиомой». Дальше больше. Один за другим люди, не стесняясь выглядеть глупо, начали использовать этот неострый тезис в качестве орудия идеологического противостояния, аргументируя давно наболевшее «совсем уже»: в МИДе не знают английского, перевод неверен, слова «заткнуться» в выражении нет. Я не верила своим глазам. История напоминала сказку про новое платье короля. Слово есть, выражение , как ни переводи, хамское, а всего этого как будто не видно. Всю доказательную базу «лингвистические войска» выстроили на удивительном и по-средневековому мракобесном аргументе: в русских аналогах английской идиомы хамства нет. Вы только вдумайтесь!!! То есть неглупые люди на голубом глазу публично предлагали не увидеть того, что написано на английском, а отталкиваться о русских аналогов этой фразы. Как если бы устойчивое нецензурное выражение «ни… себе» англоязычные СМИ интерпретировали по степени дипломатической допустимости как «wow».

 

Всё это немного начинало напоминать известный сеанс практической магии. Фразы «чему учат в мгимо» и «английский моя не понимать» нарядными лубками разукрашивали этот предвесенний балаган. А потом, как это обычно и бывает на народных гуляньях, раскрепостившаяся от пары глотков чужих мыслей аудитория пустилась в пляс личных оскорблений. Почва была обильно сдобрена. Единственное, чего не хватало — легализации интернет-пиршества в авторитетном СМИ. И оно нашлось! Поддержала тему «научным подходом» газета «Ведомости». Но, видимо, понимая всю несуразность полемики, рисковать не стали и разместили материал своего, подчёркиваю, штатного корреспондента в рубрике «Мнения».

 

Удивительным образом «мнение» в «Ведомостях» как под копирку совпадало с изначальными постами, появившимися в интернете об «искажении смысла при переводе». Но сейчас не об Ассанже. Естественно, точку зрения МИД при подготовке материала никто не уточнял, ведь автор написал не статью, а лишь мнение. Получив такой мощнейший козырь, склеенный по-быстрому из краплёного джокера и пятого туза, в интернете началось массовое тушение бычков о словари.

 

Я сразу села за ответный пост. Меня волновали не столько нелепость упрёков и несостоятельная аргументация, сколько опасность того, что эта невежественная публикация может стать опасным источником «знаний об основах лингвистики», в том числе для молодёжи. Но я передумала, стёрла текст и загадала: или сейчас или уже никогда. Или сейчас появится тот самый мальчик из сказки, который скажет всем восторгающимся «а король-то голый», либо всё бесполезно — ну сколько можно ЗАСТАВЛЯТЬ людей думать и бороться за отстаивание того, что и важно и дорого должно быть не только мне, но и ИМ. Ведь то, что сказал андерсеновский мальчик, было нужно не мальчику, это нужно было всем. «Где же профессиональные переводчики? Где же журналисты, которые многие годы проработали в англоязычной среде?! Где же билингва?» — молча кричала я в открытый инет.

 

Невозможно вечно быть интеллигентными сторонними наблюдателями, не желающими ввязываться в перепалки, потому что «мы над схваткой». Но вопрос-то был не в том: вы за белых или за красных? Вопрос-то был совсем в другом: вы готовы промолчать, когда в идеологическую топку летят книги ваших любимых авторов, просто потому что боитесь показаться защитником одной из сторон? Давайте тогда совсем начистоту. Мой немой вопрос был намного короче: Вы боитесь? Я ждала. Но верила.

 

Честно признаюсь, вера оказалась никчёмной, и рука дрогнула. Я написала знакомой, которая как раз является профессиональным переводчиком, публицистом, блогером, много лет прожила в НЙ. Я попросила её отреагировать, потому что знала, что именно она никогда не согласится написать что-то, не соответствующее истине или её принципиальным убеждениям. Она не ответила. Я не настаивала.

 

Но в эту же самую секунду небо, видимо дав мне понять, что я человеческой породы — такая же слабая, как и те, кого осудила за слабость, сжалилось, и на моей странице высветился пост, потом второй, третий… Потом пошли сообщения в «личке» — как свежий дождь, смывающий старую грязь. Переводчики, журналисты , билингва… И те, кого я знала лично, и те, которые не забыли оговориться, что не испытывают ко мне личной симпатии, — они все писали одно и то же: понимание абсолютно верное, иного не дано, статья в «Ведомостях» вводит в заблуждение. Они не защищали меня. Они защищали факт. А потом, спустя несколько часов, пришло и сообщение от моей знакомой — её точка зрения совпала с мнением других профессионалов.

 

Конечно, написали далеко не все, кто мог бы. «Знавших и промолчавших» оказалось намного больше, чем тех, кто вышел из спящего режима. Но ведь и в сказке сначала мальчик был один.

 

Я считаю, что никакие идеологические различия не должны убивать в нас чувство справедливости и профессионального взгляда на вещи. Невозможно бить себя в грудь только тогда, когда бьют не тебя. Иначе мы снова начнём переводить с английского не так, как написано, а «согласно последней инструкции ВЦСПС». Как газета «Ведомости». А мы это уже проходили. Это в равной степени относится и ко мне. Поэтому отстаиваю свои убеждения публично, даже когда это не совпадает с ожиданиями части аудитории.

 

Ах, да! Чуть не забыла. После использования Марком Тонером идиоматического выражения и соответствующей реакции (публичной и непубличной) российской стороны руководство Госдепа заверило, что проведёт с представителем пресс-службы беседу. Это для тех, кто пытался, и у кого не получилось.

 

 

Ниже привожу мнения профессионалов, опубликованные в сети и СМИ на заданную тему

 

Константин Голота, управляющий партнёр переводческой компании IB Translations:

 

«Комментаторы утверждают, что выражение пусть и не салонное, но в целом безобидное. Действительно, уровень обсценности лексики снижается в обоих языках, в английском быстрее. Иными словами, то, за что раньше (тысяча чертей!) выгнали бы из приличного общества, сейчас вполне нормально звучит. Дипломатическая коммуникация от этого процесса естественным образом отстаёт, поэтому и по сию пору не стоит забывать о дипломатическом протоколе, который пока никто не отменял. Простой пример: слово «сука», в определённом контексте вполне приличное, цензуре в цитатах не подлежит, но, если бы я применил его для характеристики г-на Тонера, в том числе использовав идиоматическое выражение, он бы с высокой степенью вероятности обиделся. Ещё больше он обиделся бы на предложение «пойти лесом», хотя, безусловно, ряд американских изданий могли увидеть в этой идиоме либо желание российской стороны от конструктивного диалога с коллегами перейти к односторонним шагам, либо предложение о пешей прогулке двух официальных представителей. То же и в обсуждаемом примере: опытный дипломат употребил выражение, которое нельзя назвать однозначно приличным. Скорее, оно неоднозначно приличное, то есть, как минимум, возможны варианты трактовки, и сотрудник Госдепа должен был это понимать, и, вероятнее всего, понимал. Говоря простым языком, хорошо так поддел. Опрошенные носители разделяют данный вывод: в конкретном словарном значении слово может быть и приличным, но при употреблении не мешало бы выбирать контексты. Это выражение действительно используется, в том числе регулятором, в контексте финансового рынка Великобритании, но туда оно попало из боксёрской среды и неизменно вызывает у носителей соответствующие ассоциации бряцания оружием и вызова «на слабо». Сложно списать этот эффект на недостаточное знание английского языка самим высокопоставленным американским дипломатом… И да, shut up означает «заткнуться».

 

 

Александр Ильченко, переводчик ИКАО:

 

«С профессиональным интересом почитал статью некоего Овчаренко насчёт того, что put up or shut up — это якобы совсем не то, что просто shut up, почти невинная пословица времён Шекспира. Во всяком случае автор утверждает, что это не обидно. Обижаться или нет — личный выбор каждого, но несомненно одно: это довольно грубое и хамское выражение. Собственно, ссылку на определение из словаря Merriam-Webster уже давали: …in a somewhat rude way… И на этом можно было бы закончить. Но я заинтересовался, почему автор предпочёл дать ссылку на определение Cambridge Dictionary (где пометка INFORMAL всё же стоит) и неожиданно «блеснул» утверждением, что это почти нормальная финансовая терминология в Британии… А ларчик просто открывался. Ссылка именно на этот словарь и ссылка на разъяснение смысла этого выражения на сайте FT — результаты 1 и 3 поисковика Гугл! Мощная анолитега. Почему-то вспомнился рассказ В. Шукшина «Срезал».

 

Михаил Идов, журналист, пишущий на английском:

 

«… «put up or shut up», даже в оболочке из фразы «впору вспомнить такое выражение» — это действительно грубо, и shut up в нём действительно употребляется в значении «заткнуться», а другого и нет: «Займитесь или заткнитесь». У этой идиомы есть совсем уже грубый кузен «shit or get off the pot», у которого в свою очередь есть чуть менее скатологический, но не менее противный русский эквивалент «либо крест сними, либо трусы надень» — и все они одинаково находятся за пределами дипломатического дискурса».

 

Мария Захарова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1