Поток беженцев в Финляндию может стать причиной настоящего «беби-бума»

   Дата публикации: 05 марта 2016, 21:18

 

У горячего финского народонаселения прирост. Да еще какой: 800 с лишним процентов за прошедший год! Правда, стоит сделать маленькую оговорочку. Эти 800% относятся к количеству мигрантов, прибывших в страну за 2015-й год по сравнению с 2014-м. Как видим, число пришельцев (в том числе и ближневосточных) пожелавших приобщиться к суровой финской экзотике увеличилось за один год почти в девять раз, и по данным Евростата составило 32 тыс. человек. Много это или мало? Хорошо это или плохо? Попробуем ответить на эти вопросы, по возможности, без эмоций.

 

Поток беженцев в Финляндию может стать причиной настоящего «беби-бума»

 

С одной стороны, за финских соседей можно порадоваться: при их очень вялой демографии прибытие в Страну озер не менее горячих, чем сами суоми, переселенцев вполне способно подправить весьма удручающую популяционную статистику. За последние три года прирост населения Финляндии в процентном отношении еле-еле отличается от нулевой отметки. В этом смысле привлечение мигрантов в страну можно рассматривать, как вполне оправданную государственную политику.

 

Кстати, опыт решения такой проблемы подобным способом у финского правительства уже имеется. В 1970 году в Финской Республике случился самый настоящий демографический провал. Прирост тогда составил отрицательную величину почти полпроцента. То есть в 1970-м году умерло на двадцать с лишним тысяч чел. больше, чем родилось. Для страны с населением немногим больше четырех с половиной миллионов, это было очень существенной популяционной потерей.

 

Что предприняли власти? Финляндия тогда впервые приняла беженцев из Чили и Вьетнама. Их переезд не вызвал в финском обществе бурных возражений: чилийцы оказались политически проницательными и владеющими иностранными языками, а вьетнамцы показали себя как трудолюбивый и покладистый народ. Такое «точечное» решение оказалось весьма эффективным. «Демографическая яма» была преодолена. Стал наблюдаться дальнейший относительно постоянный рост населения, составивший к 2013 году почти 5млн. 430 тыс. человек.

 

Последние два с лишним года график прироста населения Финляндии представляет пологую, почти параллельную, линию. Поэтому руководство республики, памятуя о позитивном воздействии иммиграции в 70-е годы, одобрило план по привлечению в свою страну беженцев. Помнится, премьер Финляндии Юха Сипиля был поначалу исполнен такого энтузиазма, что готов был, по слухам, предоставить в качестве жилья для них свою резиденцию. Впрочем, вскоре, почему-то передумал.

 

В общем, с абсолютной демографией – однозначный позитив. А вот как будет обстоять дело с этнографией, грядущим расово-антропологическим составом будущей Финляндии? Надежда на полную ассимиляцию потомков мигрантов от смешанных браков? Есть большое сомнение, что гены следующих поколений «новоселов» мутируют настолько, что их нельзя будет отличить от коренных финнов-суоми. А значит, чем дальше, тем больше исконно финский этнос будет разбавляться, как молоко водой. Или, применяя подобную аналогию, точнее будет сказать – кофе. Все крепче и крепче…

 

Также имеются большие сомнения, что «новые финны» будут отличаться значительным трудолюбием. Ситуация с мигрантами, скажем, в соседней Швеции вряд ли может свидетельствовать об оправданности надежд на это. А вот о чем можно догадываться наверняка, так это о риске увеличения криминогенной обстановки. Может, конечно, впоследствии «южане» и поостынут. Но сегодняшние климатические тенденции дают мало оснований для надежд и на этот счет.

 

Вот, примерно, как-то так…

 

Игорь И

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1