Укрощение «мягкой силы». Юрий Селиванов

   Дата публикации: 04 марта 2016, 14:35

 

Панические настроения западноевропейской элиты побуждают её чуть ли не обожествлять российского Президента

 

Владимир Путин

 

Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заявил, что Россия опасается ЕС из-за социальной и демократической модели его устройства, передает агентство Рейтер. По его мнению, российское правительство беспокоит не расширение НАТО, а «мягкая сила» Европы, которая приближается к границам РФ. «Поэтому он (президент РФ Владимир Путин) пытается ослабить Европу, разделяя нас, и склоняя нас к тому, чтобы рассуждать только в узко национальных терминах. Мы не должны играть ему на руку».

 

Первое, что бросилось глаза по прочтении данного сообщения – откровенный, легко читаемый страх немецкого министра перед всемогущим, с его точки зрения, Путиным, который играючи «разделяет Европу» в угоду своим прихотям. Шутки шутками, но если крупнейшие европейские политики публично признают за Путиным такие сверхъестественные способности, то это означает, что они считают Россию и ее Президента весьма могучей и влиятельной силой. Перед которой пасует даже пятисотмиллионный Евросоюз.

 

Это, безусловно, отрадная констатация, из которой недвусмысленно следует, что с Россией следует считаться всерьез. А не устраивать ей всякоразные дешевые пакости, вроде той, что Запад провернул на Украине.

 

Теперь, что касается геополитической сути утверждений Шойбле. Очевидно, что сейчас на евразийском пространстве происходит столкновение двух интеграционных моделей – евросоюзовской и собственно евразийской – под эгидой России. Эти две модели объективно находятся в условиях конкуренции, потому что, по крайней мере — частично, претендую на одни и те же геополитические пространства. Поэтому их стремление если не ослабить конкурента, то, по крайней мере, затруднить его рост совершенно естественно и неизбежно.

 

Что же касается того, кто более агрессивно ведет эту линию, то, хотя Шойбле и винит во всем Путина, объективная реальность свидетельствует об обратном. Именно Запад, при активнейшей роли Евросоюза, нанес сильнейший удар по интеграционным планам России, организовав государственный переворот на Украине. И это уже не говоря о многочисленных предыдущих попытках «цветных революций» на всем постсоветском пространстве, строительстве санитарных кордонов вдоль границ России в форме всевозможных ГУАМов, балто-черноморских союзов, «вышеградских троек», расширения ЕС и тому подобных фокусов.

 

Стоит ли после этого удивляться, что Россия, глядя на это вопиющее непотребство, стала делать из него адекватные выводы и занимать в отношении Евросоюза более жесткую позицию. Которую, однако, даже близко нельзя сравнить с тем, что позволяет себе Запад по отношению к России. И уж конечно чистым бредом звучат прозрачные намеки того же Шойбле на то, что именно Путин виноват, что сегодня государства Евросоюза усиленно отгораживаются друг от друга всевозможными барьерами и просто заборами, чтобы хоть как-то справиться с порожденной безрассудной политикой того же Запада волной ближневосточных и африканских беженцев.

 

Да, Россия не особенно рвется помогать властям государств ЕС справиться с этой проблемой. Потому что справедливо полагает, что это их собственные проблемы. Но делать на этом основании вывод, что Россия, таким образом, раскалывает Европу – смеху подобно. Получается — это Путин приказал Австрии отменить шенгенский режим, или Франции установить на своих границах жесткий миграционный контроль. Бред, да и только!

 

Что же касается того, что Россия, по мнению немецкого политика, якобы опасается европейской «мягкой силы», то надо признать очевидное. Да – опасается. Особенно когда эта «мягкая сила» приобретает очертания похотливой задницы гомосексуалиста при исполнении его половых обязанностей. Россия реально опасается той чумы безнравственности и крайнего морального разложения, чреватого подрывом фундаментальных устоев цивилизации, которые сегодня буквально захлестнули пространство западнее российских границ. И Россия действительно не намерена интегрироваться в эту вонючую чужеземную задницу. И будет всячески противостоять сатанинской экспансии подобных «евроценностей». И так думает, к великой печали г-на Шойбле и ему подобных, не только один Путин. Точно также думает и то подавляющее большинство россиян, которые сегодня установили очередной рекорд поддержки курса своего президента, тем самым доказав адептам западной «мягкой силы», что у России на неё всегда найдется достаточно твердый укорот. И если надо, то и с винтом.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Читайте также: Путин — икона Запада. Юлия Витязева

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1