Геноцид XXI века. Дмитрий Родионов

   Дата публикации: 02 марта 2016, 12:55

 

Сегодня по всему югу и юго-востоку Турции армия уничтожает целые населенные пункты курдов, осуществляя в них этнические чистки, мало чем отличающиеся от того, что было в Османской империи.

 

Геноцид XXI века

 

Наверное, немногие народы в послевоенный период подвергались столь методичному и длительному геноциду, как курды. Между тем, геноцид курдов и их борьба за независимость продолжались на протяжении всего XX века и продолжаются поныне.

 

В отличие от многих других народов, находившихся под властью Османской империи, курды так и не получили собственной государственности после ее распада. Вернее, государственность курдов обсуждалась по условиям Севрского мира 1920 года. Однако страны Антанты, занятые дележом наследия Порты, так и не смогли выработать консолидированной позиции по этому вопросу, а победа кемалистов в войне за независимость Турции похоронила эти планы. По результатам Лозаннского мира, часть курдского населения осталась на территории Ирака (мандат Великобритании), часть на территории Сирии (мандат Франции), но большая часть все же осталась проживать на территории Турции.

 

Сегодня курды составляют не менее 50 процентов населения Восточной Анатолии (откуда в свое время были изгнаны армяне, ассирийцы и другие малые народы). В общем соотношении курды могут составлять до 35 % населения Турции (данные ЦРУ США), сегодня их в стране в 10 раз больше, чем было в начале прошлого века. Если демографическая ситуация будет развиваться так же, лет через 20 курды будут составлять половину населения Турции

 

Стоит отметить, что турки никогда не признавали за курдами права на самобытность. По теории Ататюрка — курдов не существует, есть дикие или горские турки. Согласно Лозаннскому договору, национальными меньшинствами Турецкой Республики признаются немусульманские общины, состоящие из турецких граждан еврейского, греческого и армянского происхождения. Курды, в соответствии с турецким законодательством, к таковым не относятся.

 

Все это вполне вписывалось в общий политический тренд на отуречивание населения республики, Кемаль тут поступал как классический буржуазный националист. На протяжении всей истории XX века Турция запрещала называть детей курдскими именами, запрещала учиться на родном языке, не давала открывать культурные центры, преследовала деятелей культуры и т.д.

 

После отказа Турции предоставить курдам независимость или хотя бы автономию в 1920- 1930-х гг. курды неоднократно восставали, однако эти восстания жестоко подавлялись. На какой-то момент центр активности курдского сопротивления сместился в Ирак.

 

Стоит отметить, что курдское стремление к самостоятельности активно подавляла не только Турция. В Ираке курды подвергались не меньшему геноциду.

 

Несмотря на то, что при обретении независимости Ираком курдам предполагалось дать широкую автономию, на деле этого не произошло, дискриминация курдов и попытки их арабизации шли полным ходом. В течение нескольких десятилетий произошло несколько крупных восстаний курдов. Попытки договориться об условиях создания автономии в итоге так ни к чему не привели. Фактическая поддержка курдами Ирана во время ирано-иракской войны (1980-1988) спровоцировала новую волну насилия со стороны Багдада.

 

Войска Саддама Хусейна активно применяли химическое оружие. Одной из наиболее драматичных страниц истории остается газовая бомбардировка Халабджи 16 марта 1988 года. Всего в ходе печально знаменитой операции «Анфаль» было уничтожено 182 тыс. курдов, ещё 700 тыс. было отправлено в специальные лагеря, было уничтожено 4500 из 5000 населенных пунктов Курдистана. Среди них полностью уничтоженный в июне 1989 года 70-тысячный город Кала-Диза, который буквально сравняли с землей бульдозерами.

 

Лишь война в Заливе в 1991-м году начала оформлять контуры будущей курдской автономии, а свержение Хуссейна в 2003-м эту автономию окончательно сформировало.

 

В Сирии курдов, которые составляли до 10 процентов населения, тоже не жаловали. Как во времена французского мандата, так и в независимой Сирии курдов лишали гражданства, изгоняли с их земель, арабизировали, преподавание курдского языка и культуры в школах было запрещено, земли и нефтяные месторождения отдавались арабам, курдских активистов бросали в тюрьмы на длительные сроки. В июне 1963 года Сирия даже принимала активное участие в иракской военной кампании против курдов с использованием самолётов и бронетехники.

 

Курдам было за что не любить отца нынешнего президента — Хафеза Асада. Не удивительно, что курды сразу же приняли участие в начавшейся в 2011-м гражданской войне. Однако поддержка оппозиции Турцией и радикально-исламистская сущность оппозиции сделали курдов, по сути, независимой третьей силой, которая в борьбе с исламизмом выступила на стороне правительства.

 

Гражданское противостояние в Ираке и в Сирии с достаточно большой долей вероятности может окончиться если не распадом этих государств, то, как минимум, их фрагментацией и федерализацией. Таким образом, курды получают возможность исправить те исторические ошибки, которые были совершены при разделе Османской империи почти сто лет назад. План максимум — это перекройка самопроизвольно проведенных Антантой границ новых государств на обломках империи и создание независимого Курдистана.

 

Впрочем, эта идея в самом курдском обществе разделяется далеко не всеми. Многие согласны просто на создание широких автономий в Турции, Сирии и Ираке при условии сохранения суверенитета этих стран. Тем более, что курды имеют на это полное право, учитывая, что и в Сирии, и в Ираке они с самого начала конфликта оказались на острие борьбы с террором. По сути, они были единственными, кто реально на земле воевал с ИГ (запрещено в РФ — ред.). И именно курды понесли наиболее многочисленные жертвы в этой войне.

 

И если вопрос фрагментации Ирака и Сирии, по сути, уже решен — не все так просто с возможностью автономии для курдов в Турции. Турецкая национальная доктрина со времен Ататюрка никак не изменилась, более того — при Эрдогане она усилилась, казалось бы, мало совместимыми с ней неоосманскими, вернее, скорее — пантюркистскими тенденциями. Турция хочет быть главным региональным игроком. Турция имеет свои планы, как на Сирию, так и на Ирак. Турция хочет быть лидером тюркского мира.

 

Предоставление прав самому крупному нацменьшинству в стране, нет, даже просто признание его существования ставит на этом крест. Равно, как и создание полноценной автономии курдов в Сирии будет означать, что война с курдскими партизанами может растянуться на многие десятилетия — ведь курды будут иметь надежный тыл, который будет гораздо надежнее, чем иракский Курдистан Барзани, который гораздо проще находит общий язык и с Вашингтоном, и с Анкарой.

 

Впрочем, война итак длится десятилетия, она началась с первых дней после распада Османской империи и не прекращалась практически никогда. Только противостояние турецких властей с Рабочей партией Курдистана в последние 30 лет унесло от 40 до 45 тысяч жизней.

 

Если сначала это была стихийная борьба, которая легко подавлялась армией, то уже в 60-х годах турецкие курды начали не только активно организовываться, но и вели совместные боевые действия вместе с иракскими соплеменниками на территории Ирака.

 

В 1978 году Абдуллой Оджаланом была основана Рабочая партия Курдистана, которая стала авангардом курдского сопротивления. К середине 80-х РПК имела уже многотысячную партизанскую армию и разветвленную сеть политических структур, а также получала значительное финансирование, в первую очередь, от европейской диаспоры.

 

В1984 году РПК начала полномасштабную партизанскую войну в восточных и юго-восточных провинциях Турции, имея при этом основные базы на севере Ирака. Несмотря на то, что после военного переворота в Турции в 1980-м году, направленного в первую очередь против левых и прокурдских сил, почти всё руководство партии было арестовано, а сам Оджалан был вынужден перебраться во враждебную Турции Сирию, партизанская война курдов против турецких военных и сил безопасности набирала обороты. Правда, Хафез Асад под давлением Анкары в 1998 году все же вынужден был отказать Оджалану в убежище, что привело к тому, что лидер РПК был арестован турецкими спецслужбами и заточен в тюрьму на пожизненный срок.

 

В августе 1999 года РПК объявила о перемирии и провозгласила проект Демократической Конфедерации, представляющей собой внегосударственное образование, объединяющее курдские автономные республики, которые должны быть созданы в составе Ирака, Сирии и Турции. Кроме того, РПК объявила о выводе войск из Турции в Ирак. Однако игнорирование курдской проблемы вынудило РПК вновь взяться за оружие, спустя пять лет. Отметим, что это было далеко не первое объявленное курдами одностороннее перемирие: только в 90-е гг их было еще три, правда, были они совсем недолгими.

 

В 2009-м РПК «с целью поддержания благоприятной атмосферы внутри Турции, активно обсуждающей способы политического решения курдской проблемы», объявила о введении моратория на ведение боевых действий. В итоге партия даже была исключена Евросоюзом из списка террористических организаций, куда была внесена в 2002-м для улучшения отношений с Анкарой.

 

Однако гражданская война в Сирии и Ираке похоронила надежды мирного решения курдской проблемы. Во-первых, перспектива создания и объединения двух крупных автономий изрядно нервировала Турцию. Во-вторых, Анкара имела свои планы на эти страны. И, безусловно, Эрдоган не преминул воспользоваться возможностью попытаться решить «курдский вопрос» в свою пользу.

 

Еще при Хуссейне Багдад и Анкара имели соглашение, согласно которому турецкие силы безопасности имели право заходить на территорию Ирака, преследуя курдские партизанские отряды. В течение 1990-х годов Турция провела целый ряд военных операций в Ираке.

 

В сентябре 2011 после ряда безуспешных воздушных рейдов против курдов на территории Ирака Анкара заявила о намерении ввести турецкие войска на территорию Иракского Курдистана. Намерение это она, впрочем, реализовала частично лишь в конце 2015 года, правда, уже, что называется, «чтобы успеть к раздаче», когда стало ясно, что ее американские союзники решили поставить на курдов в освобождении севера Ирака и Сирии от ИГ.

 

Тем не менее, вот хроника только осени 2011-го. 10 октября в результате авиаудара по одной из баз РПК в Ираке погибли 14 человек, среди них представители руководства РПК. 21—23 октября 2011 года в результате продолжительных авиаударов по предполагаемым местам нахождения курдов в районе Чукурджа в Турции погибли 36 человек. Курдская сторона и оставшиеся в живых очевидцы происшествия заявляют о применении Турцией химического оружия. В ночь на 29 декабря в результате авианалета турецких ВВС на приграничную с Ираком зону были убиты не менее 30 курдов.

 

Кстати, о химическом оружии. Один из самых известных случаев его применения зафиксирован 11 мая 1999 г. во время сражения АОНК (Армии освобождения народов Курдистана) с турецкими войсками в районе села Баллы Кая, когда в результате применения химоружия погибло 20 курдских партизан. Тогда страны Запада закрыли глаза на факт применения турецкими властями запрещенного вооружения против курдов, в то время, как Саддаму Хуссейну и его соратникам такие же факты стоили жизни.

 

В январе 2013-го турецкое руководство смогло договориться с Оджаланом о создании плана по урегулированию конфликта, по которому, партизаны РПК соглашались покинуть территорию Турции в обмен на освобождение активистов, а также на закрепление в новой конституции страны принципа равноправия всех народов Турции.

 

В марте того же года на фоне эскалации борьбы с радикальным исламизмом в Сирии и Ираке в связи с необходимостью совместных действий против террористов Абдулла Оджалан объявил об очередном перемирии, призвав стороны отказаться от насилия и начать конструктивный диалог. В итоге отряды РПК были выведены в Иракский Курдистан и укрепились в горах Кандиль вдоль границ с Турцией и Ираном. С этого момента война с курдами на территории Турции фактически прекратилась.

 

Стоит отметить, что, несмотря на официальные заявления о борьбе с терроризмом, Анкара не только активно поддерживала боевиков в Сирии, в том числе, и из группировок, признанными террористическими, она также активно мешала борьбе курдов за выживание, когда те остались один на один с наступлением ИГ осенью 2014 года. Весь мир помнит героическую оборону Кобани, когда Турция перекрыла границу, не пуская курдских ополченцев на помощь осажденному городу, фактически заставив их наблюдать, как город уничтожают на их глазах. Анкара тогда прямым текстом заявила, что не спешит помогать защитникам города из-за присутствия среди них группировок, связанных с РПК.

 

При этом турецкие власти разгоняли демонстрации в поддержку курдов с применением слезоточивого газа. В конце ноября 2014 г. курдские активисты заявили, что есть свидетельства атаки ИГ на Кобани с территории Турции — что свидетельствует о прямой поддержке Анкарой террористов ИГ. Правительство Турции эти обвинения, разумеется, отвергло, как отвергало и обвинения в торговле игиловской нефтью.

 

7 июня 2015 года Эрдоган по сути проиграл парламентские выборы в Турции. Лишь на три мандата меньше получила левая прокурдская Демократическая партия народов. По странному стечению обстоятельств всего через месяц — 20 июля произошел теракт в Суруче, в организации которого курды обвинили турецкие спецслужбы.

 

25 июля 2015 года РПК заявила о невозможности дальнейшего перемирия с Турцией. Это стало результатом бомбардировок турецкими ВВС территории Ирака и Сирии, затронувших как территории ИГ, так и позиции курдов, причем основными жертвами налета стали как раз курдские партизаны, воевавшие с ИГ. Таким образом, Анкара продемонстрировала, что ИГ и курды — это две одинаковые угрозы для турецкой государственности, причем курды представляют едва ли не большую опасность.

 

Министр иностранных дел Турции Чавушоглу объясняет это необходимостью борьбы с терроризмом и защитой национальной безопасности Турции. Президент Эрдоган утверждает, что мирно урегулировать ситуацию с курдами не представляется возможным, поскольку последние продолжают представлять угрозу национальной безопасности турецкого государства. Турецкое руководство считает это достаточным основанием для продолжения боевых действий против курдских формирований на турецко-сирийской границе.

 

Якобы в ответ на теракт в Суруче (в котором большинство погибших были как раз курды) Анкара начала массовые аресты людей, связанных с РПК. Турецкие власти сообщили о проведении антитеррористической операции в 13 провинциях страны. В городах юго-восточной Турции вспыхнули массовые беспорядки, направленные против турецких властей. С этого момента многие эксперты говорят о фактически начавшейся в Турции гражданской войне, которая на фоне продолжающегося противостояния в Сирии и Ираке грозит очень серьезными последствиями для турецкого государства.

 

В декабре турецкие власти объявили комендантский час в ряде курдских населенных пунктов на юго-востоке страны, в частности в районе Сур города Диярбакыр, Джизре и Силопи провинции Ширнак, а также в Нусайбине и Даргечите провинции Мардин. По данным Генштаба Турции, с середины декабря в районах антитеррористической операции уничтожены более 900 курдских боевиков. Однако представители курдов и турецкой оппозиции утверждают, что большинство погибших — мирные жители. Около 200 тысяч человек покинули свои дома из страха стать случайными жертвами перестрелок. В Диярбакыр, считающимся столицей турецких курдов, вошли танки, курды пытались блокировать въезды в город, построили баррикады и вырыли рвы, оборудовали огневые точки в жилых домах. В результате город, считающийся памятником ЮНЕСКО, подвергся значительным разрушениям.

 

1 февраля Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хуссейн выразил серьезную озабоченность сообщениями об обстреле из танков в городе Джизра группы мирных граждан, которые с белыми флагами везли тела погибших, и призвал власти Турции провести тщательное расследование.

 

19 февраля турецкий депутат от Демократической партии народов Фелекнас Уджа обвинила военных в гибели около 150 курдов в провинции Ширнак на юго-востоке страны, граничащей с Сирией и Ираком. По ее словам, в районе Чизре около 150 человек в разных домах были сожжены заживо военными Турции. Некоторые тела были обнаружены обезглавленными. По ее словам, все жертвы были этническими курдами.

 

Это лишь немногие примеры. Сегодня по всему югу и юго-востоку Турции армия уничтожает целые населенные пункты, осуществляя в них этнические чистки, мало чем отличающиеся о того, что было в Османской империи. При этом власти всячески стараются скрыть факты геноцида.

 

Несмотря на то, что сейчас не начало XX века, и скрыть это в эпоху телевидения и интернета практически невозможно, геноцид курдов остается «незамеченным» мировым сообществом. Нет, конечно, Европа постоянно критикует Анкару за ущемление прав нацменшинств — это является одним из главных препятствий Турции на пути в ЕС. Но, судя по всему, Эрдоган уже особо и не стремится ни в какой ЕС, зато сумел использовать кризис беженцев для того, чтобы получить возможность шантажировать Европу, так что та и впредь будет закрывать глаза на происходящее в Турции, думая в первую очередь о своих проблемах.

 

В этом смысле можно лишь посочувствовать той же Меркель, которая вынуждена идти на уступки Эрдогану, при том, что на территории Германии проживает одна из крупнейших в мире курдских диаспор. Кстати, именно политика геноцида курдов в Турции привела к образованию многочисленной курдской диаспоры в странах Западной Европы.

 

Фактическую индульгенцию Эрдогану выдали США. При этом Вашингтон никогда не кладет все яйца в одну корзину, и активно сотрудничает с иракскими и сирийскими курдами, чем вызывает лютую злобу Анкары. Сотрудничество американцев с Барзани в Ираке началось еще в конце прошлого века, фактически американцы обеспечили курдам автономию после свержения Хуссейна, несмотря на протесты Турции. Турки тогда не рискнули перечить своему ключевому союзнику и покровителю. Гораздо более болезненную реакцию у Эрдогана вызвал факт взаимодействия американцев с курдами в борьбе с ИГ.

 

Курдские активисты обвиняют Эрдогана в том, что он фактически стравливает их с ИГ, надеясь таким образом решить «курдский вопрос». При этом Эрдоган изображает мнимую борьбу с террористами, чтобы не вызвать негативную реакцию США и европейских союзников по НАТО. Однако, судя по всему, все это Анкаре уже не поможет.

 

Сегодня Белый Дом фактически вычеркнул Турцию из игры. Последнее соглашение о перемирии и вовсе выбило Эрдогана из колеи, лишив его возможности обстреливать и бомбить курдские позиции в Ираке и Сирии. Подписывая соглашение, турецкий лидер лишь развел руками, пробормотав, что оно на руку лишь режиму Асада.

 

Бытует мнение, что США заинтересованы в создании независимого Курдистана. Это не совсем так. Просто определенные круги в американской политической элите считают, что необходимо пересмотреть отношения с традиционными союзниками в регионе: Израилем, Турцией и Саудовской Аравией и создать новый баланс сил. Кроме того, сторонники расширения взаимодействия с курдами, вплоть до предоставления независимости считают, что тут должен действовать старый добрый принцип: если не можешь остановить – возглавь». Прагматичным американцам, разумеется, нет никакого дело до курдов, они просто хотят в любом случае остаться в выигрыше.

 

При этом надо понимать, что далеко не для всех американцев и далеко не все курды одинаково хороши. Так заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс заявлял, что США сохраняют хорошие рабочие отношения с курдским правительством в Северном Ираке, но считает Рабочую партию Курдистана террористической организацией. Соответственно, Турция имеет полное право на борьбу с террористической угрозой на своей территории. И это неудивительно, ведь РПК – левая, марксистская организация, следовательно, представляет абсолютно враждебную империализму силу.

 

Каким бы ни был итог противостояния в Сирии и Ираке, ясно одно: в любом случае Турция проиграла. И в любом случае уже не будет старого порядка, при котором четвертый по численности и древнейший на Ближнем Востоке народ, самый большой народ в мире, не имеющий собственной государственности, можно и дальше подвергать беспрецедентному для XXI века геноциду. Вопрос в том, вовремя ли осознание этого придет к турецкому руководству, или для этого потребуется еще большая война, охватывающая уже всю территорию Турции?

 

Дмитрий Родионов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1