Будет ли открыт «второй фронт» в битве за Ближний Восток. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 02 марта 2016, 16:37

 

Вот уже четыре дня российские ВКС не бомбят позиции «умеренных» террористов в Сирии. Остановила наступление на Алеппо и другие захваченные радикальными исламистами города и сирийская правительственная армия. И хотя боевики «Исламского государства» (запрещено в РФ) и турецкие радикалы пытаются перейти в контрнаступление и всяческими провокациями стремятся создать поводы для срыва перемирия, официальный Вашингтон (в лице Джона Керри) приветствует движение противоборствующих в Сирии сторон к возобновлению переговорного процесса в Женеве.

 

Об этом, в частности, сообщили в минувший вторник представители российского МИД.

 

Будет ли открыт «второй фронт» в битве за Ближний Восток

 

 

Перемирие хрупко, но оно необходимо

 

Перемирие в Сирии хрупко и может быть сорвано в любой момент. Россия и правительство Сирии делают все возможное для того, чтобы переговоры об урегулировании ситуации в этой стране были возобновлены.

 

Замечу, что Запад пошел на переговоры тогда, когда сирийская правительственная армия при поддержке российских ВКС перешла в масштабное наступление на позиции радикальных исламистов, переломив соотношение сил у сирийско-турецкой границы в свою пользу. И сегодня весь мир находится в ожидании — удастся ли руководству России и США договориться о постепенном переходе противоборствующих в Сирии сторон к реальным переговорам и последующей организации выборов, или же мирный процесс вновь будет сорван.

 

Автор этих строк склоняется к мысли, что некоторая «сговорчивость» Барака Обамы носит временный характер и объясняется предвыборной кампанией в США, в которой демократы столкнулись с серьезным соперником в лице Дональда Трампа, симпатизирующего, как известно, Владимиру Путину. И именно необходимость продемонстрировать конкретные позитивные результаты заставляет администрацию Обамы пытаться перевести войну в Сирии в политические дебаты сторонников и противников Асада.

 

Как бы там ни было, Россия в еще большей степени, чем США, заинтересована в организации переговоров по Сирии с переходом к выборам новых органов власти в этой стране. Понятно, что переговоры по урегулированию ситуации в Сирии будут сорваны еще не раз, но само движение к ним очевидно лучше эскалации войны.

 

Между тем за переговорным процессом остается открытой проблема «Исламского государства», которое — даже если сирийское руководство и оппозиция договорятся о совместном проведении выборов — никуда не денется и продолжит свою террористическую деятельность как на территории Сирии, так и в других странах Ближнего Востока. Более того, эта деятельность будет нарастать в случае, если российские ВКС покинут регион. Следовательно, объединение усилий России и США на антитеррористическом направлении не утратит своей актуальности. Напротив, формирование антитеррористической коалиции на Ближнем Востоке, предполагающее партнерство России и США, станет еще насущнее.

 

С учетом того, что именно Россия сыграла и продолжает играть решающую роль в блокировании эскалации терроризма и радикального исламизма в регионе, напрашиваются некоторые аналогии с тем, что происходило три четверти века назад на фронтах Второй мировой войны.

 

К весне 1942 года, как известно, наступил перелом в ходе Великой Отечественной войны, когда Красная Армия стала переходить в контрнаступление по всему фронту противостояния с гитлеровскими войсками. В результате активных действий российской дипломатии в мае-июне 1942 года СССР удалось подписать советско-английское и советско-американское соглашения о союзе в войне против фашистской Германии.

 

Полагаю, что и нынешнее движение России и США к мирным переговорам по Сирии также должно завершиться — рано или поздно — формированием реальной антитеррористической коалиции.

 

 

Возможно ли открытие «второго фронта» в борьбе с ИГ

 

Активность российских ВКС в Сирии не оставляет сомнений, что формирование настоящей антитеррористической коалиции на Ближнем Востоке может произойти только в одном формате — присоединения ВС США и каких-то стран НАТО к антиигиловской коалиции во главе с Россией. По аналогии с открытием Второго фронта в Европе в 1944 году.

 

Во время Второй мировой войны с момента формирования антигитлеровской коалиции до высадки англо-американских войск в Нормандии прошло целых два года, в течение которых советские войска сражались с фашистами в одиночку. И в наши дни, если формирование антитеррористического союза России и Запада все же состоится, западные «партнеры» РФ сделают все возможное, чтобы затянуть час расправы с «Исламским государством». Но другого пути у Запада нет. Устранить новое мировое зло в лице ИГ и других террористических группировок на Ближнем Востоке можно будет только в случае открытия «второго фронта».

 

Запад не сможет одолеть радикальный исламизм по той простой причине, что ни в Европе, ни в США сегодня нет ни политических сил, ни политиков, способных взять на себя ответственность за последовательную и непримиримую борьбу с новым мировым злом. (Такую ответственность вновь взяли на себя Россия и её лидер — Владимир Путин). А с другой стороны, Россия в одиночку очевидно также не способна противостоять международному терроризму.

 

Понимание сути этой формулы объясняет, почему Россия посчитала важным направить свои ВКС в Сирию и почему российское руководство терпеливо и настойчиво ведет переговоры со всеми западными силами о формировании нового и единого фронта борьбы с нацизмом в Европе и терроризмом на Ближнем Востоке.

 

 

Победа в Сирии над террористами нужна всему миру

 

Победа в Сирии над исламскими радикалами нужна не Владимиру Путину и даже не России, но мировой цивилизации как таковой: и христианскому миру, и миру подлинного ислама, и всем тем, кто ратует за сохранение и укрепление на земле многополярного единства традиционных государственностей, культур, конфессий и этносов.

 

Сегодня оппоненты российского руководства обвиняют его в том, что оно-де совершило ошибку, втянувшись в сирийскую кампанию. Ну а некоторые критики российской власти предъявляют обвинения лично президенту РФ в том, что он — своей активной внешней политикой — якобы стремится отвлечь россиян от внутренних проблем. Нередко приходится слышать также мнение, что участие российских ВКС в Сирии — следствие непомерных личных амбиций российского лидера.

 

На самом деле, сирийская кампания в контексте ситуации на Украине, введенных против России экономических санкций и стремления Запада навязать России методы колониального управления — единственно возможный способ вырваться за пределы навязываемой России геополитической парадигмы.

 

На Западе (прежде всего в США) сегодня слишком много сил, которые пытаются извратить историю Второй мировой войны, приравняв СССР к фашистской Германии. Эти силы, за которыми стоят глобальный рынок и ведущие транснациональные «группы интересов», стремятся представить Россию как новое мировое зло, противостоящее демократии, например, на той же Украине. И разорвать этот порочный круг дезинформации и демонизации России можно только одним способом — противопоставлением западному информационному мэйнстриму принципиально иного дискурса.

 

Действия российских ВКС в Сирии наглядно показали, на чьей стороне на самом деле Россия и на чьей — США и НАТО. И сегодня любому более или менее объективному наблюдателю ясно, что РФ последовательно и открыто противостоит международному терроризму, являющемуся очевидным мировым злом. А вот США и, например, Турция (член НАТО) либо открыто поддерживают исламистских радикалов, либо ведут двойную игру.

 

Вот почему, как только Россия и США договорились о перемирии в Сирии, многие западные политики-русофобы притихли. И только натовские генералы, дабы спасти «честь» своего мундира (а на самом деле — оправдать присутствие Альянса в Европе) продолжают нести разного рода чушь про «неточные» удары российских ВКС в Сирии.

 

Ситуация в Сирии показала также, на чьей стороне находится сегодня киевский режим и прочие как бы «демократические» (русофобские) силы в Европе и других проамериканских странах.

 

Словом, борьба с терроризмом на Ближнем Востоке важна для России не в связи с какими-то собственными политическими амбициями или желанием доказать что-либо Западу. Эта борьба чрезвычайно важна с геополитической точки зрения для всего цивилизованного мира.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1