Сотрудничество России и США: как утопию превратить в реальность. Виталий Третьяков

   Дата публикации: 01 Март 2016, 15:09

 

Мне уже приходилось писать, что, похоже, что США и Россия находятся в состоянии экзистенциальной несовместимости. США, в чём открыто признаются, не желают видеть в мире ни одной страны, которая могла бы составить им конкуренцию и подорвать их «глобальное лидерство», а точнее — их глобальную гегемонию, пусть и постепенно ослабевающую.

 

Сотрудничество России и США: как утопию превратить в реальность

 

Но Россия не может не быть одной из глобальных сверхдержав — просто потому, что в ином состоянии она не сможет существовать как независимое государство, а возможно, и вообще существовать. И в этом смысле Россия не может не быть перманентным конкурентом США, то есть — вызовом для них.

 

Отличие России от США, однако, состоит в том, что современная Россия не стремится быть единственной (или одной из двух) глобальных сверхдержав.

 

Опыт Советского Союза нас многому в этом смысле научил. Более того, Россия не хочет немедленного низвержения США с пьедестала «мирового гегемона». Её лишь не удовлетворяет военный гегемонизм США (что понятно, это просто инстинкт самообороны), постоянное вмешательство Вашингтона во внутренние дела других стран, что в последние годы всегда приводит лишь к дестабилизации этих стран и даже целых регионов. Наконец, Москву категорически не устраивает, что США пытаются отвести России роль в лучшем случае «региональной державы», в худшем — своего политического сателлита. Тем более что сама Россия не имеет намерения превращать США во всего лишь «региональную державу» и в сателлита Москвы.

 

Россия выступает за многополюсный мир, где одним из 4-5 полюсов будут и США, и Россия.

 

Нам не изменить американскую психологию, а американцам (даже через часть «подкупленной» или «идейно завербованной» ими российской элиты) — психологию русских, для которых государственная независимость и национальная суверенность есть историческая привычка и, я бы сказал, физиологический инстинкт, воплощающийся в политическую волю и готовность к соответствующим жертвам.

 

Так или иначе, в ближайшие десятилетия, во-первых, эти национальные психологии, а, следовательно, и политические стратегии не изменятся ни в США, ни в России. И вместе им не сойтись — конкуренция, противоборство, соперничество и всё прочее из этого ряда нам гарантированы. Во-вторых, ни Россия, ни США не исчезнут. Им предстоит жить, придерживаясь в своих взаимоотношениях и в международных отношениях вообще определённых modus vivendi и мodus оperandi.

 

Главный вопрос российско-американских (теперь очевидно, что вновь и мировых) отношений как раз и состоит в том, как две страны, две нации, будучи вечными (на ближайшие десятилетия) соперниками и конкурентами, должны взаимодействовать. Это необходимо чтобы, во-первых, достичь своих национальных целей, и, во-вторых, по случайности или безответственности, не уничтожить себя и земную цивилизацию.

 

Что, кроме очевидных направлений и областей соперничества и противостояния, должно войти в их политику (международную вообще и двухстороннюю в частности), чтобы не являть собой раздражающий всех, а то и вызывающий насмешку (в том числе и гораздо более слабых) пример гоголевских Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича?

 

Первым бы я назвал, возможно, не самое главное, но очень, с одной стороны, опасное, и с другой — унизительное для обеих великих наций. Я имею в виду провокаторство мелких стран, зависящих от США или от России.

 

Согласитесь, это унизительно и смешно, когда мелкие, а порой даже ничтожные политические игроки, такие, например, если смотреть из Москвы, как Латвия, Эстония или Литва (или более крупные, но лишь по потенциалу провокационности, как Турция, Польша или нынешняя Украина), управляют политикой Вашингтона. Надо думать, Вашингтон имеет аналогичный, хоть и гораздо менее пространный, список со своей стороны.

 

И уж совсем глупо, если эти мелкие провокаторы вынудят США и Россию вступить в вооружённый конфликт, чреватый уничтожением не только их (это бы ладно — провокаторам такая судьба по заслугам), но самих наших стран и всего остального мира.

 

Я бы предложил дипломатам двух стран откровенно и не без определённой публичности (дабы все слышали) обсудить роль таких стран и прямо указать им на их место.

 

Первым же по значению является очевидное: сотрудничество в тех сферах, где обе нации (а, следовательно, и весь мир) находятся под равной или примерно равной угрозой. Список этих вызовов очевиден и хорошо известен: распространение ядерного оружия и других видов оружия массового поражения, международный терроризм, глобальная финансовая неустойчивость, климатические проблемы и пр.

 

В последние месяцы такое сотрудничество США и России развивается в связи с актуальной с прошлого года угрозой полного захвата Сирии террористическим квазигосударством ИГ (или ДАИШ; запрещена в РФ). Развивается неровно и нервно — не без множества проблем, взаимного недоверия, недоразумений и подковёрной борьбы не с общим врагом, а по-прежнему друг с другом. Но это, сказал бы я, худший тип сотрудничества, ибо единственным поводом для него является нечто негативное, даже сугубо негативное — общая опасность. А на негативной основе настоящего и искреннего, пусть и не слишком масштабного сотрудничества не построишь.

 

А ведь помимо этого очевидного (общих угроз) есть, бесспорно, и менее очевидное, в чём мы по инерции или вынужденно, продолжаем соперничать, а могли бы и сотрудничать.

 

И здесь я имею в виду не только евроатлантическую или даже глобальную ПРО (Россия за, США против), а, например, начало совместной разработки некоторых видов тяжёлых неядерных вооружений. Разве не красиво было бы, если бы США и Россия взялись за совместную разработку какой-либо артиллерийской системы или бронетанковой техники? Нанесло бы это ущерб обороноспособности каждой из сторон? Конечно, нет. Но всему миру продемонстрировало бы, что военное противостояние между нами в его горячей стадии мы исключаем полностью. Многие бы в таком случае и сами отказались от роли провокаторов.

 

Или возьмём отношения в треугольнике США-Россия-Китай. Все конфронтационные сценарии развития взаимоотношений между сторонами этого треугольника давно разработаны и описаны. А вот не конфронтационные? Тут есть о чём подумать. И глупо ограничиваться только тем, или рассчитывать только на то, что Россия сыграет роль джокера в соперничестве США и Китая. Нет, Россия всё равно будет вести (по меньшей мере, пытаться вести) самостоятельную и инициативную игру. Даже при её нынешней экономической ослабленности.

 

Но можно представить себе, какой оздоровляющий и отрезвляющий эффект произвела бы на всё мировое сообщество встреча Большой тройки — президентов США, России и председателя КНР!

 

Я бы не постеснялся, тем более что фактически все в этом подозревают друг друга, а наши страны особенно, — провести переговоры об определении глобальных сфер влияния США, России, Китая, Евросоюза (если продолжать рассматривать это образование как жизнеспособный субъект международной политики), Индии и, видимо, какой-то конгломерации стран Африки и Ближнего Востока.

 

Бесспорно, созданная 70 лет назад ООН, сыграв колоссальную роль в истории человечества, постарела и обветшала. Кому как не США, России и Китаю начать гласную (а может, первоначально и негласную) подготовку проекта новой универсальной международной организации — ООН 2.0, сочетающей в себе роль и мирового парламента, и мирового правительства?

 

В мире всё больше АЭС и других подобных объектов, в том числе и в нестабильных регионах. Очевидно, что национальные силы многих стран не могут обеспечить их полноценную безопасность. США и Россия могли бы создать совместную систему воздушно-космической обороны этих объектов и на коммерческой основе предложить её использование десяткам стран. Думается, что сегодня никто, кроме США и России, не может разработать такую систему.

 

Я уверен, что основательно подготовленная, но свободная для любых инициатив, не обязательно согласованных с правительствами, продолжительная конференция, допустим, 100 ведущих учёных (включая политических мыслителей) США (50 человек) и России (50 человек) могла бы иметь результатом целый список идей и проектов для нашего сотрудничества, который не способна составить с помощью своих экспертов ни одна президентская администрация, ни один МИД. Ведь эксперты, работающие по заказу правительств, всё равно, вольно или невольно, мыслят и действуют в рамках официальных политических идеологем, и даже ещё уже — установок конкретных президентов, глав правительств, иных высших чиновников.

 

Всё, о чём я написал, можно воспринимать как беспочвенные фантазии человека, не укоренённого в сути и механизмах (включая тайную их часть) российско-американских отношений. Но я всё равно остаюсь при своём мнении.

 

Нынешняя конфронтация между США и Россией, помимо естественной и неизбежной конкуренции, объясняется как нежеланием американцев перейти к равноправным формам сотрудничества, так и тем, что обычно называют профессиональным кретинизмом, неумением и нежеланием взглянуть на проблему шире и глубже, чем это традиционно полагается.

 

Применительно к отношениям США и России — как минимум, с конца 40-х годов прошлого века. Отсюда и стремление отрабатывать старую повестку дня, но с помощью новых технологий (мягкая сила, цветные революции, глобальная слежка, доминирование в Сети и пр.). А может, стоит вообще выбросить ту повестку дня в корзину для мусора? И составить совершенно новую.

 

Виталий Третьяков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Russia_USA_01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1