Чего хочет дьявол. Сергей Худиев

   Дата публикации: 01 Март 2016, 20:10

 

Убийство маленького ребенка, еще и больного, еще и няней, которой было доверено о нем заботиться, еще и публичное размахивание отрезанной детской головкой – это предельное зло, которое только можно измыслить.

 

Дьявол с косой - древний рисунок

 

Поэтому реакция тяжелого шока, которую переживают все услышавшие об этом, не просто понятна – она совершенно естественна. Было бы неестественно не испытывать шока и не быть выбитым из эмоционального равновесия.

 

Ведь произошедшее – это полное отрицание всего, что делает человеческое общежитие возможным. Мотивы убийцы пока не очень ясны – острый психоз, психоз на почве наркомании, приверженность исламскому экстремизму или все это вместе.

 

Некоторые комментаторы пишут о преднамеренной акции устрашения, теракте – это пока неясно. Но было это спланировано или нет, это вызывает тот же психологический эффект, что и теракт.

 

Потому что терроризм – это оружие массового психологического поражения; его главная цель – не столько те люди, которые будут непосредственно убиты, сколько те, кто переживут психологический шок от произошедшего и будут реагировать тем образом, который нужен организаторам.

 

Пока неясно, были ли у этого преступления организаторы на человеческом уровне (пока что это выглядит маловероятным). Но на духовном уровне это дьявол; я не пытаюсь ни в чем убедить неверующих читателей – просто давайте попробуем принять, в качестве допущения, или, если хотите, психологического символа, что за происшедшим стоит некая злая сила, которая хочет от нас чего-то добиться.

 

Библейская вера в существование дьявола – в то, что центр мирового зла находится вне мира людей (хотя оказывает на него влияние) – очень реалистична и практична.

 

Когда за различными проявлениями зла видишь не только тех или иных людей, но глубже – дьявола, личностного разумного агента, имеющего цели и замыслы, становится ясно, чего это зло хочет от меня и от других людей.

 

Греха оно хочет, то есть в первую очередь гордыни и ненависти. Желательно насилия. Поведения, губительного для меня самого и для общества в целом. Стоит понять, чего хочет дьявол, и не делать этого.

 

В условиях психологической атаки, от кого бы она ни исходила, от злых людей или от кого-то, кто намного хуже людей, важно, во-первых, осознать сам факт атаки, во-вторых, ей не поддаваться.

 

Цель атаки – вызвать шок, спровоцировать сильные эмоции, побудить людей говорить или действовать под влиянием этих эмоций. Эмоции, особенно вызванные тем, что жертвой оказалось дитя, выглядят неоспоримыми, они говорят со властью, как будто в них есть нечто священное.

 

Но это ловушка; эмоции понятны, но они не священны. Следовать им не надо. Потому что следовать эмоциям – это ровно то, чего хочет от вас автор (или авторы) атаки.

 

Если вы испытываете сильный гнев, растерянность и тревогу, ваши действия вряд ли будут обдуманными и вряд ли увеличат общественную безопасность.

 

Гнев, страх и возмущение требуют решительных действий, но против кого? Несчастная безумная уже сидит под замком, до нее не добраться, и люди переадресовывают свой гнев на тех, кто с ней ассоциируется – узбеков вообще, мусульман вообще, приезжих вообще.

 

С миграцией могут быть связаны совершенно реальные проблемы и угрозы, но эти проблемы требуют анализа и хладнокровных продуманных действий, а не ярости и страха.

 

Прямой и явной угрозой является исламский терроризм, но любая работа по предотвращению этой угрозы предполагает работу, прежде всего, с мусульманским сообществом, сотрудничество с теми мусульманами, которые не хотели бы иметь с экстремистами ничего общего, с теми, кто хотел бы спокойно растить свои семьи и кормиться трудами рук своих.

 

Обобщающая ненависть ко всем членам группы, из которой происходила убийца, не сделает нашу жизнь безопасней. Ровно наоборот – сильно облегчит работу дьяволу и его подручным – экстремистским вербовщикам.

 

Когда Брейвик перестрелял несколько десятков случайных и невинных подростков в Норвегии, все бросились выяснять его мотивы, и оказалось, что он автор манифеста, в котором выступает за христианскую Европу, против ислама и вообще человек правых и консервативных убеждений.

 

Газеты и блоги, выступающие за всяческий мультикультурализм, тогда долго это полоскали – «белый христианин консервативных убеждений расстрелял десятки невинных подростков! Вот он, христианский консерватизм, как есть!».

 

Понятно, что с другой стороны политического спектра это выглядело как бессовестная манипуляция на трагедии, Брейвик просто психопат и убийца, а его манифесты должны быть интересны исключительно следствию.

 

Использовать громкие, шокирующие преступления для продвижения своей повестки дня – это, увы, общая черта политической жизни разных стран, но с поддержанием общественной безопасности это связано очень косвенно.

 

Защита общественной безопасности требует хладнокровного анализа угроз и долгой, терпеливой и тщательной работы по их устранению, и это работа для профессионалов. А всем остальным стоит не падать жертвами психологической атаки, не впадать в панику и ярость и действовать исходя не из эмоций, вызванных шоком, а из разума и чувства долга.

 

 Сергей Худиев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
diavol


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1