За «пять минут» до третьей мировой? Георгий Бовт

Дата публикации: 29 февраля 2016, 17:21

 

В первые дни режима прекращения огня в Сирии к нему присоединились десятки группировок. Около сотни из, по некоторым оценкам, до 200 имеющихся в наличии. Это уже успех. Даже если прекращение огня рассматривается некоторыми лишь как временная мера – на 2-3 недели (из этого, на мой взгляд, исходит Высший совет по переговорам в Эр-Рияде, претендующий на то, чтобы говорить от лица всей оппозиции), удобная для перегруппировки сил и получения подкрепления. Тем более что соглашение «о прекращении враждебных действий» не содержит запрета внешним силам поддерживать своих «клиентов» в войне. В том числе оружием.

 

За «пять минут» до третьей мировой?

 

Со стороны может показаться, что прекращение огня наступило не вовремя, не дав возможность правительственным силам развить успехи на севере и юге страны при поддержке российских ВКС. Это неверная трактовка. С одной стороны, соглашение стало возможным именно благодаря действия российских ВКС, позволившим Асаду развить успехи на поле боя. С теми, кто сражается против Дамаска, лучше вести разговор с позиции силы, они другого языка не понимают. С другой стороны, после 5 лет войны армия Асада истощена, наступление шло медленно и могло захлебнуться. Соглашение, выводящее из боя (хотя бы временно) так называемых «умеренных», отвлекавших на себя значительные силы правительственных войск, даст возможность сосредоточиться теперь на ударах по таким грозным противникам, как «Джабхат-ан-Нусра» и ИГИЛ (запрещены в РФ – ред.). Военные (и с воздуха) действия против них не прекратятся, более того, удары по ним должна, по идее, продолжать и коалиция во главе с США. В этом смысле соглашение – это и дипломатический, и военный успех России. Причем первый достигнут благодаря, наконец-то, совместным усилиям с американцами.

 

«Джабхат ан-Нусра» контролирует ряд позиция и районов не только в осажденном Алеппо, но и в самом Дамаске, в других важных районах. Часто боевики «ан-Нусры» воюют во взаимодействии с другими группировками, что дает основание наносить удары и по тем тоже. Таким образом, соглашение дает возможность правительственным войскам развить успех последних недель в условиях, когда число реально сражающихся против них группировок снизилось. А некоторые могут вообще начать сотрудничество во имя отпора откровенным террористам.

 

Создается возможность нанести решающие удары и по ИГИЛ. Прежде всего, это важно сделать в провинции Дайр-эз-Заур и других местах, где сосредоточены главные нефтедобывающие мощности ИГИЛ. Добыча «террористической нефти», дающая большую часть доходов ИГИЛ, хотя и сократились, видимо, примерно в два раза (настолько, как стало известно из источников в Пентагоне, сократились двухнедельное жалование наемникам ИГИЛ), не прекратилась полностью. Нефть с месторождений в упомянутой провинции продается по 40-45 долларов за баррель (выше рынка, такова плата за риск). По сравнению с маем 2015 года, когда контролируемые ИГИЛ территории достигли максимальных размеров в Ираке и Сирии, в последней она сократилась на сегодня лишь на 10%, тогда как в Ираке на 40%. Причина проста: ИГИЛ, глубоко зарывшийся в землю и жилые кварталы городов, нельзя победить только авиаударами. Нужны наземные операции, на что сил Асада, распыленных по множеству фронтов, не хватало. Теперь есть возможность создать «кулак» против ИГИЛ и «ан-Нусры». Против ИГИЛ в Ираке воюет многочисленная армия, на перевооружение которой СШ потратили 25 млрд долларов, она не отвлекается на других противников. Хотя даже при такой поддержке иракцы до сих пор не могут отбить второй по величине город страны Мосул.

 

Еще одно важное следствие прекращения огня в Сирии. Оно произошло «за пять минут» до того, как Турция была готова начать полномасштабное вторжение в страну. Прежде всего, для противодействия курдам в их планах создания автономии на севере Сирии (курдская автономия – кошмар для Анкары). Теперь США как гаранты (наряду с Россией) соглашения будут обязаны сдерживать партнера по НАТО. Тем более что видение политики в отношении поддерживаемых американцами в действиях против ИГИЛ курдов у Вашингтона и Анкары диаметрально расходятся. Вмешательство Турции грозило прямыми столкновениями не только с сирийскими, но и с российскими вооруженными силами, поставив мир на грань Третьей мировой войны.

 

Однако радоваться пока рано. Соглашение может быть сорвано в любой момент – слишком много внешних игроков желают повлиять на ситуацию. Слишком противоречивы их интересы. Прекращение огня может быть сорвано группировками, поддерживаемые как Турцией (недовольной тем, что сорваны ее планы «обустройства» Сирии), так и суннитскими монархиями Персидского залива, не отказавшимися от идеи смещения Асада и создания в Сирии исламского государства по законам шариата. Не силами ан-Нусры, так «Исламского фронта» или таких группировок, как «Ахрар аш-Шам», поддерживаемых Саудовской Аравией и Катаром.

 

На случай срыва соглашения в США уже намекают на некий «план Б». Он может предусматривать силовой раздел страны на этническо-религиозные сектора, причем без согласования с Россией. А также прямое военное вмешательство Турции и арабских суннитских стран. В настоящий момент идея «плана Б» используется скорее как средство легкого шантажа Москвы – дескать, пусть она сильнее давит на Асада с тем, чтобы он прекратил всякие боевые действия. Однако попытки таким образом изменить военно-политический расклад Москву не устроят. И ее миссия в Сирии пока не закончена.

 

Георгий Бовт

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1