«Сладкая жизнь» или имиджевые провалы российских либералов. Екатерина Лукина

   Дата публикации: 27 февраля 2016, 17:47

 

Весна уже на пороге, и это означает лишь одно: соотечественники опустошают полки продуктовых магазинов, ликвидируя товары, способствующие стремительному увеличению веса. Что немаловажно, делают это с большим усердием и высоким КПД! Как еще можно использовать высококалорийный торт, как не запустить им в лоснящуюся от сытой жизни на заграничные денежки физиономию очередного оппозиционера?

 

«Сладкая жизнь» или имиджевые провалы российских либералов

 

В начале февраля общественность гудела на тему фееричного метания кондитерского изделия в фейс Михаила Касьянова, лидера партии ПАРНАС. Напомню, произошло это в одном из столичных ресторанов и было окрещено многими либеральными СМИ как «физическое нападение на одного из лидеров оппозиции». Но тогда Мише торт не понравился: то ли потому, что процент жирности сливок в этом торте был выше, чем успех самого псевдолидера на политической арене, то ли потому, что Михаил Михайлович в силу возраста не смог догнать обидчиков и остался не у дел. Поэтому лидер ПАРНАС, состряпав обидку, начал активно терроризировать Следственный комитет с требованиями наказать виновных.

 

Иначе повел себя Алексей Навальный. Получив вчера в лицо парочку кондитерских изделий, Леша вспомнил уроки старых американских учителей по политпропаганде и решил, что неплохо бы использовать так называемый эффект оплошности. Действительно, еще в 70-е годы прошлого века психологи упоминали подобный эффект, утверждая, что привлекательность человека увеличивается в случае совершения им какой-либо оплошности. Иными словами, если ты идеальный сотрудник, но в какой-то момент допускаешь ошибку — толпа аплодирует, и никто не сомневается в твоей человечности и «приближенности к народу». Именно поэтому Навальный и выкладывает фотографии с «фасадом» Всея Оппозиции, измазанным тортом, в социальные сети.

 

Алексей Навальный

 

Но, видимо, на лекциях по промывке мозгов массам Навальный спал и видел во сне себя на Манежной, поскольку не учел одной важной особенности этого эффекта. Действительно, наиболее привлекательным толпа считает человека, компетентного в каких-то вопросах, но попавшего впросак; однако если субъект является «посредственностью», то такие ошибки воспринимаются крайне негативно, добавляя перца в уже созданный образ. Вышло как по-написанному: хотели, как лучше, а получилось, как у несистемной. Особенно досадно, что в Йельском университете господина Навального, видимо, не только политтехнологиями грамотно пользоваться не научили, но и физически студента не развивали: попробовав догнать обидчика, Алексей снова потерпел неудачу.

 

Вообще стоит отметить особую страсть российских «несистемщиков» к тщательному убийству своего и так уже дышащего на ладан политического имиджа. Стараясь быть «ближе к народу», господа либералы идут на многое. Леонид Волков, например, не стесняется заявить общественности о своей страсти к санфаянсу. Старый добрый дедушка Фрейд со своими замечаниями о застревании на анальной стадии психосексуального развития аплодирует Лёне стоя.

 

Санфаянс

 

Беглый Илья Пономарев, например, активно размещает в социальных сетях фотографии с парочкой чучел, комментируя при этом так: «Вот таких женщин сжигать бы!» Смотрю я на довольную улыбку бородатого самца, обнимающего манекены, а фантазия уже рисует дамоклов меч агалматофилии (болезненной эротической привязанности к статуям и неподвижным предметам с человеческим обликом), нависший над Пономаревым. Но нам точно не стоит расстраиваться: если уж сам современный российский Пигмалион не думает о том, как это странное фото отразится на его реноме.

 

Илья Пономарев

 

Особо интригует, безусловно, имиджевая политика Ильи Яшина. Выдвиженец от ПАРНАС на всех возможных выборах не стесняется выставлять полуобнаженные фото в социальных сетях. И уж если подкачанным торсом президента в его возрасте многие все-таки восхищались, а некоторые видели в его образе чуть ли не супергероя, то тельце Ильи Яшина в бане вызывает, пожалуй, только грустную улыбку. То ли это — ничем не прикрытая (во всех смыслах) страсть к эксгибиционизму, то ли российская оппозиция уже переживает тяжелые времена невыплаты американских зарплат. В любом случае — грустно.

 

Ильи Яшина

 

Не устаю поражаться российской несистемщине: пишу статью за статьей, освещая очередную выходку то Навального, то Волкова, то Яшина, и понимаю, что материала наберется – на переиздание «Похвалы глупости», да простит меня Роттердамский. А что остается нам? Радоваться, уважаемые читатели, что до подобного нам еще далеко.

 

Екатерина Лукина

 

 

 


Комментировать \ Comments