Заметки рядового военкора о 23 февраля

Дата публикации: 24 Февраль 2016, 00:49

 

В моей семье все военные. Отец и брат — офицеры. Я — рядовой.

 

В нашей семье с детства закладывались понятия о чести мундира. О мужском слове.

 

Я помню, как отец проходил по плацу знаменосцем в Кантемировской дивизии на параде. Как я стоял среди зрителей и гордился им. Звуки военного оркестра, «Равнение на лево!».

 

Закончив военную академию ПВО, отец попал в Германию по распределению. Он начинал служить еще в Советской армии. В ГСВГ, участвовал в масштабных учениях. Он мне всегда рассказывал о силе тех войск, о дисциплине и боевом братстве. Потом были тяжелые 90-е.

 

Первая Чечня, командировка отца туда, о которой я узнал только три года назад.

 

Я помню учебный корпус — здание, которое на полтора метра было углублено в землю. Мы жили в классе, в котором проходили занятия по изучению танков. Техника стояла за стеной из деревянных щитов, которые отец сам сколотил, чтобы хоть как-то отделить жилое пространство от непростой реальности семьи военного.

 

Помню, как сидел на окне и ждал утром маму, которая несла в руках бутылки со свежим молоком. Помните? Подъезжал Газон, и с бочки с крана разливали всем молоко.

 

Так я рос. Моими первыми игрушками были реальные танки. А еще возле въезда в дивизию стоят танки Великой Отечественной. И вот в Т-34 люк был открыт. И все свое детство, пока мы жили в Наро-Фоминске, я просидел в этой боевой машине, изображая бравого танкиста.

 

Армия всегда была рядом со мной, всю мою жизнь. Когда я не смог поступить в военную академию (не прошел по здоровью =D ), я пошел учиться на журналиста. Чтобы когда-нибудь стать военным корреспондентом. После окончания ВУЗа, я пошел в армию. Комиссия меня не хотела пропускать, им не нравились мои киль грудины, плоскостопие и искривление позвоночника. Их смущала аритмия. Больше всего. И мне пришлось прибегать к хитростям, чтобы все-таки отслужить.

 

Год в армии пролетел незаметно. Бывало всяко. Жутко жаркое лето, когда казалось, что мы теряем сознание от бесконечной строевой под палящим солнцем. Сырая и мрачная осень, когда мы мерзли в казарме так, что не могли уснуть. Холоднющая зима в 5 месяцев, снег, которому, казалось, нет конца. И прекрасная весна, которая приближала возвращение домой с каждым дыханием. Могу с уверенностью сказать, что год пролетел не зря. Ведь после испытания армией, многие вещи в гражданской жизни переоцениваются и пересматриваются.

 

А бытовые сложности так и вообще — не замечаются. Потому что там ты узнаешь, есть ли предел сил человека. Оказывается, что предела нет.

 

В 2015 я поехал на Донбасс. Военкором. Сбылась старая мечта. Прошло почти 10 лет, но она — сбылась. Война — это война. И о своих 6 месяцах там я не жалею. Я видел там лучших людей в своей жизни. И многое понял. И опять таки — многое переоценил.

 

23 февраля последнее время стало для большинства пустым звуком. «Не служил — не мужик» стало нарицательной фразой, а парней, что защищают Родину многие не понимают.

 

«Зачем нам такая большая армия? Лучше армия контрактников!»

 

Вот только при этом все забывают, какая большая у нас страна. И как много нужно людей, чтобы в случае чего, у нас был бы хотя бы маленький шанс.

 

И еще я заметил, что когда в стране начинается какая-то жесть, наводнение, пожары, или еще что-то крупное — все зовут на помощь военных. Когда нечего есть — все идут к полевым кухням.

 

Потому что военный всегда поделится и поможет.

 

Потому что это — военный.

 

И все этим сказано.

 

С праздником, ребята!

 

С праздником, солдаты и офицеры!

 

 

рядовой Канделинский

 

kandelinskij

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
kandelinskij


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1