Газовый предел. Николай Подгорный

Дата публикации: 24 февраля 2016, 16:21

 

Почему Киев отказывается от российского топлива

 

Впервые в новейшей истории Украина может завершить текущий отопительный сезон вообще без закупок российского газа. Об этом заявил премьер-министр страны Арсений Яценюк на встрече правительства с представителями дипломатического корпуса ряда западных стран в середине февраля. При этом в Киеве не хотят замечать, что на самом деле о полном отказе от поставок «Газпрома» речи не идет. Более того, частичными ограничениями на покупку топлива в России Украина лишь загнала себя в газовую ловушку. Теперь госкомпания «Нафтогаз» — действительно впервые в своей истории — больше не является самостоятельной. Как ситуация будет развиваться дальше?

 

Почему Киев отказывается от российского топлива

 

 

Благодаря России

 

Нынешний осенне-зимний сезон на Украине строго регламентируется газовыми договоренностями, достигнутыми в трехстороннем формате Москва — Киев — Брюссель еще в сентябре прошлого года. Главное в этом документе — закачка в хранилища «Нафтогаза Украины» почти 2,5 миллиарда кубометров российского газа в октябре — начале ноября 2015-го. Так что, говоря об отопительном сезоне без российского топлива, Яценюк как минимум лукавит: именно тогда и именно этими объемами топлива была обеспечена беспроблемная зима.

 

Другое дело, что Киев вместо постепенного накопления российского газа в хранилищах, что было бы правильно по всем технологическим канонам, из политических соображений предпочел действовать по иной схеме. В октябре 2015 года «Нафтогаз» включил максимальный режим нагрузки — поставки на уровне 114 миллионов кубометров в сутки, что равняется годовому отбору газа Украиной в 52 миллиарда кубометров.

 

В результате такого газового «штурма» Украине удалось скопить на зиму в своих хранилищах порядка 17 миллиарда кубометров, хотя еще летом европейские чиновники в ультимативном порядке требовали не менее 19 миллиардов кубометров. На недостающие объемы ЕС в итоге закрыл глаза.

 

Однако без осенних закупок в России недостача стала бы критической, и отопительный сезон вполне мог быть сорван еще в январские морозы: запасов газа в хранилищах просто не хватило бы для обеспечения нужного уровня транзита российского топлива в ЕС. Видимо, это понимали и европейские чиновники, которые в спешном порядке выделили Киеву 500 миллионов долларов для временного урегулирования энергетического кризиса.

 

По состоянию на 22 февраля в украинских хранилищах оставалось 10,3 миллиарда кубометров газа, что, как усиленно подчеркивают в Киеве, на 2,1 миллиарда кубометров больше, чем на аналогичную дату прошлого года. На первый взгляд, «Нафтогазу Украины» вполне хватит существующих объемов до конца марта.

 

Однако надо отметить, что полностью опустошать хранилища категорически нельзя. За новейшую историю Украины минимальный остаток газа в ПХГ был зафиксирован в кризисном 1998 году — около шести миллиардов кубометров. Но сейчас этот антирекорд вполне может обновиться. Отметим, что в пору нормальных отношений с Россией в украинских хранилищах после марта традиционно оставалось 12-13 миллиардов кубометров газа — то есть существенно больше, чем сейчас.

 

 

Подсадить на реверс

 

Решив для себя локальную проблему благополучной зимы — без перебоев с поставками, европейские газовые трейдеры задумались о том, какие выгоды можно извлечь из политического нежелания Киева покупать российское топливо. В итоге образовалась следующая схема: поскольку своих средств на газ у Украины из-за перманентно углубляющегося экономического кризиса нет, европейские банки кредитуют ее для этих нужд, но при условии закупок так называемого «реверсного газа» на западной границе. Как известно, это большей частью российский газ, который евротрейдеры перепродают Украине — с выгодой для себя.

 

Киев такое положение дел вполне устраивает, несмотря на серьезные убытки. По оценкам украинских экспертов, купив за прошлый год порядка 10 миллиардов кубометров газа по реверсу, «Нафтогаз» переплатил фантастические для нынешнего положения страны 400 миллионов долларов. Потому как помимо стоимости самого газа на плечи Украины ложится выгода европейских партнеров и обслуживание кредитных средств. При этом нельзя забывать, что «тело» газовых кредитов тоже рано или поздно придется возвращать, каким именно образом — пока не понятно. Поэтому через некоторое время вполне может встать вопрос передачи Украиной своим кредиторам драгоценных стратегических энергетических объектов: газотранспортной системы, подземных газохранилищ, магистральных газопроводов и прочего оборудования.

 

Однако это в перспективе, а прямо сейчас Киев для получения кредитов вынужден менять правила функционирования внутренних газовых механизмов так, как считают нужным партнеры. Например, чтобы получить 300 миллионов долларов от Европейского банка реконструкции и развития, правительство в Киеве взяло на себя обязательства реализации плана действий по реформе корпоративного управления в «Нафтогазе Украины».

 

Ключевое положение этой реформы — создание полноценного наблюдательного совета директоров, куда международные финансовые организации делегируют своих представителей, что, по мнению главы «Нафтогаза Украины» Андрея Коболева, «даст дополнительный комфорт как украинской стороне, так и международному сообществу, которое выделяет деньги на потребности украинской госкомпании». Таким образом, круг по лишению Украины газовой самостоятельности полностью замыкается. Всемирный банк пошел еще дальше: здесь условием газового кредитования Киева на 500 миллионов долларов ставится «правильная» налоговая реформа, поэтому выделение средств пробуксовывает.

 

 

Возможные сценарии

 

В конце января министр энергетики и угольной промышленности Украины Владимир Демчишин заявил, что потребность страны в импорте природного газа в 2016 году ориентировочно составит 11-13 миллиардов кубометров (для сравнения: в 2015 году было закуплено 16,4 миллиарда кубометров, из них около шести миллиардов — в России). По словам главы ведомства, хорошая новость заключается в том, что потребность в этом объеме может быть закрыта исключительно за счет «реверсной схемы» — вообще без поставок «Газпрома».

 

Надо сказать, что в Киеве серьезно размышляют над оптимизацией этого маршрута. Например, Верховная Рада недавно приняла закон, который разрешает «виртуальный реверс» газа, при котором оператор газотранспортной системы сможет проводить операции по приему/передаче топлива между газотранспортными системами смежных стран без физического перемещения топлива по трубопроводам. Категорические возражения России, чей газ, собственно, и будут «виртуализировать» без всяких разрешений, в расчет, конечно, не принимаются. Также Украина добавляет к «реверсу» новые направления. Если сейчас по таким схемам газ качается через Словакию, Венгрию и Польшу, то в нынешнем году к «поставщикам» может добавиться Румыния с объемами около одного миллиарда кубометров.

 

В правительстве Украины стараются не замечать, что такое падение уровня потребления газа достигнуто не столько особыми мерами энергосбережения, сколько стагнацией в украинской промышленности. В 2014 году — первом «военном» году — промышленность потребила около 15,5 миллиарда кубометров, в 2015-м — 11,5 миллиарда, в нынешнем году падение продолжается. При этом второй год подряд Украине очень везет с температурным режимом зимой: теплая погода помогает максимально экономить газ.

 

Однако все благостные расчеты не совсем самостоятельного Киева могут быть легко ниспровергнуты вмешательством западных «партнеров», контролирующих процесс и имеющих свои интересы. Не стоит забывать и о том, что в нынешнем году ожидается вердикт Стокгольмского суда по искам «Газпрома» к «Нафтогазу Украины». Напомним: общая сумма долга украинской компании достигает 30 миллиардов долларов. Этот вердикт может в корне изменить все газовые расклады, причем не только на Украине, но и на всем континенте.

 

Николай Подгорный

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1