Россия снова пойдёт на невыгодное перемирие? Алексей Полубота

   Дата публикации: 13 Февраль 2016, 13:45

 

Под разговоры о прекращении огня Турция может начать открытую военную агрессию против Сирии

Переговоры в Мюнхене

 

На встрече Международной группы поддержки Сирии (МГПС) было достигнуто соглашение о прекращении огня в Сирии в течение недели. Об этом заявил госсекретарь США Джон Керри на пресс-конференции по итогам встречи. При этом режим прекращения огня не будет распространяться на террористов.

 

Как рассказал министр иностранных дел России Сергей Лавров, стороны договорились создать международную группу по прекращению огня под председательством России и США, в которую войдут военные специалисты и дипломаты из разных стран. «В наших документах записано, и мы сказали об этом: перемирие не будет распространяться на ИГ, „Джабхад ан-Нусру“ (запрещены в РФ – ред.)  и другие аффилированные с ними организации, которые признаны террористическими решением Совета безопасности ООН», — заявил Лавров.

 

Российский дипломат подчеркнул, что необходимость координации военных действий впервые закреплена на собрании участников МГПС.

 

Ранее, 11 февраля Сергей Лавров заявлял, что Россия направила США некое «конкретное» предложение о прекращении огня в Сирии. Правда, детали его до сих пор не раскрыты.

 

Ясно другое: еще несколько недель назад российские политики заявляли о том, что в прекращении операции российских Военно-Космических сил нет необходимости, и что она будет продолжаться, пока не будут уничтожены все террористы в Сирии. Сейчас, как видно, появились «варианты». Чем-то это напоминает ситуацию, которая уже дважды повторялась в Донбассе: в тот момент, когда ополченцы шли в наступление, начинались переговоры.

 

Впрочем, в случае с Сирией многие политики и политологи уже позволили себе выразить скептицизм в отношении возможного перемирия. Поскольку на боевиках не написано, к какой из группировок они принадлежат. Тем не менее, исключать того, что Россия пойдёт на какие-то уступки по вопросу сирийского кризиса, нельзя.

 

— На мой взгляд, многие коллизии российской внешней политики связаны с тем, что наша элита не решается прямо и открыто говорить о своих национальных интересах, противостоять экспансии Запада, — считает декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — С одной стороны, наш истеблишмент видит, что Запад настроен резко отрицательно по отношению к России и не склонен к компромиссам. С другой стороны, имеет место неверие в свои силы. Российская элита, видимо, полагает, что жёстко отстаивать свои национальные интересы нам пока не под силу, поэтому даже после первых тактических успехов в том или ином конфликте с Западом, Россия начинает «сбавлять обороты» и пытается договориться.

 

Нечто подобное было во время активных боевых действий в Донбассе в 2014 году. Как мы помним, тогда Россия повлияла на руководство ДНР и ЛНР с тем, чтобы республики подписали Минские соглашения.

 

Однако можно видеть теперь, что перемирие не помогло решить проблемы: Украина продолжает оставаться недружественным нам государством, санкции не сняты. Запад, «почуяв кровь», начал давить с утроенной силой на российский истеблишмент.

 

Пока есть много оснований полагать, что прекращение огня в Сирии соблюдаться не будет. Операция против «Исламского государства» продолжится в любом случае.

 

— То есть наши мирные предложения в Сирии — лишь отражение нерешительности нашей элиты?

 

— Не исключаю, что Россия хотела бы в Сирии реализовать так называемый таджикский сценарий. В 90-х годах в ходе гражданской войны в Таджикистане Россия выступила с миротворческой миссией. Тогда был достигнут компромисс, в органы власти страны вошли представители оппозиции при сохранении общего руководства президента Эмомали Рахмонова и его клана. Возможно, российские дипломаты нечто подобное хотели бы осуществить и в Сирии — добиться гражданского мира при сохранении у власти клана Башара Асада. Однако в Сирии ситуация куда сложнее, чем в Таджикистане. Там Россия была, по сути, единственным сильным внешним игроком, посредником между светскими силами и исламистами. А вот в Сирии, как известно, переплелись интересы самых разных государств и группировок. Более того, и США, и другие страны Запада заявили о том, что фигура Башара Асада в качестве президента для них неприемлема. Вряд ли они захотят на глазах у всего мира отступаться от этого принципиального для них момента.

 

— Есть мнение, что на самом деле сейчас особенно против ИГ не воюет никто, кроме курдов. Однако глава российского МИДА заявил, что именно против этой террористической группировки огонь продолжится в любом случае…

 

— По ИГ есть определённый консенсус. Хотя США в своё время постарались, чтобы эта группировка окрепла. Это своего рода Голем, взращенный американцами. Но за последнее время эта организация жестокими публичными казнями приобрела такую репутацию в мире, что не бороться с ней — всё равно, что заявлять о приверженности идеям Третьего Рейха в мае 1945 года. Поэтому США пытаются быть в тренде, демонстрируя своё желание покончить с этим мировым злом. Однако при этом практически столь же радикальных исламистов США записывают в умеренную оппозицию. Хотя эта «оппозиция» режет головы не хуже игиловцев. В том-то и опасность заключения перемирия для России, что у США тогда появится больше возможностей обвинять нас в том, что мы бомбим не террористов, а неких «демократических оппонентов» режиму Башара Асада. Компромиссы с Западом в данной ситуации содержат много подводных камней. И, на мой взгляд, все эти дипломатические игры не решают проблем и понижают «котировки» России.

 

— Более чем странное перемирие, — согласен и директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров. —  Как можно одних боевиков бомбить, а других — нет? Возьмём район Алеппо. На севере от города занимает позиции ИГ. А в самом городе находятся боевики «Джабхад ан-Нусры», вперемешку с представителей других группировок. Как лётчики будут отличать одних боевиков от других? Не говоря о том, что запрещённые ООН исламские группировки и не запрещённые зачастую выступают как союзники.

 

Я думаю, что на самом деле никакого перемирия не будет.

 

— Чем вызваны мирные предложения России по урегулированию конфликта в Сирии?

 

— Мы пока не знаем, в чём они состоят. Была озвучена дата прекращения огня в Сирии — 1 марта. В принципе, за это время многое можно успеть. Алеппо вряд ли будет освобождён, но можно взять под контроль значительную часть границы с Турцией, освободить несколько населённых пунктов в окрестностях Алеппо. Уже сейчас город Азаза, находящийся у турецкой границы и являющийся перевалочным пунктом в системе снабжения радикальных группировок, частично контролируется курдским ополчением. Кстати, сейчас наша авиация по большей части поддерживает курдов. Это они, главным образом, ведут наступление.

 

Но, ещё раз повторяю, мне слабо верится в какое-то перемирие даже с 1 марта. Наоборот, конфликт может стать ещё более острым. Сейчас турецкая армия накапливает силы у сирийской границы. Цель — войти на территорию Сирии и создать так называемую буферную зону.

 

— Получается, что Турция готова начать прямую агрессию против Сирии? Как в таком случае действовать России?

 

— Поддерживать сирийскую армию в её оборонительных сражениях против агрессора. А как иначе — мы ведь союзники. Таким образом, не исключено, что наши ВКС вынуждены будут наносить удары по турецким войскам на сирийской территории.

 

Алексей Полубота

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Munhen_lavr88
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1