Не соперники, а братья. Александр Гришин

   Дата публикации: 13 Февраль 2016, 17:29

 

Встреча двух глав крупнейших христианских конфессий на Кубе завершилась подписанием совместной Декларации. О том, что оба предстоятеля придерживаются одинакового взгляда на мир, настроены не допустить мировую войну, к чему призывают свою паству, заботятся о защите христиан, отметили многочисленные эксперты и написали многие СМИ.

 

Не соперники, а братья

 

Однако есть некоторые нюансы, на которые они пока не обратили своего внимания. По умыслу ли или по случайности. Но, между тем, эти «мелочи» весьма примечательны, и мелочами их может назвать разве что невнимательный человек. Так, например, Папа Римский в декларации выразил свое согласие с видением Русской православной церкви многих процессов, которые происходят сейчас в Европе и не только там.

 

— Семья основана на браке как акте свободной и верной любви между мужчиной и женщиной. Любовь скрепляет их союз, учит их принимать друг друга как дар. Брак — это школа любви и верности. Мы сожалеем, что иные формы сожительства ныне уравниваются с этим союзом, а освященные библейской традицией представления об отцовстве и материнстве как особом призвании мужчины и женщины в браке вытесняются из общественного сознания, — гласит 20-й пункт Декларации. Не просто брачное партнерство, не сожительство ЛГБТ или какое-то еще половое извращение, признанное на Западе нормой на государственном уровне даже в католических странах, а «акт свободной и верной любви между мужчиной и женщиной». И это в период, когда США объявили Великий поход за права геев, лесбиянок и прочих трансов.

 

Совершенно одинаково Папа и патриарх относятся и к идее эвтанзии, разрешенной в ряде государств «цивилизованного» Запада: «Распространение так называемой эвтаназии приводит к тому, что престарелые и больные начинают ощущать себя чрезмерным бременем для своих близких и для общества в целом».

 

Римская католическая церковь, если верить Папе, готова изменить свое отношение к униатству. И недооценивать этой возможности не стоит. Именно греко-католическая униатская церковь на Украине долгое время была одним из основных камней преткновения в отношениях между Римской церковью и православной конфессией. А в Декларации мы читаем: «Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства». Вместе с тем, в той части Декларации где речь идет об Украине, папа стоит на позициях, которая явно имеет больше общего с Московским патриархатом, чем с раскольничьим Киевским.

 

— Мы скорбим о противостоянии на Украине, унесшем уже множество жизней, причинившем бесчисленные страдания мирным жителям, ввергнувшем общество в глубокий экономический и гуманитарный кризис. Призываем все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельному миротворчеству. Призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта, — говорится в 26-м пункте документа. И эти слова в корне отличаются от призывов очистить территорию Украины огнем и мечом от сепаратистов и залить Донбасс кровью ее жителе, которые доносятся из киевского патриархата, в том числе и от так называемого патриарха Филарета, в миру, гражданина Денисенко. А пункт 27 способен вызвать у Филарета тоску и злобу: «Выражаем надежду на то, что раскол среди православных верующих Украины будет преодолен на основе существующих канонических норм». На основе канонических норм – это если не приговор украинским раскольникам, то уж диагноз, это точно.

 

Предмет особой тревоги Папы – Европа, утрачивающая христианство, отказывающаяся от христианских моральных ценностей. И этот процесс имеет две стороны: с одной — предстоятели видят в качестве угрозы секуляризацию общества (изъятие традиционно церковных сфер деятельности в мирское, светское регулирование) и ограничение прав верующих, с другой – политика излишней толерантности и приоритета ценностей пришлых в Европу групп населения по отношению к правам и ценностям традиционного местного населения. Правда, главы церквей завуалировали в Декларации этот пункт в очень обтекаемые выражения: «Процесс европейской интеграции, начавшийся после столетий кровавых конфликтов, был воспринят многими с надеждой, как залог мира и безопасности. В то же время мы предостерегаем против такой интеграции, которая не уважает религиозную идентичность. Будучи открыты к вкладу иных религий в нашу цивилизацию, мы убеждены, что Европа нуждается в верности своим христианским корням». Но вряд ли кто станет сомневаться, о чем здесь идет речь. И по всем этим пунктам забот главы Римской католической церкви патриарх Кирилл полностью поддержал понтифика.

 

Честно говоря, наверное, мало кто мог ожидать такой сходной позиции по целому ряду вопросов, которые ранее разделяли обе Церкви. Рандеву понтифика и патриарха на Кубе и подписанный ими документ дает надежду на то, что разделенные обе Церкви начали совместное движению к сближению, что позволит им выступить единой силой в самых разных сферах жизни планеты. В том числе и в борьбе за мир.

 

Александр Гришин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kirill_Papa_04
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1