Больше чем политика. Платон Беседин

   Дата публикации: 13 февраля 2016, 16:58

 

Есть события, которые случаются раз в тысячу лет. Применительно ко встрече в Гаване Патриарха Кирилла и Папы Франциска это не гипербола. Лидеры двух конфессий действительно не виделись приблизительно тысячу лет – с Великого раскола. Но важно другое – произошла встреча духовных лидеров, через умы, через сердца паствы мощно влияющих на основы миропорядка.

 

Голубь мира

 

Казалось бы, столь историческое событие должно было пройти в более масштабной обстановке, и место можно было бы выбрать более значительное – Москву, Рим или, например, Дамаск. Но нет – встречу Патриарха и Папы оформили как состоявшуюся между делом. Первый двигался в Латинскую Америку, другой – в Мексику, и вот их прямые сошлись, пересеклись на Кубе.

 

Однако в этой ситуации с видимой лёгкостью встречи есть, меж тем, свой скрытый контекст – ведь это начало. А начало должно быть лёгким, но уверенным. Начало, которое, меж тем, готовили долго и тщательно. Будут и последующие встречи, будет сотрудничество. И на политическом уровне тоже. Неслучайно Владимир Путин уже не раз встречался с Папой Франциском.

 

Ныне же сделан шаг сразу в тысячу ли. Встретившись в гаванском аэропорту, обнявшись за плечи и трижды расцеловавшись (в честь Отца, Сына и Святого духа), Патриарх и Папа совершили то, к чему шли православные и католики много веков. Потому в чём-то этот звучный аккорд стал заключительным, а в чём-то, в главном – начальным, предвосхищающим. Перед лицом единой угрозы – агрессии радикалов, сатанизма, фашистской догматики – христиане решили объединиться. И первые слова Папы, сказанные им на кубинской встрече, тут весьма показательны. «Наконец-то», – произнёс он.

 

В 1965 году Папа Павел VI и Вселенский патриарх Афинагор обоюдно сняли друг с друга анафемы, однако с тех пор разделение между церквями не было преодолено, более того, как, к примеру, на Украине, подчас носило воинственный характер. И само христианство в целом пошатнулось, получило серьёзный урон. Сменилась матрица мира – он перестал быть христианским.

 

Сами же христиане, как и много веков назад, подверглись гонениям. Их уничтожают физически, прессуют морально. Выкорчёвывают христианские ценности, разрушают христианские святыни, извращают христианские символы – делают, сделали агрессивно-показательный грех нормой. И на государственном уровне, по сути, никто, кроме России, не воспротивился этому.

 

Час нанести ответный удар пробил в Гаване. Патриарх и Папа выступили с исторической декларацией, которая должна стать основой будущего христианского форпоста. В ней, в частности, говорится о незамедлительном начале борьбы мирового сообщества против вытеснения и истребления христиан на Ближнем Востоке. И это несомненный посыл европейским странам, а так же США.

 

Однако, если в Ираке и Сирии сталкиваются разные цивилизации, разные религии, то на Украине, издревле бывшей территорией Дикого поля, идёт битва внутри изначально одной христианской религии, а Днепр становится границей, фронтовой линией – физически и метафизически – Востока и Запада.

 

С обретения страной независимости в 1991 году религия использовалась здесь как ключевой элемент большой политический игры, как инструмент раскола и вместе с тем переформатирования всей нации. «Религия и язык – только за них и держись», – писал критик Лев Пирогов, и это действительно так. Разбить религиозно-языковое единство значит уничтожить идентичность человека, его цивилизационный код.

 

На Украине же, с одной стороны, произошёл конфликт внутри Православной церкви, когда раскольник Филарет создал УПЦ Киевского Патриархата, с другой, греко-католики начали активные действия по расхищению православных епархий, по обращению людей другой веры в свою, по преследованию иноверцев. С первыми днями Евромайдана ситуация стала критической. Униаты активно поддержали протестные настроения, их священники вели службы на главной площади страны, а некоторые даже благославляли паству на вооружённое противостояние. Зачастую всё это сопровождалось агрессивной русофобской риторикой. В свою очередь, многие православные Московского Патриархата заняли противоположную позицию.

 

Напомню так же, что незадолго до начала Евромайдана в ПАСЕ было озвучено обращение украинских религиозных организаций с просьбой к России не мешать Украине идти выбранным европейским путём. Первой на обращении стояла подпись раскольника Филарета, а далее шла подпись митрополита Владимира из Патриархата Московского, до этого подчёркивающего тесную духовную и культурно-историческую связь с Москвой. Поступок Владимира, тогда уже тяжело больного (вскоре он умер), вызвал негодование среди православной братии Украины. Открыто его выразили в Свято-Успенском монастыре Донецкой Епархии, где поступок митрополита сравнили с поступком Ивана Мазепы и назвали его плацдармом для создания автокефальной церкви.

 

После же победы Евромайдана на Украине начались гонения на православных священников Московского Патриархата. Многие из них были вынуждены спешно покинуть страну. Религия стала инструментом политической игры. И бойня, идущая сегодня на Донбассе, так же, прежде всего, является следствием произошедшего религиозного и цивилизационного раскола, преодолеть или, как минимум, сгладить который можно не только политическими, но и во многом —  духовно-религиозными решениями.

 

Безусловно, Патриарх и Папа прекрасно понимали это, оттого в декларации, принятой ими в Гаване, в частности, сказано: «Мы скорбим о противостоянии на Украине, унесшем уже множество жизней, причинившим бесчисленные страдания мирным жителям, ввергнувшим общество в глубокий и экономический, и гуманитарный кризис. Призываем все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельному миротворчеству. Призываем наши Церкви на Украине трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта». Так же прозвучали слова о преодолении существующего раскола между церквями на основе существующих канонических норм, и ключевое слово здесь – «канонических».

 

Обращение Патриарха и Папы относительно Украины полностью соответствует духу их встречи, где главенствует идея объединения, братства не только церквей, но и всех христиан мира, жёстко осуждается политика секуляризации и метод «униатизма». И эти слова, несомненно, призывают к изменению строя, сложившегося в данном вопросе на Украине.

 

Состоявшаяся в Гаване встреча имеет колоссальное значение для всего мира, она есть основа будущего христианского мироустройства. Для Украины же она может стать не просто стимулом, но директивой к примирению враждующих сторон, к улучшению российско-украинских отношений, которые, безусловно, зашли в тупик не только в политических и социально-экономических аспектах, но, прежде всего, в духовных основах. Пролито слишком много крови, сказано слишком много резкостей и даже мерзостей. Граница разделения прошла через человеческие сердца и души. Поэтому исправить ситуацию только политическими методами здесь вряд ли возможно. Необходимо лечить, примирять через глубинные, духовно-религиозные инициативы.

 

В Гаване Патриарх Кирилл и Папа Франциск явили голубя мира. Долгожданный знак.

 

Платон Беседин, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1