Одна из главных стратегических целей сирийской армии — контроль над границей с Турцией. Об этом  прямо заявил политический советник президента Сирии Асада на прошлой неделе,  причем  операцию на севере Сирии планируется продолжать до взятия под контроль и провинции Алеппо и границы, что позволит, по словам советника,  «остановить террористов, которых посылает Турция».

 

Битва за Алеппо: решающий бой сирийской войны

 

Не успела прозвучать эта новость из Дамаска, как премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что его страна намерена защитить сирийский Алеппо. «Мы вернем наш исторический долг. Когда-то (во время Первой мировой войны) наши братья из Алеппо защищали наши города, теперь мы защитим героический Алеппо. За спиной его защитников вся Турция», — заявил Давутоглу.

 

Эти слова премьера Турции  не стоит рассматривать как простую браваду. Если на международном поле Эрдоган безусловно ведущая фигура, то в рамках управления страной, включая и военно-политические  вопросы  весьма существенную роль играет премьер Давутоглу, который заодно и лидер правящей партии.

 

И здесь стоит внимательнее посмотреть, кто же такой этот воинственный Давутоглу,  и что мы можем от него ожидать. Известно, что он крымский татарин родившийся в Турции,  карьерный гуманитарий, написавший ряд книг, преподавал в университетах, а  позже – в военной  Академии Турции,  где и установил крепкие связи с военными. Его политическая карьера — преподаватель Академии, министр иностранных дел Турции, лидер правящей партии и затем премьер-министр — была треком неуклонного роста веса и влияния. Политические воззрения Давутоглу можно охарактеризовать как: «Панисламизм, пантюркизм  и  османизм», причем если последнее (восстановление величия  османского мира)  является целью, то первые два — лишь удобные инструменты достижения этой цели.

 

Чтобы проще понять суть его воззрений представьте себе, что наш министр иностранных дел пишут научные работы и книги, с главной линией выдержанной в духе: «Русская идея и православная экспансия как основа российского влияния» — и встречает при этом  полную поддержку военной и политической элиты страны. А именно таковы по сути,  научные работы Давутоглу. Поэтому воинственные заявления премьера Турции не являются для него позой  — это суть всей его политической линии,  возможно, еще более основанной на идеях большой османской экспансии, чем даже линия Эрдогана.

 

При этом идеи и политические практики пантюркизма направлены одновременно  ко всем тюркским народам,  включая население СССР и нынешней России, в которых Турция трактуется  как абсолютный центр притяжения для всех тюркских народностей в мире, а панисламизм турецкого образца  —  позиционирует Турцию как непререкаемого регионального лидера исламского мирра, имеющего   авторитет  и  для нетюркских соседних  народов. И в ареоле этих концентрических кругов влияния  сияет великая Турция — наследник османской Империи.

 

Османизм при этом имеет  для Давутоглу  особое,  фундаментальное значение, так как утверждает  величие Турции  на основе  особых отношений с бывшими территориями Османской империи (тут я  практически цитирую его работы). При этом, любая война — это не только схватка железа, но и столкновение смыслов, в которых последние наравне с полководцами одерживают победы или терпят поражение. Поражение под Алеппо будет для Давутоглу не просто военной неудачей, а в определённом смысле, крушением всей великой имперской идеи. Поэтому к угрозам турецкого лидера вступить в войну следует отнестись предельно серьёзно.

 

Сам Алеппо при этом с 2011 года,  с самого начала турецкой экспансии в Сирию рассматривался турками  как возможная вторая столица страны, в том случае если бы Дамаск оказался не по зубам повстанцам. Поражение под Алеппо лишает турецкую  клиентуру каких-либо шансов  закрепиться в Сирии в рамках плана «Б» —  раздела страны  между про — Турецким правительством, которое могло бы расположиться в  этом древнем городе, и другими столицами страны.

 

Но, кроме «войны смыслов» есть и реальная война на земле. В целом, в борьбе за Алеппо сейчас столкнулись три  главные силы — Армия Сирийской Арабской Республики, далее разнородные силы, в целом  подконтрольные Турции, воюющие за приграничную полосу от побережья Средиземного моря до Алеппо, и далее на восток – обширные силы ИГИЛ.

 

Оперативно реализуемый Сирией план похож на тот который пытались разыграть Вооруженные Силы Украины в июле-августе 2014 года: закрепиться  на окраине большого города,  и тем временем  рассекающими ударами  в сторону границы перерезать  снабжение защищающих город сил.

 

Тогда, в августе, у границы с Россией наступающие силы ВСУ встретились с «северным ветром», были окружены и разгромлены. Сейчас, в похожей ситуации – силы Асада, которые могут напрямую столкнуться с «Турецким потоком», с  военными действиями сил Турции за пределами своих границ. Это реальная опасность, и не стоит её недооценивать. Права на создание «гуманитарных коридоров безопасности» в сторону Алеппо — читай, на прямое вторжение – Турция добивается у мирового сообщества с 2011 года.

 

Политически для Асада  проблема осложняется вот какими обстоятельствами. Зачистка турецкой клиентуры, всей этой «умеренной оппозиции», как её называют в Европе,  от побережья Средиземного моря до Алеппо  вызовет все-европейский вой и стон, несопоставимый со всем, что мы слышали раньше.  Несчастные дети,  гибнущие под российским бомбами и бегущие от российской агрессии  сирийские беженцы заполнят все телеэкраны западного мира. Если не будет поводов их придумают или создадут.  Это почти неизбежный сюжет,  и неясно, сможет ли Россия политически выдержать это давление, или же пойдет на попятную и политическое отступление,  как в случае в Новороссией.

 

Если же Асад начнёт побеждать, мы увидим одновременно активность и западных политиков, желающих немедленно заморозить линию фронта  хоть на каких-то  приемлемых для НАТО границах, и работу «пятой колонны» внутри самой российской политической элиты,  для которой попытаться  продать Асада Западу, так, как они ранее попытались продать тому же Западу   Донбасс в обмен на снятие санкций, является приемлемым шагом.  Одновременно мы   увидим  новый этап грубого  политического давления на Москву из мировых столиц, стенания Меркель, гуманитарно озабоченное лицо Холланда,  снующее туда-сюда с видом огородного  пугала тело  госсекретаря Керри, и, возможно,  суровые желваки Обамы, если первые три посланца не справятся с задачей коррекции линии Москвы.

 

Если же политики в Москве выдержат это давление,  то у военных есть шанс решить все задачи по зачистке Алеппо. Довольно хорошо видно, что  стратегический план, который реализовала  Сирия с момента входа туда ВКС  России, включал в себя завоевание полного контроля  над районами по линии Дамаск-Хомс-Хама-Идлиб-Аллепо, по линии  главного сирийского шоссе соединяющего крупнейшие горда страны, и идущего от Дамаска до Идлиба  с юга на север на расстоянии примерно ста километров от Средиземного моря, и дальнейшей полной зачистке этого сектора.

 

Невзирая на то, что зачистка идет медленно и трудно, план создания полноценного приморского плацдарма для дальнейшего, уже полного освобождения страны  постепенно выполняется. Заметно также, что на втором этапе войскам поставлена задача более глубокой операции по зачистки границы Сирии с Турцией от боевиков, первоначально  на глубину  200-300 километров от побережья  моря до Аллепо, и далее  к Евфрату.   Тот, кто контролирует побережье и Алеппо в итоге будет владеть всей Сирией. Вот цена вопроса.

 

Когда в бою кроме войск сталкиваются и принципы политики, нередко становится понятна их подлинная цена. В столкновении принципиальной политики и политики «хитрых планов», как правило, всё-таки побеждают принципы.

 

Высокая волатильность российской политики в последнее время, когда не только курс рубля, но и политическая линия страны долго колебалась вокруг «доллара и евро» заставляет быть осторожней в прогнозах.  Самые ближайшие события покажут,  сможет ли  Россия удержаться на линии принципиальной политики, или вновь вступит на путь ситуативного  торга союзниками, рассчитывая непременно  всех обыграть.

 

Борис Борисов, «Журналистская правда»