Государственный капитализм. Александр Роджерс

   Дата публикации: 12 февраля 2016, 18:58

 

Уважаемый Ростислав Ищенко написал статью о невозможности реставрации социализма в современной Российской Федерации. Я как бы очень скептически отношусь к слову «невозможно», поэтому попробую частично прооппонировать.

 

Государственный капитализм

 

Для начала, я всегда стараюсь тщательно и осторожно подходить к использованию терминов. «Реставрация» социализма в Российской Федерации действительно невозможна, потому что в СССР социализма не было (разве что в определённый период до 1961 года).

 

Фридрих Энгельс в своей работе «Анти-Дюринг» подробно объяснил, что так называемый «групповой капитализм», когда каждое предприятие выступает как независимый субъект торгово-экономических отношений, неизбежно приводит к возрождению капитализма.

 

Ни Хрущев, ни Косыгин, очевидно, этой ключевой работы Энгельса не читали, поэтому активно насаждали рыночные отношения в СССР, превратив артели, колхозы и заводы в этих самых «групповых капиталистов».

 

Поэтому в СССР никакого настоящего (соответствующего определению) социализма не было, а был частично государственный, частично коллективный капитализм с сильными элементами социального государства (спасибо и на этом).

 

И поэтому «рыночные» преобразования после его развала свелись лишь к приватизации, созданию фондовых бирж и урезанию социальных расходов. А никакие социалистические экономические отношения ломать не пришлось, потому что их к тому времени уже не было. Просто вместо одного формального собственника – государства – появилось много частных собственников.

 

Вот только эти частные собственники, вопреки теории, не стали инвестировать в развитие и модернизацию производств, а зачастую использовали захваченные средства производства на истощение или же вовсе пилили их на металлолом. Ведь у частника, в отличие от государства, нет никаких социальных обязательств и ответственности перед народом. И его задачей вовсе не является выпуск качественной продукции в достаточных для удовлетворения нужд экономики объёмах, его единственная задача – максимизация прибыли.

 

Именно поэтому заводы «Apple» были перенесены в Китай, и никакой американский патриотизм не способен вернуть их оттуда обратно – частным владельцам акций плевать на патриотизм и благосостояние американского народа, их интересует лишь прибыль и капитализация.

 

Возвращаясь к Российской Федерации, и пытаясь дать определение, что же строит её правительство, я бы достаточно уверенно назвал эту формацию «государственный капитализм».

 

Более того, за последние 2-3 года, на словах рассказывая о планах на приватизацию (чтобы запад расслабился) государство существенно нарастило своё присутствие в стратегических отраслях – энергетике, нефтегазе, оборонке etc.

 

Государственные корпорации – это естественная и единственно правильная форма организации экономики в России. Чтобы понять, почему – нужно прочитать «горькую» теорему Паршева.

 

В Китае достаточно поставить барак из гипсокартона или фанеры и можно завозить станки – готовый цех. А у нас нужно строить цех в два кирпича, подводить туда отопление, и ещё учитывать относительно короткий световой день большую часть года. И по два урожая в год на большей части территории России можно и не мечтать.

 

При прочих равных инвестирование в Россию (за исключением разработки/разграбления недр) всегда будет менее доходным, чем инвестирование в ту же Юго-восточную Азию, поэтому единственный системный инвестор, заинтересованный в поддержании российской промышленности – это само российское государство. Никакой частный иностранный капитал сюда никогда не придёт (так же, как и на Украину). Сами, только сами.

 

Опять же, эффективность и доходность производства в России всегда будет ниже, чем во многих других странах. Потому что климат суровый, потому что расстояния большие – расходы на капитальное строительство, отопление и транспорт неизбежно выше.

 

Именно поэтому в России невозможно построение долгоживущей экономической (или, вернее, хрематистической) модели, ориентированной на получение максимальной прибыли. Если же пытаться такую модель построить, то это приведёт лишь к развалу, деградации и депопуляции, что мы и видели на протяжении всех девяностых.

 

«Здесь вам не равнина, здесь климат иной». При попытке внедрить в России гедонистические ценности здесь просто все вымрут. Потому что для выживания в суровых российских условиях нужно впахивать. И никакие Навальные с Касьяновыми и Ходорковскими этого факта не изменят (они его тупо не понимают, потому что никогда не работали руками).

 

Почему нам так нравится мир Вархаммера-40К? Потому что, как и Империум, Россия всегда была и всегда будет территорией преодоления и выживания. Этот факт нельзя изменить, и если вам это не нравится – просто уезжайте.

 

И единственная приемлемая для России форма общественной организации (при любой другой она просто не выживет) – это сильное государство, опирающееся на трудолюбивый народ.

 

Это российский общественный договор, существующий уже много столетий – общинный, соборный способ хозяйствования, когда народ работает и защищает Родину, а Родина взамен обеспечивает структурирование жизненного пространства и организацию экономики и обороны. Патернализм? Ну и что? Общинность лучше, чем эгоизм. А если вам это не нравится, то вы не русский и вам нужно не мучить пятую точку и уезжать.

 

Так что госкапитализм в сочетании с сильным социальным государством – это и есть единственный возможный вариант пути для России. Называть ли это социализмом? Возможно. Но ничего другого здесь построить просто не получится.

 

Александр Роджерс, специально для News Front

Александр Роджерс

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1