Турция — важнейший партнер Германии? Дмитрий Наркевский

   Дата публикации: 11 февраля 2016, 21:20

 

Турция, оказавшись в трудной ситуации перед лицом российских санкций и нарастающих успехов сирийской армии против поддерживаемых Анкарой военных группировок, в последние месяцы активизировала свою внешнюю политику. На российском направлении ситуация только ухудшается, что в очередной раз подтвердил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. В отношениях с США тоже все не так гладко. Нежелание Вашингтона признать курдские силы террористами привело к демаршу с вызовом американского посла в турецкий МИД. Более того, президент Турции, а вслед за ним и министр иностранных дел в ультимативной форме потребовали от США определиться с союзниками в войне с ИГ (организация запрещена на территории РФ): или турки, или курды.

 

Ангела Меркель

 

Но есть одно направление внешней политики, где Турция выигрывает одно сражение за другим, и, похоже, ее визави признали свое полное поражение. Это Европа. Анкара нащупала болевую точку Евросоюза и лишь увеличивает давление, стараясь выжать максимум из сложившейся ситуации.

 

Подтверждением турецкой политики шантажа стали итоги последнего визита канцлера Германии Ангелы Меркель в Анкару. Лидер ФРГ фактически была вынуждена повторять указанные Анкарой слова, уже не задумываясь ни о внешнеполитических последствиях для Германии и ЕС, ни о собственном авторитете внутри европейского дома.

 

На пресс-конференции по итогам переговоров Ангела Меркель впервые обвинила Россию в действиях, способствующих росту числа беженцев из Сирии. «Страдания десятков тысяч людей, вызванные бомбардировками, в основном с российской стороны, в последние дни просто шокируют», — заявила канцлер Германии.

 

Столь резкая реакция вызвана очередным раскручиванием панических сообщений о ситуации с сирийскими беженцами. Поводом послужили заявления Турции о том, что в результате наступления правительственных сил Сирии при поддержке российской авиации в районе Алеппо на сирийско-турецкой границе скопилось до 35-70 тысяч беженцев.

 

И вот тут четко прослеживается желание Анкары использовать беженцев в своей европейской политике. Последняя тактическая операция была рассчитана идеально. За несколько дней до этого Анкара заявила, что не пропустит увеличившийся из-за действий Асада и Путина поток сирийцев на свою территорию, так как в Турции уже находится около двух с половиной миллионов беженцев. Европейское сообщество тут же отреагировало. Вспомнив о человеколюбии, лидеры ЕС вместе с представителями ООН и гуманитарных организаций призвали Турцию уважать международное право и пропустить беженцев через границу. Турция позволила себя уговорить и уже пропустила 10 тысяч беженцев.

 

Оказалось, что в нынешних условиях упоминание даже о столь незначительной по сравнению с общим числом беженцев численности сирийцев, желающих укрыться в Турции, может повергнуть в шок богатую и спокойную Европу. Почему-то, когда год-два назад Турция заявляла о 2 миллионах беженцев на своей территории, лидеры ЕС не устремлялись в благородном порыве в Анкару с предложениями помощи. И вот Турция, которая еще год назад вынуждена была заявить о потере интереса к евроинтеграционному процессу, сейчас снисходительно соглашается продолжить переговоры.

 

На самом деле сегодняшняя ситуация лишь очередной акт европейского театра политического абсурда. Для того, чтобы понять насколько безвольным оказался Евросоюз вернемся на некоторое время назад, а именно к совместному заявлению руководителей ЕС и Турции по итогам политического диалога на высшем уровне, состоявшегося в Анкаре 25 января. Иначе как полной капитуляцией данный документ назвать нельзя. В соответствие достигнутыми договоренностями ЕС:

 

 — согласен либерализовать визовый режим с Турцией уже к октябрю 2016 года (судя по всему наплыва турецких граждан европейцы уже не боятся, хотя чем для простого западного обывателя отличается турецкий экономический мигрант от любого иного мигранта из мусульманской страны не понятно);

 

— готов возобновить переговоры по ранее блокированным статьям экономической и монетарной политики и начать переговоры по таможенному союзу (тут вопросы дешевых турецких товаров, сертификации, пошлин оказались не такой уж и серьезной проблемой);

 

— подтвердил обязательство предоставить Турции 3 млрд евро в рамках решения проблемы беженцев (наконец, Германия и Брюссель добились от членов ЕС выделения средств Турции);

 

— признал важность Турции в вопросе энергетической безопасности и диверсификации энергопоставок в ЕС (опасений, что нефть может идти от ИГИЛ у ЕС, похоже, уже нет, хотя не так давно министр обороны Греции, члена ЕС, обвинял Анкару в контрабанде нефти);

 

— готов сотрудничать в сфере борьбы с терроризмом и рассматривает «Рабочую партию Курдистана» в качестве террористической организации (а как же Европейский суд с его отменой решения о включении «РПК» в список террористических организаций? Дело № 2008/С 142/40?);

 

— признает весомый вклад Анкары в европейские миссии (в какие не указано);

 

— видит перспективу решения кипрской проблемы (то есть вывода турецких войск с острова уже не требует? Интересно мнение Республики Кипр по этому вопросу);

 

— и, наконец, ЕС приветствует создание Турцией группы по реформе «для продолжения процесса политических реформ, включая сферы верховенства права и обеспечения фундаментальных свобод» (и это на фоне репрессий в отношении журналистов и политических оппонентов, а также полномасштабной военной операции против собственного курдского населения).

 

В этой ситуации визит Меркель стал лишь продолжением лицемерной политики Евросоюза. На итоговой пресс-конференции канцлер избегала акцентов на соблюдении прав человека в Турции, что вызвало определенное недовольство со стороны как немецкой, так и оппозиционной турецкой прессы. Разве можно было представить раньше, что лидер Германии, которая в 2013 году вместе с Австрией и Нидерландами заблокировала на три года переговоры о вступлении Турции в ЕС в связи с разгоном демонстрантов на площади Таксим, промолчит по поводу явных нарушений прав граждан, свободы слова и осады турецкими войсками собственных городов?

 

Причина такого поведения — отсутствие собственного плана ЕС по выходу из кризиса с беженцами. Пока Германия, так долго боровшаяся за право быть первой среди равных, не может предложить ничего, кроме как пустить все на самотек. Политика канцлера выжидать, дожидаясь, пока ситуация не разрешится сама собой, была хороша в спокойные и сытые годы. Медлительность в принятии решений рассматривалась не как слабость, а как дальновидная взвешенная политика. Однако, в моменты кризиса люди ожидают увидеть четких, решительных и, главное, эффективных действий своих лидеров. Но этого так никто и не дождался. Многочисленные саммиты, визиты, переговоры не дают ответ на один прямой вопрос: в чем заключается стратегия Берлина? Ждать пока ситуация разрешится сама собой? В этой связи нельзя не согласиться со мнением политолога и профессора МГИМО Андраника Миграняна, считающего, что «основная тенденция сегодня заключается в том, что европейцы категорически против этой вакханалии. И главной виновницей того, что произошло, оказалась Ангела Меркель. Не случайно у нее сегодня очень низкий рейтинг, ее политическое будущее в серьезной опасности».

 

Все что смогла предложить Германия — это попытаться выделить экономических мигрантов из общей массы прибывающих в Европу, остальных распределить по всем странам ЕС и надеяться, что после окончания войны их удастся вернуть в Сирию. На той же пресс-конференции в Анкаре Меркель заявила, что Германия будет принимать мигрантов, но должна перевести проблему в законную юридическую плоскость, для чего необходимо подготовить законодательную базу. Что это, если не затягивание проблемы, ведь мигранты продолжают пребывать, а с приходом теплой весны их поток ожидаемо увеличится?

 

Такой подход уже не удовлетворяет не только политических оппонентов канцлера в Европе и Германии, но и ее союзников. Так, посетивший на прошлой неделе Россию премьер-министр Баварии Х. Зеерхофер сделал очередное громкое заявление, назвав современное положение в Германии господством беззакония. Критическое отношение к политике Берлина главы Баварии важно не только потому, что он представляет один из наиболее экономически мощных регионов ФРГ, но и потому что Зеерхофер является лидером ХСС, политического союзника меркелевой ХДС. Скандалы внутри политической коалиции усиливают позиции оппонентов Меркель и, в первую очередь, СДПГ. Следовательно, совместная борьба за избирателя и устойчивость нынешнего правительства Германии могут оказаться под вопросом.

 

Еще одна инициатива, прозвучавшая из уст немецкого лидера, это предложение привлечь к охране морской границы ЕС с Турцией силы НАТО. Однако, Меркель не пояснила до какого уровня смогут применять натовские моряки меры воздействия на транспортирующих беженцев посредников. Кто решится отдать приказ на силовое воздействие или стрельбу? Или беженцев будут уговаривать повернуть вспять? Помнится именно ФРГ еще в 2008 году отметилась подобной беззубостью на заре международной операции против сомалийских пиратов, когда немецкий военный корабль освободил захваченное арабское судно, разоружил пиратов и… отпустил их, не найдя угрозы интересам Германии, а фактически не зная, что с ними делать.

 

В случае с беженцами ситуация еще сложнее. Любые силовые действия однозначно вызовут протесты определенных сил в Европе, а скандалов вокруг нарушений прав человека внутри ЕС никто из европейских лидеров не хочет. Можно закрыть глаза на гибель людей в Турции, но не в Европе.

 

Эту психологию прекрасно понимают в Анкаре. Именно поэтому не кажется журналистским вымыслом материал о ходе неофициальных переговоров Эрдогана с европейскими функционерами Туском и Юнкером осенью 2015 года, в ходе которых президент Турции требовал от ЕС увеличить финансовую помощь и интенсифицировать процесс переговоров по вступлению Турции в ЕС, угрожая организовать дополнительный поток беженцев в Грецию и Болгарию. И хотя официальные лица в Брюсселе отказались комментировать данную информацию, последние решения ЕС и риторика Меркель не дают усомнится в ее реальности.

 

Единственное, что остается Германии и ЕС это попытаться сохранить хорошую мину при плохой игре. И Меркель не придумала ничего лучше как вслед за Турцией обвинить Россию во всех грехах. С учетом антироссийских санкций и активно формируемого среди европейцев образа врага в лице России, канцлер Германии посчитала меньшим злом добавить к проукраинской протурецкую риторику. Подобный ход, однако, ясно продемонстрировал неспособность ЕС вести независимую внешнюю политику. И если раньше этот факт можно было объяснить слишком сильным влиянием США, то сегодня становится ясно, что даже такая страна как Турция может найти способ поставить Европу на колени. Говоря проще, сегодня вистует Эрдоган, а европейским лидерам осталось лишь смиренно ждать какая карта им выпадет, однако, рассчитывать на то, что Анкара оставит европейцам хоть один козырь не приходится.

 

Дмитрий Наркевский

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1