Интересы Турции в Сирии сквозь призму курдского фактора. Джамиля Кочоян

Дата публикации: 11 февраля 2016, 12:30

 

Из российских СМИ стало известно о том, что турецкий премьер – Ахмет Давутоглу – предложил России прекратить воздушную антитеррористическую операцию в Сирии, мотивируя это тем, что она наносит удары по гражданским целям в Сирии (как передает «РИА Новости»). Однако ясно, что операция России мешает турецким интересам в Сирии.

 

Интересы Турции в Сирии сквозь призму курдского фактора

 

Известно, что с начала войны в Сирии Турция выступала категорически против сохранения существующего режима Башара Аль-Асада. Доктрина Ахмета Давутоглу – «ноль проблем с соседями» — претерпела крах, поскольку, во-первых, она дорого обходится турецкой экономике, а во-вторых, политически негибкая и неспособная подстраиваться под современные реалии ближневосточного региона. Факторов турецко-сирийского противостояния много – от курдского вопроса, территориальных претензий, до политических противоречий. Мы знаем, что в ближневосточных процессах политика всегда идет рука об руку с экономикой: проблемы в одной сфере обязательно сказываются на ситуацию в другой.

 

Самая главная причина антипатии к Сирии как ни странно связана с курдами. Турции важно пресечь всякую возможность курдской автономии в составе Сирии. Иракский Курдистан де-факто независим, де-юре полную независимость Иракского Курдистана от Багдада на сегодняшний день поддержали 36 государств. Сирийские курды как никогда близки к автономии в Сирии (если оперировать цифрами, то по сравнению с 2014 годом сирийские курды увеличили площадь контролируемых территорий на 186%).  Сирийские курды – одна из немногих сил в гражданской войне, которая ведет абсолютную и стремительную борьбу с терроризмом ИГИЛ (запрещено в РФ – ред.). Учитывая крайне близкую границу Сирии, Ирака с Турцией, Т. Эрдогану важно – ради территориальной целостности своей республики – ликвидировать любую возможность развития государственности для курдов.

 

Еще одна политическая причина – неприятие режима Асада. И в этой причине тоже прослеживается курдский подтекст. Поскольку в ноябре 2015 года курды официально, от имени председателя сирийской влиятельной прокурдской партии «Демократический союз» Салиха Муслима, заявили о готовности сотрудничать с Россией, соответственно можно сказать, что курды совместно с Россией борются за сохранение режима Президента Башара Асада. При условии обеспечения своих интересов, конечно.  Это противоречит курсу Эрдогана – цель которого свержение режима. Партия «Демократический союз» является крылом «Рабочей партии Курдистана», которая является террористической в Турции. Кстати, Москва не признала Рабочую партию Курдистана террористической организацией несмотря на многочисленные политические намеки со стороны Анкары.

 

Третья причина турецких интересов в Сирии связана с «буферной зоной». Для того, чтобы понять ценность этой микро территории для Турции, разберем современную экономику республики. В Турцию за 2015 год нахлынуло 2 миллиона беженцев, содержание которых обошлось турецкой экономике в 8 млрд. долларов. И даже громогласный приезд Ангелы Меркель в октябре 2015 года не решил ситуацию. Дело в том, что ЕС готов был выплачивать Турции ежегодно 1 млрд долларов. Однако 1 миллиард и 8 миллиардов… разница внушительна. Поэтому это своего рода «буферная зона» для размещения там сирийских беженцев, а также защита от  боевиков. По плану Анкары, эту зону должны охранять умеренная оппозиция. Кроме того, с января 2016 года Турция фактически лишается еще 4,5 млн российских туристов. Отток отдыхающих из России уже обошелся Турции в 12 млрд долларов. Помимо туризма, принятые российские санкции против Турции ударили еще по трем секторам экономики – строительство, энергетика и сельское хозяйство. Многие эксперты считают, что, если российско-турецкая конфронтация продолжится, в Турции может наступить настоящий коллапс. И конечно, затраты на извечную борьбу с курдами: в связи с успехами сирийских курдов, активизировалась деятельность турецких курдов, представителем которых является уже упомянутая «Рабочая партия Курдистана». Часть «зоны» принадлежит курдам, которые никого не собираются подпускать к своим трофеям. Порядка 80 км территории подконтрольны курдским отрядам с собственной партией и военизированными и управляющими структурами.

 

Все эти причины доказывают, что, благодаря недальновидности турецкого султана, экономика республики переживает сложнейшие за последние года времена.  Проблемы стали результатом недипломатичной и эмоциональной политики неоосмана. Тайип Реджем Эрдоган – личность прежде всего эмоциональная, обидчивая и злопамятная. Ненависть к Башару Асаду тоже носит исключительно эмоциональный подтекст. Непредоставление курдам автономии – это тоже лишь эмоциональное нежелание Турции. Важно сказать, что результаты наших анализов многократно доказывали, — для Турции прагматичнее было бы согласиться дать курдам автономию. Во многих ситуациях это единственный спасательный круг Эрдоган. Рассмотрев указанные интересы и особенности турецко-сирийского противостояния, можно с уверенностью сказать, что все они так или иначе завязаны на курдском факторе. Почему? Потому что курды:

 

  • приоритетная ближневосточная карта,
  • главный фактор нестабильности для Турции,
  • потенциальный союзник для России.

 

Война курдов – война без двойных стандартов. Национально-освободительная борьба во имя истинных демократических целей импонирует России, но злит Турцию. В этом главная причина турецко-сирийского противостояния.

 

Джамиля Кочоян, специально для News Front

Джамиля Кочоян

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1