Так кончился пир их бедою. Максим Соколов

Дата публикации: 10 Февраль 2016, 16:57

 

Акция прямого действия, заключавшаяся в метании торта в бывшего премьер-министра М.М. Касьянова, происходила в большом сумбуре. Даже показания сотрапезников Касьянова (метание случилось за ужином в ресторане) расходятся.

 

Так кончился пир их бедою

 

Одна активистка ПАРНАСа сообщала, что в ресторанную залу вбежало множество людей, говоривших по-чеченски (немалая образованность, далеко не всякий может отличить чеченский язык от какого-нибудь другого из многочисленных кавказских наречий) и стали кидать в Касьянова «торты (мн. ч.) и предметы». Тогда как ближайший соратник б. премьера К.Э. Мерзликин сообщил, что «двое кавказцев бросили в Касьянова большой торт (ед. ч.)», после чего вся шайка скрылась.

 

Как бы то ни было, метание в лицо оппоненту даже маленького торта в единственном числе есть очевидное хулиганство, подлежащее наказанию согласно Кодексу об административных правонарушениях. М.М. Касьянов не поражен в правах и имеет полное право невозбранно ужинать в предприятиях общепита. Это его право было хулиганами нарушено.

 

При этом методика борьбы с «врагом народа» — сколь можно понять, кавказцы протестовали против прозападных симпатий бывшего премьера — сама была сугубо западной. Тортометание есть излюбленнейший гэг Голливуда, причем с точки зрения мастеров кинематографа много кондитерских изделий не бывает. Идеально, по всем канонам поставленное тортометание — это когда у всех действующих лиц морды покрыты непроницаемым слоем сливочного крема.

 

А поскольку кино — школа жизни, то и в реальном быту тортометание имеет хождение. Еще в начале века на йордановском НТВ Л.Г. Парфенов в одном из выпусков «Намедни» посвятил этому занятию целый сюжет. Творческая группа основательно поработала, так что даже можно было сделать интересные обобщения. Например, то, что тортометателей особо привлекают члены царствующих домов, а также знаменитые мастера искусств. От себя добавим, что по статистике метатели более серьезных предметов скорее тяготеют к реальным политикам.

 

То есть, с одной стороны, случившееся с М.М. Касьяновым было еще далеко не худшим вариантом — есть субстанции гораздо более неприятные, чем сладкий крем, — и к тому же он оказался в компании весьма высокопоставленных лиц. Наряду с самим принцем Уэльским.

 

С другой стороны, при выборе предмета для метания ему было отказано в признании его сколь-нибудь политически влиятельной фигурой. Торты мечут в принцев и принцесс, подвизающихся в рамках современных конституционных монархий, то есть ничего не решающих и наделенных чисто представительскими функциями. Что для лидера Партии народной свободы недостаточно.

 

Хотя кавказскому темпераменту более свойственна пылкость и горячность, нежели хладнокровная утонченность, в данном случае мы имеем дело именно с менее распространенным случаем утонченного издевательства. Сперва по адресу М.М. Касьянова раздавались зловещие угрозы, герой ПАРНАСа оказывался в перекрестье прицела, «наемника безжалостную руку наводит на поэта Николай», чтобы затем всё вылилось в вульгарно-голливудское тортометание. Для которого перекрестье прицела совершенно необязательно. М.М. Касьянов готовился стать героем возвышенной трагедии, а оказался действующим лицом грубой комедии.

 

Впрочем, это и хорошо. История не знает случая, чтобы человек, ставший жертвой тортометания, претерпевал впоследствии более серьезные покушения. Вроде бы из первого логически никак не следует последнее, но тем не менее хронисты не припомнят. Должно быть, тратить на ставшего комическим персонажа пулю или бомбу злодеи считают несообразным.

 

Наверное, эта закономерность всех скорее порадует и даже примирит М.М. Касьянова с кондитерскими изделиями.

 

Хотя хулиганничать всё равно нехорошо.

 

Максим Соколов, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kasianov_dcf2


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1