Эксклюзив News Front. Яков Кедми: Победа Асада и ВКС России в Сирии — вопрос ближайшего времени

   Дата публикации: 09 февраля 2016, 16:47

 

Эксклюзив  News Front. Израильский государственный деятель, военный эксперт, политолог Яков Кедми помогает разобраться в ближневосточной мозаике и считает, что  победа армии президента Асада совместно с ВКС РФ предрешена. Это вопрос ближайшего времени, – уверен он.

 

 

News Front: Ближний Восток. Что там происходит на самом деле? Много сил участвует в конфликте. Кто и в чем заинтересован? Сегодня можно услышать от политологов и военных порой самые противоположные версии. Хотелось бы, также, узнать  – не перерастет ли кризис на Ближнем Востоке в новую мировую войну? Слово Якову Кедми.

 

Яков Кедми: В Сирии происходит два вида деятельности. Первый – это то, что мы видим на поле боя. И здесь мы видим, что российским войскам удалось развернуть на 180 градусов развитие событий и лишить все виды вооруженной оппозиции или террористов военной инициативы. Но расчеты российских военных на то, что сирийской армии в течение трех месяцев удастся решить тактические проблемы, оказались немного не реальными. Слабость сирийской армии на деле оказалась намного ниже предполагаемой.

 

На сегодняшний день результат такой: сирийская армия с помощью России восстанавливает свою боеспособность и перешла во взаимодействии с ВКС РФ на всех участках фронта. Целями наземной операции, в которой российские войска не участвуют, кроме советников при сирийских вооруженных частях, являются вывод сирийской армии к очагам сопротивления внутри Сирии с их подавлением. Это районы Алеппо, Идлиб, Хама, Дамаск, Хомс. Во всех этих районах сирийская армия уже близка к завершению операции с ликвидацией очагов терроризма. Основным условием для этого стало перекрытие поставок вооружения и подкрепления из Турции и Иордании. Сегодня мы уже видим, что на турецкой границе отсечение близко к завершению. С этого момента подкрепления больше не будет. Также близка к завершению и операция по выходу сирийской армии к иорданской границе. Не будет террористам помощи и через Иорданию. Теперь жизнь сирийской оппозиции будет зависеть от одного Аллаха и от эффективности сирийской армии.

 

С точки зрения военных сил, которые действуют на суше. Основная сила – это сирийская армия. Это более 100 тысяч человек. Формируются новые и новые части под руководством российских специалистов, с предоставлением российской техники. Кроме того, действует порядка 100 тысяч человек из народного ополчения. Это не военнослужащие, но народное ополчение, как мы знаем, это огромная помощь. Они идут за сирийской армией, заполняя те бреши, которые образуются на фронте. Чтобы было понятно – в Сирии существует порядка 15 районов боев. Сирийская армия очень растянута, поэтому ополчение ее дополняет.

 

На стороне сирийцев также воюют две иностранные военные группировки. Первая – это несколько тысяч «Стражей революции» из Ирана. Они в основном работают вместе с ополчением, а не с армией. С армией работает только российская армия. Вторая группа серьезной помощи извне – это «Хезболла». Это ливанская шиитская террористическая организация. Террористическая с нашей точки зрения, это наши с ней отношения. «Хезболла» была создана в Ливане Ираном. Шииты действуют в Сирии по двум соображениям. Первое – заодно с Ливаном. Второе – та сирийская оппозиция – суннитская, основанная на исламских реакционных организациях, таких как Аль-Каида или ИГИЛ (запрещена в РФ – ред.), представляет для них смертельную угрозу. Они знают – если Сирия падет, то следующим будет Ливан. И в Ливане они будут делать с шиитами то же самое, что делают в Ираке. Так что «Хезболла», кроме идеологической поддержки своему создателю – Ирану, защищает в Сирии свою жизнь. Их около 6 тысяч. Они действуют небольшими группами на тех или иных участках фронта, дополняя действия сирийских вооруженных сил. Кроме того, есть местная милиция. Они также воюют на стороне властей. Есть даже небольшое подразделение сирийских туркмен. Кроме того, все больше и больше усиливается взаимодействие между сирийской армией и курдскими военными образованиями, что очень пугает турок. Все это ведет к тому, что на суше практически проблема борьбы Асада с оппозицией решена. Вопрос времени, когда поставят точку.

 

Но основная угроза — это террористы из Аль-Каиды, Джабхад ан-Нусры (запрещено в РФ – ред.) и ИГИЛ. Закончив с оппозицией и обеспечив себе тылы, сирийская армия обрушится на территории, занятые ИГИЛ. Первая тактическая задача в этом отношении  — это выйти на берег Евфрата, на всем его протяжении от турецкой до иорданской границы. Это вполне возможно, и к этому идет все дело. Это вопрос нескольких недель. Когда армия выйдет на эти рубежи, практически все население Сирии окажется под властью Асада. Кроме того, сирийские войска вместе с курдами могут попытаться перейти на другую сторону Евфрата и освободить Ракку. Освобождение Ракки будет смертельным ударом и для тех, кто мечтал сменить режим Асада, и для тех, кто упрекает Россию в том, что она не воюет с ИГИЛ. Это желаемый результат. Может быть, удастся его достичь и на первом тактическом этапе, а может быть и на втором. На побережье Евфрата, и за ним, нет практически городов. Это ровная местность, там тяжело закрепиться. И поэтому, вновь созданные бронетанковые войска Сирии с воздушным прикрытием, как российских самолетов, так и сирийских ВВС, набирают мощь и принимают в военных действиях все больше участия. Так разгром ИГИЛ будет идти дальше и дальше, и проблема его присутствия на территории Сирии будет решена окончательно.

 

Параллельно  с этим идет политическая игра. В этой политической игре, на которую согласились США и их союзники под влиянием успеха России и Сирии на поле боя, они готовы идти на переговоры, понимая, что Асад остается у власти. Они пытаются на этих переговорах отыграть то, что они проигрывают на поле боя. То есть, хотят сохранить жизнеспособность определенных сил оппозиции – проамериканских, протурецких. Еже раз напоминаю, что все силы вооруженной оппозиции Асаду состоят на две трети из ИГИЛ и Джабхад ан-Нусра – это  та же Аль-Каида. Остальная часть, кроме 10 процентов, — это всякого рода джихадистские мусульманские экстремистские организации типа «Мусульманские братья», как в Турции. Поэтому Турция их поддерживает, видя в них своих проводников власти. Поэтому их поддерживает  и Катар, который всегда патронировал «Мусульманских братьев». Немного осторожнее позиция Саудовской Аравии, но она с симпатией смотрит на Аль-Каиду сегодня, несмотря на все проблемы, потому что они сунниты. Они с симпатией смотрят и на ИГИЛ, потому что они сунниты. А больше им надеяться не на кого. Все как-то хотят отстоять религиозную, экстремистскую, террористическую оппозицию, которая проигрывает на поле боя. И на это направлены все политические игры.

 

Следующий этап переговоров начнется 25 февраля. Сирийская армия и, как я понимаю, российское руководство надеются, что к этому времени основные цели на поле боя будут достигнуты. Тогда переговоры пойдут в другом ключе. В отношении оппозиции есть спор: Турция накладывает вето на участие курдов, а Россия и Сирия накладывают вето на участие «Мусульманских братьев». Достигнуто взаимопонимание в том, что ни Джабхад ан-Нусра, та же Аль-Каида, ни ИГИЛ не являются легитимной оппозицией. Сегодня мы видим, что в ближайшие недели будет идти серьезнейшая борьба на поле боя, чтобы иметь козыри в политической борьбе.

 

News Front: Яков Иосифович, а угрозы Турции и Саудовской Аравии ввести свои войска на территорию Сирии – это политика или реальные военные действия?

 

Яков Кедми: Я живу на Ближнем Востоке. Здесь принято говорить, пугать, делать угрожающие физиономии, выступать с резкими словами. Это одна из вещей, которая мне и моим товарищам особенно бросалась в лицо, когда мы приехали в Израиль. Это из Москвы смотрится по-другому. Вдруг человек начинает кричать, машет руками – в Москве уже давно бы морду набили. А он покричит и уйдет. Морду бить боится. То есть, драка тут больше словесная – до кулаков не доходит. Если посмотреть практически, то в Саудовской Аравии армия – это всего-то 70 тысяч человек. Увязли в Йемене. Сухопутные войска их слабые, ни на что не годятся. Практически не могут они перебросить на границу с Сирией свои вооруженные части – только через Ирак, Иорданию или Турцию. Второе, —  на территории Сирии участвовать в военных действиях, не имея артиллерийского прикрытия и не имея воздушного прикрытия, – это самоубийство. Ведь все контролируется российскими ВКС и сирийской авиацией. Так что саудовцы могут кричать все что угодно, но практически  силы у них нет. И в составе каких международных сил они собираются выступать? И кто ими будет командовать? Создать логистику на подобную операцию  — это сложная и дорогая процедура, которая продлится долго. И пока она будет длиться, уже все бои на территории Сирии к западу от Евфрата будут закончены.

 

У Турции положение другое. Россия отлично понимает, что НАТО обязано защищать Турцию при условии, если кто-то нападет на Турцию. Но НАТО не обязано защищать Турцию, если турецкие войска входят на территорию другого государства. Без санкции НАТО у турок нет никаких сил – ни военных, ни политических для того чтобы начать какие-то операции на территории Сирии без опаски столкновения с российскими вооруженными силами. Россия четко объяснила – любой самолет, который появится в сирийском воздушном пространстве, будет уничтожен. Поэтому, Турция вряд ли решится сама вторгнуться на территорию Сирии. Это значит – быть уничтоженным, войдя в прямой конфликт с Россией.

 

Существует теоретическая вероятность, что НАТО вместе с Турцией решится участвовать в сирийском конфликте, но у НАТО нет на это сил. Я хочу напомнить, что во время знаменитой «победной» операции в Ливии на десятый день войска НАТО обратились к США с просьбой дать боеприпасы, потому что они закончились. Там огромные расстояния и нет ни одной военной базы вблизи берегов Сирии, которой НАТО может пользоваться. Так что это не реально. И это означает прямой военный конфликт с Россией. На это НАТО не готово. И Соединенные Штаты не готовы. Поэтому, будет, скорее всего, много крика, много обвинений России и Сирии в жестокости, в геноциде, но на поле боя все решат солдаты сирийской армии, а они успешно продвигаются к намеченной цели. Цель – полный контроль всей территории Сирии сирийской армией с уничтожением всех иных вооруженных сил.

 

Беседовал Сергей Веселовский

 

 

Текст подготовил Игорь Орцев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1