Перспектива межсирийских переговоров: кому нужен мир? Дмитрий Наркевский

Дата публикации: 06 Февраль 2016, 17:35

 

В Женеве завершилась очередная безрезультатная попытка поиска решения сирийского конфликта. Стороны традиционно обвинили друг друга в деструктивной позиции, отметили свою приверженность миру и процессу урегулирования и попрощались до конца февраля. Так что же можно записать в актив переговорного процесса и какое будущее уготовано сирийскому государству?

 

Перспектива межсирийских переговоров: кому нужен мир?

 

По сути, мира в Сирии никто не хочет. На данный момент задача каждого из участников — упрочить свою позицию, максимально ослабив соперников. И цена такой политики никого не интересует. Основными игроками на сирийском поле остаются США, Россия, Турция, Иран, Саудовская Аравия и Катар. Несколько равнодушной и демонстративно отстраненной можно назвать позицию Израиля, но в регионе это вряд ли кого-то обманет.

 

Итак, к чему все идет? Одна из версий: кто-то из игроков стремится к официальному или формальному разделу Сирии на несколько небольших государств. Основной принцип разделения — этно-религиозный. Подобное деление дает возможность сохранять враждебность вновь созданных квазигосударств по отношению друг к другу бесконечно долго. Пока просматриваются 4 претендента на независимость.

 

  1. Курды. Север и Северо-Восток Сирии контролируется бойцами «Пешмерга» (курдскими отрядами самообороны), активные действия которых против боевиков ИГ поддержаны и США, и Россией. Однако у потенциального государства в сирийском Курдистане (курдское самоназвание — Рожава) есть одна большая проблема — Турция. Турецкие власти, отождествляющие сирийскую курдскую партию «Демократический союз» с Рабочей партией Курдистана, действующей на территории Турции, крайне негативно реагируют на любые попытки усилить позиции сирийских курдов. Наличие курдского государства на границе с Турцией будет являться постоянным раздражителем Анкары, сковывающим ее экспансионистские устремления и в конце концов подрывающим ее статус региональной сверхдержавы.

 

Так это или нет, но в последнее время произошло несколько событий, дающих основание учитывать такой вариант развития.

 

26 января президент иракского Курдистана Масуд Барзани призвал провести референдум о независимости курдского государства. Основные политические движения и партии иракских курдов уже поддержали эту идею. Таким образом, на карту поставлена целостность Ирака.

 

30 января спецпосланник президента США в антиигиловской коалиции Бретт МакГерк вместе с делегацией, в которую входили представители Великобритании и Франции, посетил сирийский город Кобани, где провел встречу с главой Демократического союза Салихом Муслимом. Западные визитеры заверили сирийских курдов, что их обязательно пригласят на будущие переговоры Женева-3, а ведь Турция против.

 

Между курдами, живущими в Ираке и Сирии, никогда не было единства. Они по-разному видели будущее своих стран и своих граждан. Еще в декабре Муслим говорил о приверженности территориальной целостности Сирии и отстаивании идеи федерализации страны. Однако рефрендум о независимости иракского Курдистана может повлиять на ситуацию. И тут важно, что могут предложить заинтересованные в курдах страны, чтобы гарантировать защиту Рожавы от Анкары. Объединение с протурецким иракским Курдистаном? До сих пор такая перспектива сирийских курдов не устраивала.

 

  1. Сунниты. В настоящее время активные боевые действия армии Асада на севере и юге Сирии направлены против оппозиционных суннитских группировок. Та поспешность, с которой делегация сирийской оппозиции прервала женевские переговоры, свидетельствует об успехах войск Асада. Вслед за оппозиционерами США и Франция также заявили о недовольстве действиями российских ВКС, поддерживающих наступление армии Дамаска.

 

Главная проблема оппозиции, опирающейся на суннитское население, — это отсутствие явно выраженного лидера. На эту внутреннюю неорганизованность внешние спонсоры долго закрывали глаза, так как еще недавно объективная реальность подсказывала, что режиму Асада приходит конец. Однако, вмешательство России смешало все карты. А наступления последних дней, вообще, заставили заволноваться недругов Дамаска, так как возникает реальная угроза падения северо-западных суннитских областей. Отступать им некуда. На севере курды, на западе и юге Асад, поддерживаемый Россией и Ираном, на востоке ИГИЛ, сотрудничать с которым опасно с точки зрения политической конъюнктуры. Если у Асада хватит сил на продолжение наступления, то от разгрома все эти демократические группировки с религиозным уклоном спасет только замораживание конфликта. Распад Сирии как крайний вариант может быть поддержан определенной частью оппозиционеров. Но что делать с этой независимостью на территориях, отрезанных от союзников и побережья? Да и замкнутость на самих себя может значительно повысить вероятность внутреннего конфликта и без того неоднородной оппозиции.

 

  1. Правительство Асада. Получая реальную поддержку со стороны союзников в лице России, Ирана и Хезболлы, правительственные войска перехватили инициативу на фронтах. Военные успехи позволяют склонить на свою сторону некоторую ранее колебавшуюся часть населения и определенные политические силы. Главная проблема: — хватит ли сил, в первую очередь, человеческого ресурса и финансов, чтобы закрепить и развить победу. Помимо военных действий, правительству Асада необходимо заниматься и экономикой, а здесь ситуация не проще, чем на фронте. В условиях укрепления собственных сил говорить о заинтересованности Дамаска в разделении страны и отказе от территорий, которые могут быть возвращены в ближайшее время военным путем, явное преувеличение.

 

  1. Друзы. Территории, контролируемые друзами, расположены на южных границах Сирии. Нынешняя позиция друзов сродни курдской. Они соблюдают своего рода вооруженный нейтралитет. Хотя на границе с Иорданией идут бои правительственных войск с оппозицией, в частности, бойцами Джабхат Ан-Нусры, ни одна из воюющих сторон старается не атаковать друзов. Занимаемые ими земли крайне бедны. При всей настороженности в отношении сирийских властей, пока они не выражают устойчивого желания отделиться.

 

  1. ИГИЛ. Запрещенная в России организация ведет борьбу на всех фронтах и в Сирии, и в Ираке. Надеяться, что кто-то из зарубежных спонсоров открыто поддержит идею закрепления за ДАИШ захваченных территорий, фактически утопия. Наоборот, любые действия участников сирийского конфликта будут оправдываться необходимостью борьбы с террористами. У организации еще достаточно сил и неофициальной поддержки извне для того, чтобы если не претендовать на новые территории, то попытаться отстоять уже захваченные. Замораживание конфликта могло бы помочь организации перегруппироваться, но рассчитывать, что США и Россия оставят их в покое, лидерам ИГИЛ не приходится.

 

Таким образом, получается, что за исключением оппозиции и отчасти ИГИЛ другим участникам вооруженного конфликта распад Сирии не нужен. Основным способом повлиять на развитие военно-политической ситуации в стране является интервенция. И тут запрет турецких властей на допуск российских представителей к инспектированию участка турецко-сирийской границы в рамках договора «Открытое небо», и заявление Саудовской Аравии о готовности направить собственный спецназ на помощь сирийской оппозиции не выглядят так безобидно.

 

На турецкий отказ российское военное командование заявило о подозрениях турецкой стороны в подготовке военной интервенции на территорию Сирии. Заинтересованность Турции в разделе Сирии оправдана. Иракский Курдистан в случае отделения становится полностью зависимой от Турции территорией с огромными запасами нефти. На территорию Сирии можно было бы ввести войска и создать марионеточное государство, населенное туркоманами и арабами-суннитами, в противном случае через несколько месяцев, а может, даже недель правительственные войска и курдское ополчение отрежут оппозицию от турецкой границы.

 

С другой стороны, заявление Саудовской Аравии о потенциальной готовности направить в Сирию несколько тысяч спецназовцев. Сообщается также, что в ближайшее время представитель американского военного ведомства прибудет в Саудовскую Аравию для дальнейших консультаций по этому вопросу. Вслед за Эр-Риядом благородную воинственность начали демонстрировать и ее сателлиты. Так, Бахрейн также выразил готовность вместе с западной коалицией направить своих военных в Сирию.

 

К саудовским заявлениям можно относиться скептически, ведь они и раньше пугали Асада интервенцией, но успехи Дамаска на юге страны, дающие возможность установить контроль на границе с Иорданией, могут лишить просаудовские группировки одного из каналов снабжения.

 

Израиль также не заинтересован в окончательной победе Асада на юге страны. Во-первых, это связано с территориальными проблемами двух стран. Кто потребует возвращения Голанских высот? Их-то и при мирной Сирии израильтяне не спешили покидать, а уж какие-то группировки, постоянно воюющие с правительством Асада, Тель-Авиву не указ. Во-вторых, победа Асада укрепит позиции его союзника «Хезболлу», чьи отряды активно сражаются в Сирии, но всегда готовы обратить свои штыки против еврейского государства.

 

Лучшим вариантом для Израиля является создание на юге Сирии буферной зоны, а лучшим претендентом на эту роль являются друзы. Создадут они собственное государство или останутся автономным районом в пределах Сирии — это уже технический вопрос. Но то, что на него постараются оказать влияние израильтяне, факт.

 

 

Россия и Иран

 

Выступая на стороне Асада и постоянно подчеркивая приверженность принципам суверенитета и территориальной целостности Сирии, Москва и Тегеран едва ли заинтересованы в расчленении Сирии. Попытка отгородиться от сирийской оппозиции путем развала страны для этих игроков контрпродуктивна, ибо фиксирует на долгое время очаги влияния геополитических противников в регионе.

 

 

Запад

 

Западу в лице США развал Сирии может быть на руку, ибо перспектива военной победы оппозиции явно отодвинута на неопределенный срок. Так как Сирия сама по себе в том виде, в котором она находится сейчас, вряд ли нужна Штатам, то и ее единство не является обязательным условием. Хорошим примером для сирийцев может являться Ирак, где помощь Америки привела к фактическому разделу страны на три части. После курдского референдума это положение будет закреплено юридически.

 

Главное для Запада, как впрочем это делалось и ранее в Ираке, громко заявить о своей приверженности принципам территориальной целостности и побыстрее обвинить оппонентов в заговоре. В рамках этой политики можно рассматривать неожиданное заявление главы внешнеполитического ведомства Британии Хамонда о желании России создать алавитское минигосударство для Асада. И это на фоне российско-сирийских успехов на фронте?! Выглядит нелепо, но, как говорится, чем больше глупость, тем больше в нее верят.

 

Одно ясно точно: конфликт в Сирии давно перерос региональные рамки, и, по сути, для большинства внешних игроков ни сирийский народ, ни будущее сирийского государства не интересны. Смогут ли сирийцы сохранить единую страну, пока неясно. На данном этапе ни одна из стран, участвующая или влияющая на конфликт, не готова к компромиссу, а значит, переговоры и далее будут безрезультатны.

 

Дмитрий Наркевский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Siria_0250


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1