Организаторы блокады Крыма плюют на историю собственного народа. Диана Кади

   Дата публикации: 06 февраля 2016, 21:48

 

 

Организатор продовольственной и энергетической блокады Крыма Ленур Ислямов задолжал Сбербанку России более двух миллиардов рублей. В ближайшее время его могут лишить всех активов на территории РФ.

 

Но, судя по всему, террориста Ислямова больше волнует новый проект — батальон имени Номана Челебиджихана, которому тот отдает все свои силы и средства турецких благотворителей. Прокурор Крыма Наталья Поклонская уже сообщала о возбуждении уголовного дела по факту создания в соседней Херсонской области этой вооружённой банды. Или, как деликатно выражаются дипломаты — «парамилитаристского формирования», роспуск которых, кстати, предусмотрен 10-м пунктом Второго минского соглашения.

 

Впрочем, для господина Ислямова закон не писан. Да и не захочет официальный Киев мешать вредители Крыма облачаться в новую камуфляжную форму, присланную спонсорами из Турции. Из той самой страны, которая, опять-таки, вопреки всем законам, сбила российский бомбардировщик. Анкара всегда поддерживала жуликов из меджлиса, и делает это по сей день.

 

Долги перед россиским банком Ислямова не интересуют так же, как и переспектива стать банкротом. Ведь человеку, торгующему убеждениями, заработать новые миллионы на территории нынешней Украины не составит труда. Пусть даже в обесценивающейся гривне.

 

Возможно, многие забыли, но изначально Ленур Ислямов поддерживал воссоединение Крыма с Россией. Что побудило его перекраситься в жовто-блакитные цвета?

 

Я сама работала в меджлисе и хорошо представляю его скрытую от глаз кухню. Все просто: Ислямова купили. Сейчас координатор крымской блокады трудится на два фронта, обслуживает не только старых турецких друзей, но и новых киевских покровителей. Не удивлюсь, если завтра он вновь поменяет хозяев — тех, кто заплатит побольше нынешних.

 

«Хорошими делами прославиться нельзя» — пела старуха Шапокляк, и судьба Ислямова — яркий тому пример. До террористических актов, до продовольственной и энергоблокады мирных крымчан о нем не знал никто. «Профессиональному» крымскому татарину очень нравится популярность, и он по-прежнему грозит военным вторжением в Тавриду.

 

При этом у Ислямова две проблемы. Во-первых, он просто не понимает, что является лишь пешкой в большой партии, которой заморские хозяева вполне могут пожертвовать в очередной игре. Впрочем, Джемилев и Чубаров в силу преклонного возраста и неумения организовать что-либо, кроме живущего на турецкие гранты меджлиса, на роль «хороших плохих парней» уже не годятся; поэтому «почётное» право поддерживать напряжённость у границ России доверили относительно молодому и беспринципному Ислямову.

 

Вторая и главная проблема — разыгрывая крымско-татарскую карту, Ислямов не знает кое-каких важных фактов из истории собственного народа.

 

Вернёмся к его недавнему детищу — батальону имени Номана Челебиджихана.

 

Вооруженная группировка названа в честь дореволюционного политика, просветителя, основателя Курултая крымско-татарского народа. Который, помимо прочих талантов, имел и поэтический дар, написав, ни много ни мало, гимн крымских татар. Где (в переводе на русский) есть следующая строчка: «Сколько можно, чтоб друг друга братья видеть не могли?»

 

В 2014 году вековая мечта Челебиджихана сбылась: крымские татары теперь находятся в одних границах со своими казанскими и башкирскими братьями в составе большой России. Так что, организуя «блокаду», Ислямов приводит свинью на могилу великого просветителя, разделяя крымско-татарский этнос, а вместе с ним — и русский народ.

 

«Я поклялся, я дал слово за народ свой умереть!» — продолжает Номан в крымско-татарском гимне. Однако для Ислямова готовность умереть за свой народ пока что выражается только в личном обогащении через «оптимизацию» полузаконных схем финансирования меджлиса: деньги выделяются, медийная шумиха ведётся, правда, реальных дел как не было, так и нет. Заморские спонсоры крымских бандитов, конечно, запредельные циники, но деньги считать умеют; поэтому не исключаю, что рано или поздно карту Ислямова разыграют в последний раз, убрав его в ходе какой-нибудь грязной провокации и обвинив во всём Москву.

 

Вернёмся к Челебиджихану. В 1917 году он заявляет: «На Крымском полуострове растут разноцветные розы, лилии, тюльпаны. И у каждого из этих изящных цветов есть своя особенная красота, свой особенный нежный аромат. Эти розы, эти цветы — живущие в Крыму народы: татары, русские, армяне, евреи, немцы и другие».

 

Здесь только призыв к разным народам жить в мире и согласии. И ни слова про нынешнюю титульную нацию незалежной. Интересно, официальный Киев в курсе, что Ислямов назвал батальон в честь человека, из слов которого следует, что Крым не принадлежит Украине (о ней Номан Челебеджихан не говорил ни слова)?

 

Я, крымская татарка, крайне возмущена тем, что Ислямов связывает свою террористическую группировку с именем человека, положившего жизнь на служение землякам, и позорит честный, миролюбивый народ. И я искренне надеюсь, что он понесет наказание за все свои преступление в самое ближайшее время.

 

Диана Кади

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1