Не собирались тысячу лет: Архиерейский собор Русской православной церкви

Дата публикации: 05 Февраль 2016, 10:23

 

2–3 февраля в Москве состоялся Архиерейский собор Русской православной церкви. В храм Христа Спасителя прибыло более 300 архиереев со всей России и из-за рубежа.

 

Архиерейский собор в Москве

 

Собор был созван на год раньше, чем того требует церковный устав – Священный синод Русской православной церкви принял решение о его созыве в связи с подготовкой к проведению летом нынешнего года Собора всех Православных церквей. Подобный Всеправославный собор не созывался уже более 1000 лет – последний Вселенский Собор прошел в 787 году, то есть 1229 лет назад.

 

Накануне – 22 января 2016 года – в Православном центре Константинопольского патриархата в Шамбези (Швейцария) состоялось предварительное Собрание предстоятелей Поместных церквей, которое было посвящено подготовке к проведению Всеправославного собора.

 

Присутствовал на Собрании в Шамбези и предстоятель Русской православной церкви. Две трети его почти 14-минутного выступления перед патриархами было посвящено Украине.

 

Патриарх Кирилл упомянул и 30 храмов, отобранных раскольниками у православных при полном потворстве представителей властей, несмотря на законные документы и решения судов. И село Птичье Ровенской области, где группа националистов и раскольников при молчании милиции несколько дней силой штурмовала храм, где заперлись, стоя за веру, православные прихожане и священники.

 

Патриарх на Собрании дал жесткую и однозначную оценку происходящим событиям: сегодня против канонической Православной церкви на Украине творится самый настоящий бандитский произвол и преступления. Он даже привел следующие слова одного из украинских раскольников: «если митрополит Онуфрий до сих пор принадлежит к канонической Церкви, то лишь потому, что для него не нашлось подходящего орудия пытки – утюга или паяльника».

 

И также процитировал оценку украинских раскольников, прозвучавшую из уст патриарха Сербской православной церкви Иринея: «Эти люди принадлежат к Православию лишь по имени, их презрение к нормам христианской морали, готовность ненавидеть, лгать и проливать кровь есть живое тому свидетельство».

 

Патриарх Кирилл прямо дал понять сидевшему на Совещании напротив него патриарху Константинопольскому Варфоломею, да и всему остальному миру: никакой речи о «Киевском патриархате» на предстоящем Всеправославном соборе быть не может.

 

Он буквально разоблачил двойную игру Константинополя, когда некоторые находящиеся в его юрисдикции церковные иерархи из США и Канады несколько раз посещали Украину и открыто поддерживали раскольников, утверждая, что действуют от имени патриарха Варфоломея. Который, впрочем, каждый раз заявлял, что не поддерживает данную деятельность.

 

Достаточно жесткие заявления патриарха Московского и Всея Руси в Шамбези рефреном прозвучали в его докладе на Архиерейском соборе в Москве.

 

По словам предстоятеля Русской церкви, святейший патриарх Варфоломей пообещал, что ни во время, ни после Всеправославного собора не предпринимать никаких усилий для легализации раскола на Украине.

 

Коснувшись темы самого Собора, патриарх Кирилл сразу отметил, что его «мы пока не называем Вселенским – ни один Вселенский собор Православной церкви не становился таковым лишь по факту своего созыва – его реальное значение определялось спустя некоторое, иногда весьма значительное время». Это заявление призвано снизить градус накала страстей вокруг подготовки мероприятия.

 

Статус будущего Собора все еще остается под вопросом: должны будут приехать все общепризнанные автокефальные церкви, лишь тогда он станет истинно Всеправославным. А с этим пока имеются определенные сложности.

 

Отдельно патриарх подчеркнул, что будущий Собор «не призван решать вероучительные вопросы – они давно решены и не подлежат пересмотру». Не будут вносить и каких-либо изменений в литургическую жизнь Православных церквей, их канонический строй.

 

В Шамбези были приняты практически все предложения Русской церкви. От отказа от самой возможности обсуждения введения единого для всех Православных церквей календаря, ранее активно обсуждавшейся, до возможной смены места проведения будущего Всеправославного собора: впервые он может пройти не в Стамбуле, а на одном из греческих островов или даже на Афоне.

 

Именно патриархом Кириллом было выдвинуто и принятое затем всеми предложение о предварительной публикации всех документов будущего Собора в открытом доступе для изучения мировым православным сообществом.

 

Все происходящее, несомненно, характеризует возрастающую роль и влияние Русской православной церкви на события в жизни мировой Православной церкви. На наших глазах Русская церковь становится лидером и духовным авторитетом в среде православных государств.

 

Последовательная политика возрождения Православия в России, развития церковно-приходской жизни, проводимая патриархом Кириллом все 7 лет, прошедшие со дня его интронизации, стала приносить свои плоды. И не только в стране, но и за рубежом. Возрастающий голос Православной церкви в России становится примером для Церквей в других странах.

 

А голос Церкви сегодня крайне необходим. Христианские нормы морали и нравственности в некогда христианских государствах сегодня вычеркиваются из общественной жизни, а верующие загоняются на самую обочину политических процессов.

Во главу жизни государств и народов ставятся финансовые интересы в ущерб их собственных интересов. Та же Греция под давлением обязательств перед мировыми финансовыми центрами стала первой православной страной, которая решением депутатов парламента в декабре 2015 года узаконила гей-союзы.

 

Возрастание голоса Церкви – вот первоочередная задача, которую несомненно продолжает ставить патриарх Кирилл. Потому на прошедшем Соборе он призывает архиереев со всех уголков России и мира активизировать свое взаимодействие со светскими СМИ, перехватывая повестку дня, просит их внести серьезные коррективы в миссионерскую деятельность епархий, считает необходимым значительно усилить совместную работу с молодежью, вновь говорит о необходимости сохранения культурного кода и православных духовных традиций.

 

Именно возрастание церковного голоса – ожидаемый и необходимый результат подобных трудов.

 

Своеобразным символом завершившегося Архиерейского собора и персонификацией идей, звучавших на высоком собрании, стало прославление в лике святителей архиепископа Серафима (Соболева).

 

Это, конечно, достаточно мотивированный и политически выверенный шаг. Болгарской православной церковью уже неоднократно поднимался вопрос о канонизации архиепископа Серафима. Его особое почитание в Болгарии началось сразу после смерти 26 февраля 1950 года. Свято-Никольский храм Софии, где все годы служил владыка и в крипте которого был погребен, давно стал местом паломничества для православных жителей Болгарии и других государств.

 

И вот Архиерейский собор Русской церкви причисляет его к лику святых «единомысленно со Священным синодом Болгарской православной церкви». Для нас крайне важна сама личность нового русского святого.

 

Родившийся в 1881 году в Рязани будущий архиепископ Серафим встретил революцию 1917 года в должности ректора Воронежской духовной семинарии. Не приняв советскую власть, он покидает Воронеж в октябре 1919 года с войсками генерала Деникина, взявшими и недолго удерживавшими город. А уже осенью 1920 года он вынужден покинуть и Россию – с отступившими остатками армии генерала Врангеля.

 

Уже в августе 1921 года Высшее церковное управление Русской православной церкви за рубежом назначает архиепископа Серафима управляющим русскими православными общинами в Болгарии. В этой должности владыка и оставался до конца своей жизни.

 

Как и большинство зарубежных архиереев, архиепископ Серафим поначалу не принял «Декларацию» митрополита Сергия (Старгородского) 1927 года, от лица всей Русской церкви провозгласившей Советский Союз «нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи».

Однако он был далек и от крайностей, не раз удерживая Зарубежный синод от радикальных шагов и решений. В частности, он выступил против продвигавшегося признания автокефалии Польской православной церкви, осуждал спорные взгляды митрополита Антония (Храповицкого) и протоиерея Сергия Булгакова.

 

А в 1945 году архиепископ Серафим и вовсе покинул юрисдикцию Русской зарубежной церкви: 15 апреля 1945 года он написал письмо патриарху Московскому и всея Руси Алексию I с официальной просьбой о принятии в Московский патриархат. 30 октября 1945 года архиепископ Серафим и все семь русских приходов в Болгарии были приняты в подчинение московской церковной власти. В тот период для Православной церкви СССР это было важным событием. В 1946 году владыка принял и советское гражданство.

 

При этом архиепископ Серафим считал единственно верным для России монархическое правление, осуждал церковные преобразования Петра Первого и последующих правителей.

 

В своем труде «Русская идеология» он ставил задачу «возврата русских людей к истинной вере как необходимое условие для возрождения России» и видел будущую Россию мировым духовным центром на основе монархии и православной симфонии властей.

 

И прославление архиепископа Серафима Русской православной церковью, думается, наш первый шаг к реализации его идей.

 

Роман Плюта, председатель организации «Православный Союз»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
sobor


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1