А никто и не собирался договариваться или Почему провалились переговоры по Сирии в Женеве?

   Дата публикации: 04 Февраль 2016, 13:41

 

Специальный посланник ООН по урегулированию ситуации в Сирии Стаффан де Мистура 3 февраля 2016 года объявил о приостановке  переговоров сирийских властей и оппозиции, начавшихся 29 января в Женеве. По его словам, возобновление переговорного процесса возможно, но не ранее, чем 25 февраля.

 

Дамаск

 

Напомню, что женевские переговоры в двухстороннем формате  между правительством Сирии и представителями внешней сирийской оппозиции  с участием спецпредставителя ООН изначально планировалось начать 25 января 2016 года, но из-за разногласий вокруг списка делегации оппозиции и попыток представителей ряда оппозиционных сил выдвигать предварительные условия, они начались лишь 29 января 2016 года, когда в Женеву прибыла делегация правительства САР и спецпредставитель ООН Стеффан де Мистура.

 

Сам спецпосланник ООН заявил о формальном начале переговоров только 1 февраля, когда в штаб-квартиру ООН прибыла делегация оппозиции, сформированная в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде. Россия и США на переговорах выступают лишь, как наблюдатели и непосредственного участия в переговорном процессе на принимают.

 

Переговоры проводятся в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН №2254. Первоначально предполагалось, что переговоры продлятся шесть месяцев.

 

Так вот, в соответствии с «дорожной картой», утвержденной в соответствии с Резолюцией СБ ООН, должна быть сформирована группа посредников в составе представителей ведущих стран мира и ближневосточного региона в Вене, которая бы предусматривала, что в Сирии будет объявлено перемирие, распространяющееся на все террористические группировки, а также сформировано переходное правительство, принята новая Конституция и  проведены выборы в течение ближайших 18 месяцев.

 

Но вернемся в Женеву.

 

Так вот, глава делегации правительства Сирии на переговорах в Женеве Башар Джаафари заявил, что спецпредставитель ООН Стаффан де Мистура надеялся на продолжение межсирийских переговоров до 10 февраля, но не смог этого добиться из-за оказанного на него давления и, прежде всего, со стороны стран Запада во главе с США и других спонсоров, т.е. со стороны саудовцев, турков и катарцев. «Это давление в отношении него не дало ему возможность продолжать переговоры», — заявил Башар Джаафари.

 

Что касается сирийской оппозиции, то она очень негативно оценила первую встречу в Женеве с спецпредставителем ООН. Консультации с Стаффаном де Мистурой продлились всего около двух часов. Но с представителем сирийского правительства Башаром Джаафари оппозиционеры в Женеве так и не стали встречаться. Кстати, это было ясно с самого начала, т.к. переговоры даже на первом этапе задумывались, как непрямые.

 

Скажите, а о чем можно договариваться не за столом переговоров, а кулуарно?

 

Спецпредставителю ООН Стеффану де Мистуре фактически не удалось даже согласовать вопросы по урегулированию ситуации. Конечно, это сразу вызвало не только озабоченность и тревогу со стороны правительства Сирии, но и поставило вообще под удар весь переговорный процесс по сирийской проблеме. Так, за шесть дней, с 29 января, де Мистура лишь два раза встретился во Дворце Наций с правительственной делегацией. Оппозиция, представленная поддерживаемым Эр-Риядом Высшим комитетом по переговорам (ВКП), вообще прибыла в штаб-квартиру европейского отделения ООН в Женеве один раз, после чего последовательно игнорировала Дворец Наций.

 

Как и в 2014 году в рамках переговорного процесса «Женева-2», стороны придерживались кардинально различающихся точек зрения по урегулированию ситуации в стране. Как и  два года назад, сирийское правительство видит главную угрозу войны в Сирии в борьбе с международным терроризмом, прежде всего, с ИГИЛ, а  оппозиция настаивает на решении сначала гуманитарных вопросов. Прежде всего, их интересуют три аспекта: прекратить осаду городов, освободить из тюрем заключенных и остановить нападения на гражданских лиц.

 

Сейчас обе делегации обвиняют друг друга в срыве начала мирного процесса урегулирования.

 

Теперь, что касается позиции России.

 

Во-первых, Россия уверена, что ответственность за срыв начала переговоров по Сирии лежит на оппозиции  и на занятой им позиции. Попытки оппозиции сорвать переговорный процесс под предлогом того, что Россия продолжает осуществлять военную операцию в Сирии, являются абсолютно неприемлемыми, поскольку речь идет о борьбе с террористической угрозой в этой стране.

 

Во-вторых, Россия стоит на твердой позиции, что к мирному процессу урегулирования ситуации в Сирии необходимо также подключить курдов. Следует особо подчеркнуть, что курды, представляют в Сирии реальную силу, обладающую политическим и военным влиянием, контролирующие значительную часть территории страны, т.е. имеют полное право и должны участвовать в переговорном процессе и принятии тех решений, которые связаны с определением будущего развития Сирии. Правда, на этот раз представителей курдского населения в переговорный процесс не включили из-за жесткого сопротивления Турции.

 

В-третьих, право участвовать в процессе урегулирования сирийской проблемы должна имеет и, так называемая, внутренняя сирийская оппозиция.

 

И что дальше?

 

А дальше, мне видится, должно быть следующее.

 

В переговорный процесс урегулирования сирийского конфликта должны быть включены  представители ведущих стран, таких как Россия, США и Иран, а не просто быть наблюдателями переговоров.

 

Поэтому крайне важно, чтобы за столом переговоров в Женеве собрались представители России, США, Ирана, сирийского правительства, сирийской оппозиции (как внешней, так и внутренней) и курды, т.е. важно, чтобы свою роль в переговорах сыграли страны, действующие в рамках Международной группы поддержки Сирии (МГПС), созданной в соответствии с, так называемым, «Венским форматом».

 

Именно в таком формате нужно обсуждать вопрос о прекращения войны в Сирийской Арабской Республике…

 

Александр Гусев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Damask_1310859441


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1