Что скрыто за масками украинской революции? Интервью Поля Морейры

   Дата публикации: 03 февраля 2016, 17:16

 

1 февраля французский канал Canal+ показал документальный фильм Поля Морейры (Paul Moriera) о бойне в Одессе и роли ультраправых движений на Украине после революции. Накануне показа, режиссер дал интервью газете L’Humanité.

 

Поль Морейра

 

Поль Морейра (Paul Moreire) уже завоевал репутацию в сфере журналистских расследований. И его новый документальный фильм не является исключением из правил. В нем основатель агентства Premières Lignes внимательно изучает ситуацию на Украине после революции. Фильм из трех частей развенчивает чересчур гладкий образ движения, которому так обрадовалась Западная Европа, несмотря на то, что трем неонацистским течениям удалось проникнуть во власть, а затем постепенно сформировать вооруженные силы. Подкрепленное съемками и рассказами очевидцев расследование осуждает безнаказанное убийство 45 пророссийских активистов в Одессе в мае 2014 года, а также небескорыстную причастность ко всему США.

 

— Во вступлении к вашему документальному фильму вы говорите, что видели три символа на собраниях во время украинской революции. Послужило ли это отправной точкой вашего расследования?

 

— Я тогда еще ни разу не бывал на Украине. Мое представление о революции складывалось из того, что я наблюдал по телевидению. И я сразу отметил некоторое несоответствие между энтузиазмом СМИ по поводу революции и рядом тревожных сигналов. Как некие помехи, мешающие правильному звучанию. Я имею виду воинственные флаги «Правого сектора», нашивки с символикой группы, которая в дальнейшем стала «Азовом»… Об этих тревожных моментах почти не упоминали. У меня же всегда вызывали недоверие истории, рассказанные в черно-белых тонах. Присмотревшись внимательнее, я понял, что мы упустили, если не сказать подвергли цензуре часть истории. Чтобы западные демократии не возмутились при виде того, как «милые» украинские революционеры устроили расправу над людьми в Одессе. Все это наводит меня на мысль о сомнительном освещении украинских событий.

 

— С чем, по-вашему, связано это молчание?

 

— Для того чтобы бойня в Одессе привлекла внимание людей, нужно было обратить внимание на тот факт, что в самом центре Европы XXI века 45 человек были убиты при полном бездействии полиции. Речь идет о безнаказанном массовом убийстве. Европейская комиссия заинтересовалась этим событием, ознакомилась с отчетами, но не стала проводить разбирательство. В результате получилась странная, и даже парадоксальная ситуация. YouTube был забит видеозаписями о произошедшем. Как и многие другие, я не видел этой информации. Тогда я потратил несколько недель на то, чтобы отсмотреть эти видео и восстановить картину событий. Наверное, мне еще никогда не доводилось видеть настолько трагическое событие, о котором так мало говорили, несмотря на множество видеоматериалов. Конечно, статьи об этом были написаны. Только вот общественность отреагировала на это так, как если бы ничего не произошло. Потому что речь шла о пророссийских активистах, старых коммунистах. Хотя людям следовало бы осознать тот факт, что среди революционных сил есть чрезвычайно агрессивные националистические элементы. Причем, я даже не стал злоупотреблять некоторыми аспектами, такими, как расследование немецких и английских экспертов, из которого следует, что знаменитую стрельбу на Майдане могли устроить сами мятежники ради провокации… Очень многое так и осталось незамеченным.

 

— В документальном фильме вы говорите, что однажды чудовище может обернуться против своего создателя. Что вы имеете в виду?

 

— Революция привела к росту военизированных групп. И они не собираются отступать перед государственной властью. Они играют роль полиции вместо полиции. Бывали случаи перестрелок между бойцами «Правого сектора» и полицейскими. Эти люди, безусловно, пошли на большой риск, проявили немалую отвагу ради смены режима. Только вот у них был другой политический проект, они хотели не просто посадить других политиков. Проблема в следующем: сформировавшееся на улице протестное движение открыло путь для этих отрядов. И те сейчас хотят пойти дальше. А украинские власти не в силах их контролировать. Если они перекрывают границу, то полиция просто наблюдает за этим, не имея ни желания, ни возможности что-то предпринять. Значит, монстр вырвался на свободу.

 

— Вам удалось собрать свидетельства очевидцев. Авторы преступлений в Одессе даже не пытаются ничего отрицать…

 

— К сожалению, историю всегда пишут победители. Если их не наказали, если ничто не указывает на факт преступления, они рассматривают свои действия как правомерные. В книге «Акт убийства» Джошуа Оппенхаймер (Joshua Oppenheimer) рассказывает о массовых убийствах в Индонезии в 1965 году. Убийцы описывают то, как они это делали, и открыто заявляют: «Мы-победители, а значит, это нам определять, что есть история». Я сразу вспомнил об этом, глядя на ситуацию на Украине. Один из лидеров проукраинских ополченцев явно демонстрирует, что не испытывает ни малейшего раскаяния. Он считает, что все получили по заслугам.

 

— Они добровольно пустили вас на свои тренировочные базы. Кто они такие?

 

— Когда я отправился к ним, многое указывало на широкое присутствие среди них неонацистов и правых радикалов. Часть таких сведений можно было списать на российскую пропаганду. Поэтому мне хотелось наглядно, с помощью их собственных слов показать, кто они такие. Я представляю это как разоблачение, потому что они сильно стараются скрыть свою причастность к неонацизму. Они понимают, что принадлежность к этому историческому течению была бы плохо воспринята в Западной Европе. Мне хотелось также показать это их стремление. Так, например, в одной из сцен с ними тренируется один молодой француз. И пока я снимал, он понял, что забыл убрать с формы свое кодовое имя: Муссолини…

 

— Помимо сущности этих движений вы говорите и об опасной игре США в этой части Европы?

 

— Бывший директор ЦРУ генерал Петреус перешел в частный сектор, но все еще поддерживает тесные связи с американскими властями. Он говорит то, что не решается произнести правительство: нужно наступательное вооружение. Но вести такую игру у российских границ — огромный риск. У украинской революции были прекрасные мотивы. Но реальность в том, что степень вмешательства американцев в смену режима может быть воспринята Путиным как акт агрессии и еще больше настроить его против Украины. Антипутинская стратегия США (как говорит Петреус, она должна помешать России стать империей) предельно ясна. Но она может вылиться в масштабный конфликт.

 

L’Humanité, Франция

 

Перевод – ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1