«Заграница нам поможет»

   Дата публикации: 01 февраля 2016, 18:23

 

Для чего Польша, Литва и Украина создали военную бригаду?

 

Совместная военная бригада Польши, Литвы и Украины LITPOLUKRBRIG приступила к несению службы. Торжественная церемония с участием министров обороны Антони Мацеревича (Польша), Юозаса Олекаса (Литва) и Степана Полторака (Украина) состоялась 27 января в Люблине, который заявлен как штаб-квартира LITPOLUKRBRIG.

 

Для чего Польша, Литва и Украина создали военную бригаду?

 

По словам министра обороны Польши, совместная бригада достигнет военно-операционной готовности в следующем году. «Отчеты, которые мы получили, свидетельствуют о хорошо проделанной работе, хорошей сыгранности всех трех батальонов и о высокой вероятности, а возможно, даже об уверенности, что эта бригада достигнет операционной готовности в следующем году», — прогнозирует Мацеревич.

 

 

Три богатыря

 

Немного официальной предыстории. Министры обороны Украины, Польши и Литвы подписали в Варшаве межправительственное соглашение о создании совместной военной бригады еще 19 сентября 2014 года. Официальные спикеры польского Министерства обороны тогда анонсировали, что бригада будет участвовать в операциях под мандатом ООН и ЕС, а ее штаб-квартирой станет польский город Люблин. Задекларированные цели создания совместной военной бригады — это миротворческие операции и укрепление сотрудничества в сфере обороны и безопасности в Восточной Европе.

 

Согласно открытым источникам, бригада будет состоять из 545 украинских, около 2 000 польских и до 350 литовских военнослужащих, с перспективой, что в будущем численность личного состава будет увеличиваться. Если оценивать с точки зрения военно-технического потенциала, получается следующая картина. С 29 марта 2004 года Литва входит в состав Североатлантического альянса. На аэродроме близ литовского города Зокняе базируются истребители стран-членов НАТО, совершающие патрулирование воздушного пространства стран Прибалтики, не обладающих собственными техническими средствами для этого. К примеру, в апреле 2015 года истребители стран-членов НАТО, поднимаясь с аэродрома в Зокняе, трижды сопровождали самолеты ВВС России во время полета из Калининградской области над Балтийским морем. Каждые полгода происходит ротация, когда звено из 4 истребителей сменяют ВВС другой страны-члена НАТО. В целом же на аэродроме Зокняе постоянно находятся два звена по 4 истребителя в каждом. Численность армии Литвы — 10 тысяч 640 военнослужащих. Литовская армия оснащается за счет техники и вооружения стран-членов НАТО, Швеции и Финляндии, снятых с эксплуатации.

 

С другой стороны, план НАТО, в случае нападения со стороны «вероятного противника», предлагает перебросить в Литву до 9 дивизий. А это прямой ответ, как на самом деле военные профессионалы из Североатлантического альянса оценивают военный потенциал и обороноспособность Литвы.

 

Польшу приняли в состав Североатлантического альянса 12 марта 1999 года, одновременно с Чешской республикой и Венгрией. Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин называет армию Польши третьей по силе в НАТО (после США и Турции), сухопутные силы — вторыми после США, а танковые войска — четвертыми после США, Турции и Греции. Правда, Храмчихин сам признает, что при оценке не учитывает ядерный потенциал Великобритании и Франции. Наряду с Германией Польша — еще одна страна ЕС, разрабатывающая собственный танк PL-01 «Андерс». Общая численность вооруженных сил Польши, по оценкам на 2013 год, — около 120 тысяч человек.

 

 

«Система ниппель»?

 

Если оценивать создание бригады с точки зрения геополитики, прослеживается традиционная логика «расширения НАТО на Восток». Получается, что США и Великобритания как главные акционеры ЗАО «НАТО» перемещают границу в направлении России. Военная политика Польши направляется во многом из штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, а руководить совместной военной бригадой будет штаб-квартира в польском Люблине. То есть, выстраивается цепь управления «Брюссель — Варшава — Люблин — Киев» с центром управления из штаб-квартиры НАТО, а в целом военно-политическая ось Польша— Литва — Украина направлена против России.

 

Важный момент: США и Великобритания добиваются продвижения границы НАТО на восток де-факто без принятия Украины в члены Альянса де-юре. Совместная военная бригада с штаб-квартирой в Люблине позволит подключать Украину к выполнению задач НАТО без мандата НАТО. Непрямым образом, конечно. Что подтверждают и слова министра обороны Польши — во время торжественной церемонии в Люблине Антони Мацеревич заявил, что воспринимает взаимодействие стран в рамках бригады как «одну из основных форм военного сотрудничества Литвы, Польши и Украины на восточном фланге НАТО».

 

Если рассматривать с точки зрения международно-правовой базы, обеспечивающей функционирование НАТО, получается следующая картина. Сегодня на Юго-Востоке Украины идет самая настоящая война. Польша и Литва — члены НАТО, создающие военно-политический союз с Украиной. Не готовится ли формальный повод для вмешательства в ситуацию под мандатом НАТО? Или еще одна версия. Украинские политики, в том числе и президент Петр Порошенко, не раз призывали ООН начать миротворческую операцию на Донбассе. А теперь польский министр обороны говорит, что совместная военная бригада будет использоваться для миротворческих операций под мандатом международных организаций. Может, вот они, миротворцы для операции на Донбассе?

 

И, наконец, совместную военную бригаду Польша-Литва-Украина можно рассматривать еще и как утешительный приз, ведь Украина, несмотря на все потуги политической элиты, сегодня не связана с НАТО вообще никаким форматом отношений. А главное, Украина не имеет никакого официального статуса в отношениях с НАТО. Хотя Украина входит в состав Совета североатлантического партнерства, который можно использовать как площадку, чтобы выразить свое мнение, но не влиять на решения руководящих органов НАТО.

 

Существует четыре типовых варианта отношений между суверенным государством и НАТО:

 

— полноценное членство в составе Альянса;

 

— присоединение к Плану действий по подготовке к членству;

 

— индивидуальный план — для Украины такой формат действовал с 2002 по 2010 годы;

 

— никакого официального статуса (что не исключает совместной программы сотрудничества).

 

По итогам саммита в Уэльсе (сентябрь 2014 года), несмотря на участие самого президента Украины Петра Порошенко, ЛПР и руководители Североатлантического альянса дали понять, что не собираются даже обсуждать вступление Украины в НАТО. С другой стороны, начиная с 18 февраля 2015 года, действует Годовая национальная программа сотрудничества Украина — НАТО на 2015 год (ее утвердил своим указом президент Петр Порошенко).

 

Правда, если внимательно изучить документ, получается, что Украина берет на себя массу обязательств (в том числе допуск инспекторов НАТО на секретные оборонные объекты и т. д.). А вот НАТО, наоборот, не связывает себя никакими конкретными обещаниями. Если сводить к резюме, получается, что главные акционеры НАТО настойчиво продолжают реализацию плана по «расширению на Восток», проявляя в ходе этой работы удивительную изобретательность и гибкость.

 

Североатлантический альянс не берет на себя никаких обязательств в отношении защиты и обороны Украины. Украина же имеет самую большую сухопутную и морскую границу с Россией, но при этом входит в состав недружественного РФ союза, превращаясь, образно говоря, в активную буферную зону, играющую на стороне одного из геополитических соперников. Если оценивать в сухом остатке, страны Запада по максимуму выжимают для себя бонусы военно-политического и геополитического характера, в то время как Украина выигрывает участие в совместной военной бригаде и годовую программу сотрудничества с массой обязательств, но не обещающую надежду на вступление в НАТО.

 

Сергей Слободчук

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1