Когда российское руководство принимало решение о сирийской операции, разумеется, никто не ожидал, что отношения с Турцией настолько испортятся.

 

блокада Турции

 

Сбитый самолёт СУ-24 стал настоящим ударом в спину, как выразился президент Путин. Сегодня отношения между Россией и Турцией находятся на дне, на самом низком уровне с начала века. Но, как мне кажется, дальнейшего ухудшения ожидать не стоит.

 

Начнём с того, что турки остались без союзников, которые могли бы поддержать их в противостоянии с Россией. Американцы, на которых они активно надеялись, требуют от них перекрытия границы с Исламским государством, чего Анкара делать не хочет. США довольно активно сотрудничают с северо-сирийскими курдами из партии «Демократический союз», поставляя им и оружие, и деньги. Кроме того, пятьдесят американских спецназовцев находятся в Сирии именно на курдской территории. Всё это туркам очень-очень не нравится. К тому же война в Сирии продолжается вовсе не в пользу тех отрядов, что поддерживает Турция. Можно констатировать, что турки терпят поражение в Сирии, поэтому они вряд ли решатся на серьёзный военный конфликт.

 

И какие-то турецкие провокации стоит игнорировать, потому что резкие ответные действия, к сожалению, зачастую превращается в реакцию не против руководства Турции, но против всего турецкого народа. Вспомним, что началось, когда сбили наш самолёт. Зачем-то стали закрывать турецкие культурные центры, прекращать сотрудничество с турецкими университетами, вспоминать о том, что надо было в своё время захватить Константинополь. Все эти выплески были активно использованы властями Турции, для того, чтобы показать, насколько Россия враждебна Турции. И это повлияло на настроения турецких граждан.

 

Отвечать нужно очень избирательно, атакуя главным образом турецкое руководство, на которое следует вешать все проблемы. Нужно говорить о том, как мы любим турок и Турцию, но не принимаем конкретных лидеров, которые ответственны за гибель нашего самолёта и которые готовы развязать войну с Россией.

 

Также следует направить все усилия российской пропаганды на дискредитацию отрядов, которые поддерживает Турция. Так, в Женеве турки были очень опечалены тем, что там находится курдская делегация, в частности Салих Муслим, лидер северо-сирийских курдов, при этом нет представителей близких Анкаре движений, типа «Ахрар ашам». Плюс ко всему на встрече в Швейцарии нет сирийских туркменов.

 

А критиковать протурецкие силы, конечно, есть за что. Те же туркмены, расстреляли нашего пилота, когда он спускался на парашюте. Только этого достаточно для того, чтобы их никуда не приглашать. «Ахрар Ашам» работает с террористической организацией «Джабхат ан-Нусра». Это очевидные объекты российской информационной политики, на которые стоит обратить серьёзное внимание.

 

По всем же остальным вопросам нужно говорить, что мы за мир и дружбу, что мы были довольны прежним уровнем сотрудничества, но президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его сподвижники виноваты в возникшей вражде.

 

Нашим СМИ стоит вспомнить то, что мы – две империи, являющиеся наследниками Византии. И Османская империя, и Российская империя противостояли Западу. Есть много работ западных историков, в которых отмечается, что для Европы было два «чудовища», два врага – русские и турки. А те же русско-турецкие войны XIX века не принесли добра ни одной, ни другой империи.

 

В первом десятилетии XXI века между Россией и Турцией шло активное сотрудничество, и обе страны поднимались и в политическом, и в экономическом отношении. А в девяностые шло соперничество, и в обеих странах были большие проблемы. Можно сказать, что российско-турецкое сотрудничество – некий индикатор развития.

 

И прекращение экономического сотрудничества с Россией уже сказалось на темпах роста турецкой экономики. Для России ситуация тоже сложная, потому что были налажены очень серьёзные контакты. Но поскольку инициатором является наша сторона, то мы не включили в санкционный список те направления сотрудничества, которые наиболее болезненны для России. Так, мы не отказались от контрактов по строительству стратегических объектов — например, по газопроводу «Голубой поток». Так что санкции нанесут, в первую очередь, удар по Турции. Не могу сказать, что для России всё это хорошо, но мы можем переориентироваться — китайские, иранские производители могут заменить турок. Пусть, на менее выгодных условиях, но могут. Для Турции же найти альтернативу, например, российскому газу в ближайшие несколько лет — абсолютно невозможно.

 

Александр Сотниченко