Захар Прилепин: Русские мусульмане воспринимают любую войну против России, как свою

   Дата публикации: 30 января 2016, 16:03

 

Писатель Захар Прилепин об угрозах мусульманскому миру в России, Кадырове и русском национализме

 

Захар Прилепин

 

— Захар, сейчас идёт война — фактически не только против ДАИШ (организация запрещена в России), а против всего зла, которое наплодили Соединенные Штаты Америки. Как считаешь, правильно ли Владимир Путин решил вписаться в эту кампанию, многие говорят, что теперь из-за этого, как из-за Крыма и Донбасса, нас ждут некие лишения…

 

— Дело в том, что все, что имеет Россия на сегодняшний момент: ее география, ее полезные ископаемые и многое другое — это все последствия тех или иных лишений, которые претерпевали наши предки в течение тысячи лет. Любая государственность, как велосипед: пока вращаются колеса, она движется вперед, когда она останавливается, то падает и исчезает. И думать, что какие-то народы пришли раз и навсегда, в том числе русский народ и все народы, входящие в его орбиту, весьма наивно. Исчезают народы, империи, нации, языки, ежегодно 20-30 языков исчезает. За последние 20 лет исчезло много государств, и Россия вовсе от этого не застрахована. И, конечно, нужно всегда, как и в государственном строительстве, как и в любом созидательном процессе, максимально высоко ставить себе планку, и ее достигать. Безусловно, «Русский мир» — это не иллюзорное понятие, это совершенно очевидная данность, с которой придётся считаться в ближайшие столетия. И Советский Союз, равно как и Российская империя —это объективная географическая данность, Россия будет так или иначе опять вплывать в своё прежнее состояние.

 

А что касается ДАИШ, то это совершенно очевидная для всего мира проблема, когда какая-то радикальная часть ислама, собственно, не являющаяся классическим исламом, претендует на новое мировое господство. XXI век будет веком новых империй и их борьбы. И радикально настроенные ребята из ИГ претендуют на новое имперское строительство, и Россия в этом смысле один из самых лакомых кусков — с Дагестаном, с Чечней и Татарстаном. Поэтому, если ты не вписываешься в историю, история вписывается в тебя. И то, что Россия занялась решением этой проблемы — совершенно неизбежно. Рано или поздно нам пришлось бы этим заниматься.

 

— Сейчас поднимается диалог об исламе вообще как террористической религии, что он несет в многонациональный мир в России?

 

—- Тут все объясняется максимально просто. Российские мусульмане, живущие в Татарстане, в Дагестане, в Чечне и т.д., должны отдавать себе отчёт, что в том мире, который строит ДАИШ, места им не найдётся. Они уничтожат всю ту систему, которая сегодня сложилась в российском мусульманском мире. В каком-то смысле сегодня происходит мусульманская революция, которая может разнести весь тот мусульманский мир, который в России был выстроен в течение последних 500 лет. И крымские татары, и все представители мусульманского мира в России должны быть первыми противниками этого, потому что они туда не впишутся. Туда не впишутся Татарстан со своей нефтью, Чечня с Кадыровым, Дагестан со своими кланами. Поэтому они должны первые противостоять всей этой тенденции. И та позиция, которая находит выражение в этнически окрашенной вольно-жестикуляционной манере Кадырова, по сути, абсолютно верна. Восприятие России как места обитания мусульманского мира в случае Кадырова — это абсолютно чётко артикулированное чувство самосохранения. Он прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что вне России построенный здесь мусульманский мир будет, по сути говоря, уничтожен. И мужество, которое кавказцы проявили на Донбассе — я видел, как приезжали добровольцы из Чечни и Дагестана, представители других народностей, мусульманских в том числе — показало, что серьёзная часть идеологически мотивированных ребят там отдает себе отчёт, что это их война. Потому что любая война за Россию — это их личная война, и это при том, что Кадырову был, насколько я знаю, поставлен запрет на поставку и пересылку добровольцев на Донбасс. Получается, что они туда ехали, минуя приказы Кадырова. Хотя у него там точно есть кровники, потому что на украинской стороне были чеченские ребята, которые составляют там отдельные подразделения. И Кадыров, конечно, заинтересован, в том числе и в уничтожении своих врагов.

 

Их восприятие любой войны в России, как собственной личной войны связано даже не с ДАИШ, а с историей России, когда война с Наполеоном, Великая Отечественная — воспринимались как личная война. Дикая дивизия, состоявшая из мусульманских народов, выдвигалась и разносила пол-Европы. По сути, это участие в большой, удивительной и по своему красивой истории построения огромной империи. И в этом смысле часть мусульман, которые трактуют Россию как наследницу Чингисхана, наследницу Орды, правы. Потому что мы наследники евразийских пространств, где умещаются и буддисты, и мусульмане, и все остальные. Поэтому мы будем работать с мусульманским миром.

 

Я хочу рассказать одну историю: знакомая журналистка сидела в кафе в Киеве, а за соседним столом —два офицера из АТО. Им при ней позвонили и сообщили, что в донецком аэропорту, который тогда ещё был украинским, было взято, по-моему, 15 чеченцев в плен. Спросили: «Что с ними делать?» Офицер говорит: «Немедленно расстрелять». И вот эти вот 15 чеченских пацанов, которых расстреляли без суда и следствия тут же в аэропорту, — лучший ответ всем русским псевдоквазинационалистам, которые что-то там начинают говорить по поводу Кавказа. Езжайте туда и повоюйте вместе с ними. Я знаю, например, «Моторолу», который позиционирует себя, скорее, как русский националист. Но всякий раз, когда я его вижу, вокруг него 3-4 чеченца. Это отличные ребята, которые работают, как боевые машины во имя создания великой русской государственности. Поэтому давайте закроем эту тему раз и навсегда.

 

— Молодые ребята-скинхеды всё-таки считают, что приехавший чеченец, дагестанец, или ингуш по большому счету ответственен за гибель A321 над Синаем, за сбитый СУ-24 в Сирии и т.д. Как объяснить этим людям, что нужно немножко умерить пыл?

 

— Общей массированной пропагандой эти вопросы не решаются, надо встречаться с каждым отдельным человеком и объяснять какие-то вещи на пальцах. Русские националисты должны понимать, что 8 тысяч человек из числа мирного населения, убитого на Донбассе, процентов на 99 — сугубо русского, славянского происхождения и, в их понятии, — белой расы, и это дело рук не чеченцев, не дагестанцев, а персонажей, которые руководят украинско-майданной политикой, которые, кстати, для скинхедов это должно быть важно, этнически не являются ни русскими, ни украинцами. Пользуясь их терминологией, (мне-то по большому счету всё равно, но им должно быть важно) Украина, руководимая финансовыми манипуляциями разнообразных персонажей, не является носительницей белой идеи, не отстаивает интересы белой расы, это совершенно другая история.

 

Как люди, сбившие русский самолёт с русским офицером, и люди, проживающие в России, могут выступать в качестве солидарной силы для бритоголовых? Каким образом дагестанцы и чеченцы, находящиеся здесь, должны отвечать за ДАИШ, находящийся там. Когда Кадыров прямым текстом все время говорит: дайте мне, пожалуйста, ввести туда войска, я лично пойду, возглавлю их, как пехотинец Владимира Путина буду с ними воевать. То есть я даже не понимаю причинно-следственную связь, и едва ли они сами её понимают.

 

— Многие русские националистические организации поддержали Майдан, новую киевскую власть. Кажется, что нынешний русский национализм, умирает…

 

— Мне, конечно, не хотелось бы, чтобы русский национализм умирал, но деструктивная позиция колоссальной части русского правого сектора, удручает. Я думаю, что нужна перезагрузка. Конечно же, позиция, Егора Холмогорова, Егора Просвирнина, Константина Крылова остаётся более-менее здравой, но, я надеюсь, я не обижу никого из этих троих человек, сказав, что они не контролируют, улицу, все движение. В Нижегородской области были задержаны 12 человек, которые возвращались после участия в войне на стороне АТО в батальонах Донбасса и «Азов», а скольких мы ещё не поймали, и сколько ещё не поехало. Это просто катастрофические данные. И я думаю, что их отчасти скрывают, наши спецслужбы в том числе, потому что они долгое время заигрывали с этим движением, а выяснилось, что их контроль не означает ничего, все их подопечные тут же уехали воевать как бы за белую идею, за людей, которые не считают себя русскими, считают русских врагами, и агрессивны. Это какой-то абсурд, который я не могут никак объяснить. Поэтому нужна перезагрузка, смена лидеров и медленное, низовое уличное воспитание в спортивных клубах хорошими русскими мужиками, бойцами вроде Емельяненко, воспитание нового класса русских правых националистов. Потому что с этими у нас как-то не сложилось.

 

— Что у нас в сухом остатке — партия Эдуарда Лимонова? Грядут выборы в Государственную думу, и скорее всего, лимоновцев опять оставят за бортом. Как в ближайшее время изменится политический ландшафт нашей страны?

 

— Я думаю, что на самом деле перед Лимоновым и его товарищами, и в том числе передо мной, по большому счету не стоит задача политической легитимизации. Потому что эта партия работает в метафизическом пространстве, и наличие пяти или семи мест в Государственной думе, уже ничего не изменит. Перед партией стоит другая задача, и я надеюсь, что она будет все четче артикулироваться: мы должны участвовать во внешнеполитических делах более структурно. Партия поставила 1,5 тысячи добровольцев на Донбасс — и эта история не закончена ни на Украине, ни в других республиках бывшего Советского Союза. Эти процессы будут продолжаться. Я думаю, что партия как организация, которая может заниматься и пропагандой, и какими-то акциями гуманитарного толка, должна найти себе применение в этом поле. То, что мы попытались сделать и отчасти сделали в Луганске и Донецке, где было создано 1,5 подразделения другороссов, лимоновцев, нацболов, должно продолжаться в контакте с теми или иными государственными структурами. Условно говоря, государство должно закрыть на это глаза. В этом смысле у партии всегда была только одна цель — работать на русскую государственность, имперское строительство и Русский мир. И если до людей во власти, принимающих решения, это дойдёт, то они скажут: «Ребята, no pasaran! Давайте».

 

Беседовал Игорь Молотов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1