Все животные равны, но некоторые равнее других. Константин Косачев

   Дата публикации: 28 января 2016, 14:58

 

Для тех, кто понимает, вчера произошло событие, могущее иметь крайне серьезные (или курьезные) последствия.

 

Франк-Вальтер Штайнмайер

 

Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер, комментируя слова С.В.Лаврова о 13-летней русской девочке, попавшей в известную, но пока непонятную ситуацию в Берлине, обвинил российского министра во вмешательстве во внутренние дела Германии.

 

Я сейчас не о девочке — история резонансная, её уже под ковёр не спрятать. Хорошо, что есть обещание Штайнмайера передать всю информацию по данному скандальному делу российскому послу.

 

Я о другом. Министр иностранных дел Германии, признанного лидера Евросоюза, выражающий, разумеется, не личную, а официальную точку зрения, признал заботу о правах человека гражданина другой страны (выраженную в форме вопроса, не более) вмешательством во внутренние дела.

 

Думаю, этим комментарием Штайнмайер поставил в крайне неловкое положение массу, да что там — армаду германских политиков и правозащитников, без тени сомнения влезающих в любые резонансные ситуации, связанные с возможным нарушением прав человека в России, как, впрочем, и в других странах, которые не являются германскими союзниками. Влезающих, замечу, не на уровне вопросов, а в формате шумных манифестаций, грозных резолюций и прямого давления на российские следственные и судебные органы.

 

Думаю, сейчас германские политики и правозащитники соответствующего профиля (а они-то понимают!) должны либо громогласно предать анафеме собственного министра иностранных дел за отступление от принципа «права человека превыше государственных границ», либо согласиться с ним и тихонечко замолкнуть.

 

Думаю, не произойдёт ни первого, ни второго. В отношении России продолжится беспардонное давление по всем фронтам за гранью вмешательства во внутренние дела. Себе, любимым, оставят внутреннее и международное право, ну и » прекратите вмешиваться в наши дела, они только наши». Ведь, как известно, «все животные равны, но некоторые равнее других» (Дж. Оруэлл).

 

Так или иначе, буду теперь на каждой встрече с германскими политиками, правозащитниками и дипломатами задавать один и тот же вопрос — согласны ли они со своим министром, что любые внешние вопросы о соблюдении прав человека, тем более — ребёнка, в их стране являются вмешательством во внутренние дела Германии. Даже интересно становится, как они будут выкручиваться.

 

Константин Косачев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1