Сердце красавицы склонно…

Дата публикации: 28 января 2016, 11:50

 

Ассоциативный ряд можно продолжать без конца, фиксируя всплывающие в памяти образы литературных и музыкальных героинь, когда возникает образ коварства и любви, любви и ненависти. А при чём тут, спрашивается, Ангела Меркель?

 

Ангела Меркель

 

Да при том, что события, последовавшие в объединённой Европе, сплочённой Шенгеном, евро и общеевропейскими ценностями, вслед за неуправляемым миграционным потопом, — можно называть как угодно, но никак не сердечной заботой Европы (в данном случае — Германии) о своих же собственных гражданах, которые в проявлениях неподдельной любви к матери нации назвали её даже Мамочкой Меркель.

 

Новогодние бесчинства, разгул дикарской разнузданности, глумление над эмансипированными женщинами на центральных площадях перед беспомощной, сокращённой на 20% полицией Германии… Так называемые беженцы были умело направлены против европейской цивилизации и её исторических и культурных центров Европы. Развязное поведение «несчастных беженцев», которых, по их утверждению, пригласила в Европу Меркель, начинает принимать очертание неприродного катаклизма. Полиции велено молчать, не протоколировать случаи насилия и надругательства, жертвам рекомендуется ходить на дистанции вытянутой руки, — как в дурном сне. Cама идея вытянутой руки, да ещё в Германии, да ещё перед мусульманами?!… Просыпаешься с ужасом, т.к. понимаешь, что сон — увы! — в руку. В руку организованным бандитам, в руку бюрократам, отводящим глаза в сторону перед очевидностью гигантского, скандального поворота, происходящего на территории свободной Европы.

 

Европа переполняется исламским миром, который, кстати, против абортов, против скотоложества, но «за» традиционные семейные ценности. Этот мир безостановочно рожает огромное количество будущей рабочей (и не только!) и, судя по недавним событиям, — управляемой извне силы.

 

Это — сильные мужчины в самом репродуктивном возрасте, воины, агрессоры, завоеватели, насильники, конкистадоры. Они не знают жалости и сочувствия. Они казнят собственных матерей. Их не сумели остановить корректные пограничники стран Евросоюза, они ломали стены и представления о себе как о несчастных и измученных людях. Подавляющая масса этих мигрантских потоков — мужчины, изредка есть и женщины с детьми. Они презирают и ненавидят Европу и Запад и готовы уничтожить европейскую цивилизацию. Им не потребуется оружие, т.к. миллионные озверелые массы сокрушат всё на своём пути, даже если они придут в Европу босиком. Разрушить высокую и хрупкую цивилизацию, которая создавалась коллективным духом и разумом европейцев в течение столетий, можно в течение считанных месяцев.

 

Всему этому по сути потворствовала упёртая позиция мамочки, ставшей мачехой собственному народу и всей Европе. Как вынужденная реакция политкорректных немцев, — обращение 23 января в Федеральный Конституционный суд в Карлсруэ группы юристов с иском против миграционной политики правительства Германии. Адвокаты требуют признать решение Ангелы Меркель от 4 сентября 2015 года, открывшее границы для беженцев, противоречащим Конституции ФРГ.

 

Журнал «Spiegel» цитирует слова автора иска, адвоката из Дюссельдорфа Клеменса Антвайлера: «Канцлер ФРГ в рамках своего политического курса не имеет права переходить границы законов и превышать те полномочия, которые она получила от избирателей через парламент». Похоже, что терпение немцев, благодушно потягивающих пиво, подходит к концу.

 

Обращение в Конституционный суд — это одна история, но вслед за ней неминуемо последует желание Баварии освободиться от кошмара с навязанными Мамочкой Меркель полчищами беженцев. Никто не сомневается в искреннем, человеческом, сочувствии гражданки Германии тем, кого вынудили искать спасения на процветающем Западе.

 

Но одно дело — этическая христианская позиция частного лица г-жи Ангелы Меркель, и совсем другое — политические и экономические решения, принимаемые канцлером ФРГ, за что расплачиваются граждане немецкого государства. Это есть преступление против собственного народа и предательство его интересов.

 

Социологические опросы не оставляют и тени сомнения в серьёзности сложившейся в Германии ситуации. «Wer A sagt, muss auch B sagen», — говорят немцы, что в переводе на язык русской поговорки можно переложить как «Взялся за гуж, не говори, что не дюж».

 

Объединённую Европу и так уже знобит от болезни по имени «европейский сепаратизм» со ставшими «модными» референдумами по независимости: Каталонии от Испании, Шотландии — от Великобритании, Корсика — от Франции; и, наконец, Бавария, не согласная с политикой Берлина. Похоже, что спокойные баварцы, не желая эскалации противостояния с федеральным правительством, могут по результатам всебаварского референдума по-мудрому отделиться от остальной Германии, не разделяя платёжных обязательств и энтузиазма Мамочки Меркель по отношению ко всем остальным народам, переходящим все границы в прямом и переносном смысле.

 

Еврокомиссия заявила даже, что нынешний миграционный кризис в мире — крупнейший со времен Второй мировой войны: за 2015 год в Евросоюз прибыли более 1,2 миллиона мигрантов, потому миграционная политика канцлера ФРГ в последнее время вызывает все больше вопросов не только среди населения Германии, но и во всём Евросоюзе.

 

И совсем неудивительно, что такая ситуация вызывает недовольство также членов политического блока ХДС/ХСС, который находится сейчас на рекордно низком уровне (потеря 40% избирателей как никак). Financial Times добавляют к беспокойству правящей коалиции Германии предсказание, что вследствие такой безответственной политики увеличивается риск превращения избирателями ближайших региональных выборов в референдум по иммиграции.

 

Таким образом из идеи всеевропейского объединения, консолидации, интеграции, коллективной поддержки курса Ангелы Меркель на три «А» — для мигрантов-мусульман с постепенной адаптацией, затем ассимиляцией и абсорбированием — полным растворением в новом европейском социуме — ничего не получилось. Созидание по принципу «Мы все — европейцы» жёстко переросло в свою противоположность: эффект отторжения и отчуждения, недоверия европейских стран друг другу — налицо. Отсюда — несогласие и противоречия в высших политических сферах, что в свою очередь является очевидной угрозой единой Европе.

 

А в недавнем заявлении германского канцлера Ангелы Меркель, ставшей ещё в прошлом году на защиту открытости и толерантности к цунами пришельцев, её признание провала политики мультикультурализма уже воспринимается как вопль о помощи. Интересно, кого конкретно она собирается спасать — любимых немцев от мигрантов или незваных гостей от не на шутку протестующих нелюбимых немцев?

 

Так и рвётся она, бедная бездетная немка, живущая в малюсенькой квартирке в центре Берлина, между зовом сердца и клятвой, принесённой немецкому народу, когда всё население объединенной Германии вверило ей руководство, защиту и процветание их отечества.

 

Брюссель, как известно, пытавшийся в относительно «спокойные годы» выработать, единый подход к проблеме миграции, сегодня даже боится затрагивать эту тему, осознавая серьёзность диагноза кризиса и невозможность на европейском консилиуме выдвинуть рецепт панацеи от миграционной пандемии.

 

А тут ещё и письмо-угроза Ангеле Меркель от премьер-министра Баварии и лидера Христианско-социального союза (ХСС) Хорста Зеехофера с требованием остановить поток мигрантов, в противном же случае он припугнул её судом… Это похоже на последнее письмо-предупреждение родителям из школы, что их чадам за непотребное поведение грозит скорое и категорическое отчисление.

 

Как Мамочка Меркель среагирует на это письмо, касающееся её непослушных 1,2 миллионов новых деток?

 

Ольга Зиновьева

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1