Наземная операция: миф или реальность. Дмитрий Родионов

Дата публикации: 26 Январь 2016, 11:36

 

Для чего американцы предельно повышают ставки в Сирии и Ираке

 

Конец прошлой недели ознаменовался резко возросшей активностью Соединенных Штатов на сирийском направлении. Причем, активностью, которую вряд ли можно рассматривать в русле постоянно декларируемых этой страной заявлений о необходимости мирного разрешения кризиса в арабской республике.

 

Для чего американцы предельно повышают ставки в Сирии и Ираке

 

22 января глава Пентагона Эштон Картер заявил о необходимости проведения наземной операции по освобождению главных оплотов террористов из ИГ — городов Ракка (Сирия) и Мосул (Ирак). «Нам нужно уничтожить их (террористов) как можно быстрее в этих двух городах. И мне хотелось бы, чтобы мы приступили к этому как можно скорее, — подчеркнул Картер в интервью телеканалу CNBC в Давосе.

 

Впрочем, глава американского оборонного ведомства не уточнил, о силах каких стран может идти речь. Отметим, что Картер уже не в первый раз говорит о необходимости наземной операции. В октябре прошлого года, выступая в комитете сената Конгресса США по делам вооруженных сил, он заявлял, что США готовы начать наземную операцию против ИГ в Ираке и Сирии «с целью усилить давление на боевиков».

 

О возможности силового решения «сирийского вопроса» на прошлой неделе говорил также вице-президент США Джо Байден. Выступая на совместной пресс-конференции по итогам встречи с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу в Стамбуле, он сказал: «Мы знаем, что было бы лучше достичь политического решения, но если это будет невозможно, то мы готовы использовать военное решение этой операции и уничтожить ИГИЛ».

 

Практически сразу Белый дом опроверг домыслы о возможной наземной операции в Сирии.

 

«Вице-президент имел в виду, что по мере того, как мы ищем политическое решение окончания гражданской войны в Сирии, мы одновременно реализуем военное решение против ИГИЛ. Никаких изменений в политике США нет».

 

В субботу британская газета The Times со ссылкой на данные американской разведывательно-аналитической компании Stratfor сообщила, что ВВС США строят авиабазу на севере Сирии, в городе Рамилан провинции Эль-Хасаке, подконтрольном сирийским курдам, неподалеку от границы с Турцией. По сообщению газеты, аэропорт уже сконструирован. Пентагон косвенно подтвердил эту информацию, однако отказался объяснить, о каких конкретно подразделениях идет речь, и каковы их задачи. По словам представителя ведомства, речь идет о спецподразделениях, действия которых не предаются огласке.

 

По информации турецкой газеты Hurriyet, американские военные начали использовать сельскохозяйственный аэродром Рамилан еще три месяца назад. На базе были размещены боевые вертолеты огневой поддержки, которые используются в операциях против сил ИГИЛ. Также размещенные здесь машины могут использоваться для поисково-спасательных операций.  Сообщается, что на создаваемой военной авиабазе будет также развернут командный центр, а транспортная авиация будет доставлять туда оружие и боеприпасы для спецназа и вооруженных отрядов сирийских курдов, осуществляющих военные операции против ИГИЛ.

 

Напомню, что ранее СМИ писали, что Штаты отправили несколько десятков спецназовцев, якобы, на помощь сирийским курдам, сражающимися с боевиками ИГИЛ. Пентагон тогда заявил, что небольшой отряд американского спецназа действительно находится в Сирии. По словам представителя американского военного ведомства, отправка солдат якобы необходима для оказания «логистической поддержки» проводимым операциям, а также для участия в операциях по освобождению заложников. Удачный опыт таких операций действительно имеется.

 

Еще одна пикантная подробность: появилась также информация о том, что военные Турции приступили к разминированию территории возле сирийской границы к северу от провинции Алеппо, что может свидетельствовать о подготовке к началу сухопутной операции.

 

Ну, и «вишенка на торт»: американская база строится в пятидесяти километрах от опять же предполагаемой российской базы в городе Эль-Камышлы вблизи турецкой границы, который контролируется сирийскими правительственными силами. Кстати, Москва уже опровергла строительство второй базы. Но об этом чуть позже.

 

Возникает логичный вопрос: а зачем американцам база и именно в этом месте? Ответ кроется в приведенных выше словах Картера. Бинго! Рамилан находится аккурат между двумя ключевыми для ИГИЛ городами — сирийской Раккой и иракским Мосулом. И именно отсюда удобнее всего развивать наступление. Ну, или поддерживать наступление объединенных сил курдов и сирийской оппозиции, о чем неоднократно говорилось еще прошлой осенью.

 

Рамилан находится аккурат между двумя ключевыми для ИГИЛ городами - сирийской Раккой и иракским Мосулом.

 

Нежелание американцев раскрывать информацию понять можно: подобные действия без мандата ООН или разрешения сирийского правительства будут рассматриваться не иначе, как агрессия против суверенного государства. Конечно, американцам к этому не привыкать, но обстановка сейчас явно не та, к тому же, если представить себе, что Вашингтон действительно имеет какие-либо планы действия в регионе, не в его интересах это демонстрировать открыто. А может, все как раз наоборот, и Штаты намеренно хотят кому-то что-то показать?

 

Как разговоры о потенциальной операции США вяжутся с неоднократными заявлениями Обамы о том, что нога американского солдата в обозримом будущем не ступит на землю Сирии или Ирака? И каковы границы этого обозримого будущего. Лично мне видится, что эти границы могут совпасть с завершением самого важного для Америки события будущего года – президентских выборов.

 

В самом деле, любому здравомыслящему человеку понятно, что затевать очередную военную авантюру, в которую можно втянуться на долгие годы – не самая удачная идея накануне выборов. Тем более, если операция по взятию Ракки и Мосула окажется неудачной – для Демократической партии и ее кандидата это будет политическим самоубийством.

 

С другой стороны, лично Обаме уже терять нечего – оба своих президентских срока он уже «отмотал», к тому же, к завершению нынешнего похвастаться ему явно нечем. В активе разрушение государственности Ливии, ставшее одной из причин миграционного кризиса в Европе, неурегулированный украинский конфликт. Даже обещанный вывод войск из Афганистана и Ирана явно не привел к ожидаемым результатам. В общем, Обама явно не оправдал доверия, оказанного нобелевским комитетом, вручившим ему заочно премию мира. Но «маленькая победоносная войнушка» может несколько подсластить пилюлю, а лавры победителя ИГИЛ оградить кандидата от демпапртии от обвинений в бездарности внешней политики со стороны оппонентов-республиканцев, на которых, несомненно, будет строиться их кампания.

 

Решится ли Обама на такую авантюру, учитывая, что ставки высоки, пожалуй, как никогда в новейшей истории. Сказать сложно. Даже если и не решится, на это может пойти уже новый президент, а созданный Обамой плацдарм для разворачивания наземной операции (кстати, еще очень большой вопрос: против кого, против ИГИЛ ли?) будет очень кстати. В любом случае, возросшая активность Штатов все же не является беспочвенной.

 

Напомню, что вчера должна была состояться конференция по Сирии. Которая предсказуемо не состоялась. Из-за «практических причин». По словам, спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, новая ориентировочная дата начала конференции – 29 января, но лично у меня есть основания полагать, что она не состоится и в этот день. И вот почему.

 

На конференцию попросту некого собирать. Консенсус по спискам представителей оппозиции между Россией и США так и не найден. Москва и Вашингтон так и не договорились по поводу «черных» и «белых» списков, т.е. кого считать террористами, а кого умеренной оппозицией.

 

Вашингтон настаивает на включение в «белый список» тех, кто участвовал в декабрьской конференции в Саудовской Аравии, однако Москва выступила категорически против включения в списки переговорщиков представителей той же «Джейш аль-Ислам». Впрочем, тут Башар Асад немного помог решить данный вопрос, уничтожив нескольких лидеров этой террористической группировки, включая Мухаммеда Аллюша. По собственной ли инициативе он решил подсократить список переговорщиков, но факт остается фактом: после смерти Аллюша представители «Джейш аль-Ислам» от участия в переговорах отказались.

 

Отмечу, что противники Асада, участвовавшие в декабрьской конференции в Эр-Рияде, что называется, «уперлись рогом» и пригрозили проигнорировать женевскую встречу, если в ней будут участвовать представители группировок, участия которых добивается Москва, подозревая их в том, что они на самом деле являются союзниками Асада. Дескать, какое у России есть право решать, кого включать в список оппозиционеров, если она находится на стороне режима? Но в таком случае, какое право есть у США или их союзников – саудитов, катарцев и турок, которые фактически развязали эту войну, а сейчас пытаются продвинуть на переговоры исключительно своих ставленников?

 

В общем, пока суд да дело, а переговоры о составе участников переговоров явно зашли в тупик, и прошедшая в Цюрихе встреча Лаврова и Керри не выявила никаких подвижек в решении этой проблемы.

 

На этом фоне возникает вопрос: а не с этим ли связана возросшая активность американских военных? Не пытаются ли США до максимума повысить ставки разговорами о возможной наземной операции?

 

Кстати, в подтверждение этой версии говорит и то, что все это происходит на фоне существенных успехов сирийской армии, которая освободила практически всю провинцию Латакия, что открыло войскам Башара Асада дорогу для выхода прямо на границу с Турцией. По сообщению начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Сергея Рудского, только за последние сутки российские самолеты помогли армии Асада освободить 28 населенных пунктов!

 

Если еще полгода назад казалось, что Асад обречен, сегодня контуры его военной победы начинают отчетливо вырисовываться, причем, возможно, еще до завершения избирательной гонки в США, так что новому президенту, может, что называется, уже ничего не достаться. Не поэтому ли активизировалась Анкара, понимая, что все усилия, потраченные за пять лет на уничтожение режима Асада и самой сирийской государственности, могут пропасть даром?

 

Впрочем, если Запад и его союзники решили поиграть мускулами, то, судя по всему, Москве тоже есть что показать.

 

Россия может укрупнить свою военно-морскую группировку в регионе. Например, речь может идти о возможности создания в сирийском Тартусе полноценной военно-морской базы (напомню, что, вопреки расхожему мнению обывателей о существовании там еще с советских времен реальной базы, сегодня там находится всего лишь 720-й пункт материально-технического обеспечения ВМФ России). «Сейчас в Тартусе ведется расчистка и углубление фарватера (задействовано килекторное судно Черноморского флота КИЛ-158), заодно латают оба плавучих пирса. Озвучены, но пока нигде не нашли подтверждения в плане начавшейся реализации планы по укреплению прочего причального фронта. На фоне всего этого начинают муссироваться слухи о необходимости превращения 720 ПМТО в «российскую Диего-Гарсию» (крупная база ВМС и ВВС США в Индийском океане), со всеми вытекающими», — писал еще осенью «Интерфакс» со ссылкой на «источник, знакомый с ситуацией». Даже если это не так или не совсем так, опять же, что нам мешает оперативно развернуть такую базу? В любом случае, в ответ на действия американцев любые действия Москвы по наращиванию военной группировки в регионе выглядят, как минимум, оправданными.

 

Так что, если Запад решил от осознания тупиковости сложившейся ситуации кому-то что-то доказать, это его право, конечно. Но нам есть, чем ответить. Сценарий с нами не согласован, так что, если что – без обид.

 

Дмитрий Родионов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
USA_Siria_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1