Зачем США нужна военная база в сирийском Курдистане. Владимир Лепехин

   Дата публикации: 25 января 2016, 17:02

 

О расширении Пентагоном своего присутствия в Сирии сообщили в минувшую пятницу представители американского аналитического центра Stratfor.

 

Зачем США нужна военная база в сирийском Курдистане

 

По их мнению, данные с космического спутника свидетельствуют о том, что США расширяют взлетно-посадочную полосу аэродрома в городе Рамилан (Румийлан) провинции Эль-Хасаке на северо-востоке Сирии, контролируемой курдами. И это сообщение в минувшие выходные активно комментировали различные западные СМИ.

 

 

Что пишут западные СМИ о создании в Сирии военной базы США

 

Обозреватель американского издания The National Interest Дэйв Маджумдар, ссылаясь на местные (сирийские) источники информации, сообщает, что названными источниками подтверждается факт расширения американскими военными инфраструктуры аэропорта города Рамилан в сирийском Курдистане.

 

Автор NI утверждает, что Пентагон держит в секрете — какие конкретно подразделения дислоцированы в районе аэропорта, но отмечает, что США уже разместили на базе свои вертолеты, а в декабре прошлого года перебросили в район Рамилана около 50 военнослужащих спецназа.

 

О том, что США строят базу ВВС на северо-востоке Сирии, сообщило также агентство Франс Пресс со ссылкой на источники в сирийских силовых структурах. По мнению ФП, на создаваемой Пентагоном базе будут приземляться американские вертолеты и грузовые самолеты, доставляющие снаряжение и боеприпасы курдам.

 

По данным издания Times, представители властей США подтвердили дислокацию войск спецназначения в этом районе, а со ссылкой на сирийского активиста Абу Джадд Хаскави (Abu Jad Haskawi) Times сообщает, что аэродром в Рамилане был реконструирован, в результате чего одна взлетно-посадочная полоса была выделена под американские вертолеты и командный центр.

 

Между тем официальный Вашингтон не спешит признавать роста активностей Пентагона на северо-востоке Сирии. В частности, по словам представителя Центрального командования ВС США полковника ВВС Патрика Райдера, информация о том, что США взяли под контроль аэродром в Рамилане, «не соответствует действительности».

 

Так насколько же достоверны сообщения американских и других западных СМИ о том, что Пентагон расширяет свое присутствие в сирийском Курдистане и намерен использовать территорию аэропорта Рамилан в качестве своей военной базы? И зачем США берут под контроль аэропорт в северном Курдистане, если у них уже имеется база ВВС «Инджирлик» на территории Турции?

 

Некоторые эксперты не исключают, что утверждения западных СМИ о намерениях Пентагона расширить свое наземное присутствие в провинции Эль-Хасаке может быть чисто провокационным или демонстрационным, например, демонстрирующим некий рост активности США в борьбе против «Исламского государства». Однако же, следует заметить, что наиболее системно информацию о расширении США своего военного присутствия в сирийском Курдистане представил все же (с предъявлением спутниковых снимков) центр Stratfor — структура, которая пока еще сохраняет репутацию надежного источника.

 

Думается, что причина, по которой у официального Вашингтона нет желания признавать факт расширения присутствия американских военных в районе аэропорта города Рамилан, кроется в нежелании объяснять — почему США предпринимают какие-то действия на территории Сирии без санкции на то со стороны руководства этой страны и Совета Безопасности ООН. «Любое военное вмешательство в дела Сирии, в том числе возможная наземная операция без санкции официального Дамаска, считается агрессией», — уже заявил, к примеру, сирийский посол в России Риад Хаддад. Не исключено, что через источники, заслуживающие доверия (через тот же Stratfor), Госдеп дает понять своим союзникам и противникам, что Пентагон намерен действовать в Сирии более активно.

 

 

Позиция Пентагона разнится с мнением Обамы

 

И все же американские военные проговариваются. Как отмечает «Российская газета», контр-адмирал Кайл Рейнс заявил, что специальные подразделения постоянно ищут возможности для улучшения логистической способности армии в Сирии. Еще более определенно высказался на эту тему министр обороны Эштон Картер, который заявил на днях, что коалиция намерена задействовать сухопутные войска в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство». (И это притом что ранее Барак Обама официально в своем Обращении к нации в декабре 2015 года объявил, что США не собираются ввязываться в новую масштабную войну в Сирии и Ираке).

 

Действительно: Рамилан находится в весьма удобном с логистической точки зрения районе северного Курдистана, фактически — между двумя столицами «Исламского государства»: сирийской Раккой и иракским Мосулом. И даже если Пентагон пока не собирается создавать здесь полноценную военную базу, а лишь развивает инфраструктуру, позволяющую расширить свои логистические возможности, объективно Рамилан — та территория, с которой США могли бы начать наземную операцию против «ИГ» (если такое желание появится) сразу по двум направлениям — сирийскому и иракскому.

 

Ключевое словосочетание в предыдущем предложении — «если такое желание появится».

 

У Пентагона и его лоббистов в Вашингтоне такое желание, судя по всему, имеется, а вот у политического руководства США на сегодня нет единой позиции по сирийскому вопросу. В частности, Барак Обама, Демократическая партия и большинство нереспубликанских кандидатов в президенты США (например, независимый сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс, а также Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие) выступают против наземной операции в Сирии, в то время как многие республиканцы, например сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм, ратуют за начало таковой.

 

И, разумеется, нет никаких гарантий, что после окончания избирательной кампании, когда мнение избирателей будет уже не столь важным, позиция руководства США не изменится в пользу начала в Сирии масштабной наземной операции.

 

Словом, главный вопрос сегодня не столько в том, будет ли Пентагон расширять присутствие американских военных в Сирии или нет (по факту такое расширение уже происходит), сколько в том, не приведет ли дислокация американских военных в районе Рамилана к разворачиванию наземной операции США и НАТО в Сирии, и если приведет, то против кого будут направлены их действия?

 

 

Ключевой вопрос американского присутствия в Сирии

 

Вопрос о том, против кого будут направлены действия американских военных в случае начала сухопутной операции в Сирии, — далеко не праздный. Ведь одно дело — противоборство путем бомбардировок позиций противника, и совсем другое — противостояние на земле.

 

Атаки с воздуха — это всегда совокупность быстро меняющихся и с трудом фиксируемых переменных, когда сложно понять, кто, кого и зачем бомбит, в результате чего сложно установить истинные цели и результаты бомбометаний, и одни участники военных действий обвиняют других участников этих действий в нанесении ударов «не по тем целям». Любая же наземная операция предполагает наличие более или менее понятной линии фронта, то есть границы между враждующими сторонами как некой вполне фиксируемой константы. Так что в случае появления воинских подразделений США и НАТО в зоне сирийского конфликта довольно быстро станет ясно, против кого конкретно направлены действия этих подразделений и вообще — по какую линию фронта они находятся.

 

С учетом же того, что главным врагом США Госдеп по-прежнему считает Асада, а не радикальных исламистов, в случае появления в Сирии американских сухопутных сил (как обещает Эштон Картер), последние вынуждены будут начать явные военные действия либо против ИГ — что пока не входит в планы руководства США, либо против сирийской армии — что очевидно вызовет массу вопросов в мире.

 

И вот наличие этой дилеммы заставляет предположить, что за вполне логичной активизацией американских военных в районе Рамилана и их стремлением из такой логистически удобной точки контролировать Сирию, Ирак, Курдистан и Иран в настоящее время нет задачи создания плацдарма для разворачивания в Сирии наземной операции.

 

Полагаю, что приоритетной задачей руководства США на сегодня остается переговорный процесс по Сирии, посредством которого Госдеп намерен решить свои вопросы без непосредственного втягивания американских вооруженных сил в очередной военный конфликт.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1