Порошенко не пьет. Игорь Орцев

   Дата публикации: 25 января 2016, 19:00

 

Трудно быть богом. Особенно Украины

 

Порошенко президент

 

За полночь. Спальня. Мебель выполнена в стиле Людовика XIV (но по-любасу гораздо дороже настоящей королевской). Гарнитур инкрустирован драгметаллом и источает тусклое золотое свечение, создавая атмосферу грандиозно шикарного уюта. Уставший от трудов праведных, президент Украины Порошенко Петр Алексеевич отошел ко сну. Президент опочивает на одной из сторон огромной кровати, на другой  – его супруга. Рядом с местом президента прикроватная тумба. На ней проводной солидный телефон цвета слоновой кости без диска. Вместо диска — герб СССР. Рядом бутылка с минералкой и стакан.

 

Раздается внезапно звонок. Президент неохотно приподнимается, садится на кровати, засовывает ноги в пушистые тапочки, облизывает губы, зевает и шепчет под нос – «Ну, какая сука?!». Снимает увесистую трубку. Оператор объявляет – «На проводе Байден». Порошенко мгновенно выпрямляет спину:

 

— Хелоу, мистер Байден!

 

— Хелоу, Петра! Хелоу, моя любимая женушка! Шучу.

 

— Та ладо. (Смеется)

 

— Тут дело такое…кхе. Наступай, Петро, на Донбасс, короче говоря. Прямо завра и начинай.

 

— А как же…

 

— Не думай!

 

— А если…

 

— Не бойся! У меня на сегодня все. Гуд найт, любимая! Шучу.

 

— Та, ладно…

 

«Вот сука вашингтонская!» — возмущается громко Порошенко. На дальнем рубеже кровати шевелится жена:

 

— Алексеич, хто там?

 

— Та эта сука – Байден!

 

— Слышь, а не подохерел ли он?! Опять среди ночи, ни с того ни с сего…

 

— Молчи, дура! У него только рабочий день начался. Разница во времени, понимаешь?!

 

Жена громко, демонстративно отворачивается, и тихо, но чтобы слышал: «Сам дурак! Развел хер знает шо в стране, завтра дом бомбить может начнут дыныэровцы или грабить правосеки какие-нибудь, а он…Говорила мне мама…, — и совсем тихо, чтобы не слышал, добавляет, — Хряк!»

 

Порошенко вздыхает, качает головой, и уже собирается дать приказ штабу АТО о начале операции, как вдруг телефон звонит вновь. «На проводе Меркель» — докладывает оператор. «А этой немецкой овчарке, суке этой фашистской шо еще нужно!?» — мелькает гневная мысль в голове президента.

 

— У кого там рабочий день тоже начался? – интересуются с дальнего рубежа кровати.

 

Порошенко закрывает трубку ладонью:

 

— Меркель! Эта, сука берлинская!

 

— Мда уж…

 

Порошенко основательно откашливается:

 

— Здравствуйте, госпожа Меркель! Что угодно?

 

— Петер, на меня давят со всех сторон. Мигранты просто выбивают стул из-под меня. Прошу, Петер, никаких действий на Донбассе! Это просто концом моим будет, если там опять разгорится. Словом, мой конец в твоих руках, Петер. И твой, соответственно, тоже, как ты понимаешь. Держи его крепко и не шали!

 

— Слушаюсь! —  говорит украинский гарант и машинально ощупывает свои «фаберже».

 

Он кладет трубку и тщательно трет лицо обеими руками, при этом злобно рыча. С дальнего рубежа кровати доносится тихое хихиканье. Президент откупоривает минералку, жадно из горла, минуя стакан, пьет большими глотками, после чего плюхается в кровать. Но телефон звонит вновь. «На проводе Олланд». С дальнего рубежа кровати раздается уже громкий смех. Порошенко резким жестом на расстоянии затыкает жене рот и прилипает к трубке, втянув голову в плечи. Он выглядит жалко, а его полосатая роскошная пижама напоминает тюремную робу.

 

— Месье Олланд, как дела? Очень приятно вас слышать. Как там погода в Париже? (Мысленно –«Ах ты ж сука французская! Лягушатина в соусе!»)

 

— Пьеро, мой друг, все отлично!

 

С дальнего рубежа кровати доносится: «Мусью Олланд, мусью Олланд, ах как я рад, ах как я рад… капэць!»

 

Порошенко закрывает трубку ладонью и мечет гневный взгляд в сторону супруги, сопровождая его шипящим — «Заткнись, убогая!»

 

— У меня тоже все в ажуре! – продолжает разговор президент Украины с президентом Франции.

 

— Пьеро, собирай завтра свой парламент и принимайте срочно эти поправки в вашу Конституцию, чтобы дикарям из Донбасса было что показать. Какая разница что туда вы еще впишите, там и так полный бред. Надеюсь, против никто не будет из парламентариев? Ты говорил у вас там полная солидарность? Ну, в случае чего — напоите водкой в буфете что ли этого казака. И других буйных тоже… Я не знаю…Но на меня тут давит немного местная экономика, не до Украины, словом. Нужно тему как можно быстрее закрыть, чтобы я смог руки умыть.

 

— Никаких проблем, месье Олланд! Как прикажете! Завтра, так завтра. Все будет trеs bien.

 

— Вот и отлично! Привет супруге и семейству! Оревуар!

 

С дальнего рубежа: «Ну, кто следующий? У кого там, еще рабочий день только начался в Европе? Какая там у нас с ними разница во времени – часов десять? И как это так получается – они в Европе и мы в Европе, а время настолько разное? Может мы не в Европе, а в месте на букву «Ж»? (Громко смеется).

 

— Знаешь, кохана, иди ты сама в это «Ж»!

 

— Говорила мне мама!

 

— Бе-бе-бе… Говорил мне отец!

 

Очередной телефонный звонок прерывает начало семейного ночного междусобойчика. «Эрдоган на проводе». «А этой суке янычарской, шо еще нужно?!» — с мольбой в голосе произносит президент, вздымая руки вверх по направлению к гигантской люстре Swarovsky.

 

— Аллах Акбар, о Повелитель!

 

— Получили твои архаровцы то, что я прислал? – без предварительных ласк переходит  к делу президент Турции.

 

— Не ведаю, о Повелитель!

 

— Перестань дурака валять, идиот! Я оружие распорядился передать, вагон и маленькую тележку, крымским татарам под Херсон. Вместе с оружием и отряд верных бойцов должен был прибыть. Но деньги только через тебя отправлю. Знаю, украдешь, но немного. А если дам этому уголовнику Джемилеву, то все прикарманит. Ислямов, тот вообще подонок, между нами говоря, но куда деваться. Я надеюсь на тебя. Весь контроль на тебе. Ты будешь теперь, как бы, серым кардиналом Херсонского халифата.

 

— Повелитель, но я, как бы, президент целой страны. Роль серого кардинала в Херсонском халифате, как бы, не совсем то…

 

— Не умничай! Слушай лучше внимательно! Если прибыло все то, о чем сказал, завтра же на Крым выступайте. Перебьют половину наших сразу же русские, это и к бабке не ходи, но зато какой общественный резонанс!

 

— А если, не просто перебьют, а самолеты полетят? И полетят аж до Киева…

 

— Слушай, ты воин или баба? Убеждал меня, когда деньги просил, что воин. Что до конца готов идти, говорил? Обманул, шайтан? Чем тебе такой конец не по душе? Погибнешь, в рай попадешь, там девственницы и так далее… Ты же теперь шахид! Гордись, воин света!

 

— Я воин, конечно, но…

 

— Ну, вот тогда закрой пасть и исполняй волю Повелителя! То есть, меня. И не бойся ничего! Все мы смертные, в конце концов. Спи спокойно! Но думай о Херсоне.

 

— И тебе, о Повелитель, самых сладких снов…

 

«Какой нахер Херсон? И какой нахер сон спокойный? Сон — Херсон. Херсон – сон. Хер сон! Это точно! Хер поспишь! Поэтому-то все и уверены в том, что я алкаш. А кому расскажешь, что морда опухшая и глаза красные – это не от бухла, а от реального недосыпа? И так каждую ночь»,  — жалел себя президент, размышляя параллельно  о том, как выкручиваться перед «партнерами».

 

Порошенко уже дошел до гениальной мысли о том, как перед «сукой вашингтонской» оправдаться — она ведь главная, с остальными проще, — «Скажу, что не я с ним говорил, а попал он случайно на пранкера Вована», как тут тишину вновь разрезал звонок. Президент задним местом почуял, что этот звонок решающий. В животе забурлило, и воздух в помещении испортился.«Фууу,  — донеслось с дальнего рубежа,- Ну, тут по запаху понятно кто звонит. Сука кремлевская, да? Включи кондиционер, воин!»

 

— Слушаю, Владимир Владимирович!

 

— Петр Алексеевич, вы вот все то, что сейчас вам наши партнеры наговорили – забудьте! Я уже все порешал с ними. Действуем по утвержденному ранее плану. Спокойной ночи!

 

— Спокойной ночи, господин президент!

 

Порошенко глубоко выдохнул, затем зажмурился. Скупая слеза скатилась из левого его глаза на одутловатую щеку.

 

— Шо там тебе эта сука кремлевская сказала, шо ты счастливый такой? – раздалось ехидно с дальнего рубежа.

 

— Сама ты сука! – отрезал президент Украины и нырнул с головой под одеяло.

 

— Говорила мне мама… Ладно, спокойной ночи. Теперь действительно хоть пару часиков спокойно поспать можно…

 

Дед Панас из телепередачи

 

Игорь Орцев, специально для News Front

 

Орцев

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1