Второй президент Украины рассказал изданию Сегодня. UA о том, почему не удалось договориться об обмене пленными, кого Украина не может посадить за стол переговоров и о тонкостях выборов на Донбассе

Мао. Уорхолл

 

— Леонид Данилович, как восприняли новость о переносе изменений в Конституцию представители РФ и боевиков?

 

— Мы, когда последний раз были в Минске, еще ничего не переносилось. Мы просто ставили условия: уважаемые господа, у нашего парламента тоже есть свое мнение по этим проблемам, и единогласно голосовать за это не будем, потому что Верховная Рада понимает последствия принятия этого решения. Мы не должны идти на принятие законов о выборах, изменений в Конституцию, если будем находиться в нынешнем состоянии: на Донбассе каждый день стреляют, причем увеличивается количество обстрелов, там подтягивают тяжелое вооружение, не выводят иностранные войска, можно сказать, российские, там не хотят вести разговор об украинско-российской границе. Но если нет нашей границы, то это не наша территория. Нужно выполнить решение Минского протокола – режим тишины, отвод тяжелого вооружения, обязательно, чтобы специальная миссия ОБСЕ сделала верификацию и сказала: «Да, вооружение отведено». Это же тоже не сделано. Только тогда можно говорить об успехах.

 

— Снова сорвался вопрос обмена пленными. Почему не удалось договориться в этот раз?

 

— Последний раз мы дважды договаривались о количестве, а потом они приезжали, и опять все по-новому начиналось. Для них затягивание этого процесса — как ниточка влияния на Украину, которую они боятся потерять. И они же обязательно эту проблему связывают с полной амнистией. Говорят: вы давайте амнистию на всех. Но амнистия, она же должна персональной быть! Сегодня мы амнистируем всех участников событий на Востоке, а завтра они будут еще жестче себя вести. Они уже так запутались в этом плане…

 

— Какая цифра в Минске обсуждалась в последний раз?

 

— 133 человека. Мы говорим: вы скажите хотя бы, у вас эти люди есть или нет? Они и этого не говорят. Думаю, там многих людей с нашей стороны уже нет.

 

— Стоит ли, по вашему мнению, менять формат Минска?

 

— Я хочу вас заверить: если не будет «Минска-2», то ничего не будет. Все развалится. Неужели кто-то думает, что по желанию Украины появится другой формат? Допустим, мы хотим, чтобы там появился Обама. А Обама этого хочет? В десяти приоритетах для США об Украине даже слова нет. А у Путина мы спросили — он согласен? Эта проблема уже когда-то обсуждалась, и Путин категорично сказал: мы не видим в этом формате России. Мы не в состоянии посадить за стол всех, от кого зависит и наша судьба в том числе. Не можем посадить за стол участников Будапештского меморандума.

 

— А какую страну вы бы хотели видеть на переговорах в Минске?

 

— Я — с удовольствием, чтобы там был Китай. Китай тоже подписывал это соглашение (Будапештский меморандум. — Авт.)! Но нам очень серьезно нужно искать компромисс, но не за счет Украины. Ни в коем случае! И еще раз говорю: у нас есть все основания требовать выполнения первых пунктов, которые записаны в минских протоколах, а тогда уже можно думать о каких-то шагах вперед.

 

— Открыт вопрос с выборами на неподконтрольных нам территориях. Как идут переговоры?

 

— Нас толкают со всех сторон и говорят: давайте проводить выборы. На какой территории? Это неподконтрольная нам территория! Давайте на минуточку подумаем: сегодня есть Закон про выборы, мы внесли изменения в Конституцию, провели выборы. Чья эта территория будет? Люди, которые там при власти, обязательно изберутся под дулами автоматов. Они будут смотреть в сторону Киева? Они как смотрели в одну сторону, так и будут (в сторону России. — Авт.).

 

Источник:  Сегодня.ua, Украина