Ретро: «Добро пожаловать в мир «демократических» СМИ». Владимир Корнилов

Дата публикации: 24 Январь 2016, 10:10

 

Ровно пять лет назад я опубликовал эту статью в газете 2000, указав на то, как низко пала украинская журналистика. По-моему, сейчас особо актуальна. Как видите, и основной фигурант статьи Артем Скоропадский, тогда еще числившийся «журналистом», теперь и не скрывает, что он — пиарщик и пресс-секретарь Правого сектора. И обещание репрессий против неугодных на Украине сбывается. В общем, сейчас эта статья не менее к месту, чем была пять лет назад.

А еще в этой статье я тогда совсем юную Алена Березовская приветствовал в «мире украинских демократических СМИ», честно предупредив ее тогда: «То ли еще тут увидишь…»

 

Артем Скоропатский Правый Сектор

 

 

Добро пожаловать в мир «демократических» СМИ

 

В течение всего прошлого года, наблюдая за различными политическими акциями (согласитесь, за исключением так называемого «предпринимательского Майдана», довольно вялыми), я задавался одним и тем же вопросом: а куда делись некоторые активные «ньюсмейкеры» последних лет? Вспомните, к примеру, небывалую активность так называемого «Студенческого братства», устраивавшего всевозможные провокационные акции против Черноморского флота в Крыму. Тогда в прессе не раз звучали утверждения о том, что за подобными провокациями стоит лично министр Борис Тарасюк. Мало того, ныне «внефракционный» Тарас Черновол четыре года назад в интервью «Новому Региону» прочил за это Тарасюку незавидное будущее: «Студенческое братство» полностью управляется Борисом Тарасюком, министром иностранных дел Украины… Я уверен, что когда-нибудь он будет сидеть за это в тюрьме». Заметьте, акции «Студенческого братства» вдруг, как по мановению волшебной палочки, прекратились даже не с окончанием «оранжевого пятилетия», а с уходом Тарасюка с поста министра. Так на чьи же деньги организовывались чуть ли не ежеквартальные «студенческие сессии» в палатках под КПП Черноморского флота или под маяками? Уж не на государственные ли?

 

Или сравните масштаб «антипатриаршьих» акций во время первого визита патриарха Кирилла в Украину в 2009 г. и во время прошлогодних его вояжей. Полтора года назад в газете «2000» обращали внимание на поразительную активность «братства святого апостола Андрея Первозванного» во главе с неким Александром Гудымой и указывали на некоторые странные «совпадения», которые свидетельствовали о прямой связи данной структуры с тогдашней СБУ. Это «братство» не сходило со страниц газет, его малочисленные активисты с оскорбительными для патриарха лозунгами каким-то непостижимым образом поспевали в различные части Украины, опережая кортежи предстоятеля Православной церкви. А стоило смениться главе СБУ — и как-то угасла масштабность действия «братства». Поразительное «совпадение»: последняя акция с участием Гудымы, которую заметили в СМИ, состоялась в первой половине марта, то есть как раз в последние дни пребывания Наливайченко на посту руководителя силовой структуры. И хотя патриарх после того посещал Украину, как-то не видно ныне активных «братчиков». И вновь-таки невольно задашься вопросом: на чем зиждилась активность идейных борцов против главы РПЦ? Уж не на деньгах ли налогоплательщиков?

 

А куда делись масштабные, вышколенные, поражающие размахом уличные акции «Патриота Украины»? Вспомните их демонстративную драку с милицией, устроенную в октябре 2008 г. на пороге Главного управления СБУ (тоже случайное «совпадение», само собой). «2000» тогда указывали на прекрасную экипировку многочисленных неонацистских молодчиков, маршировавших по улицам Киева. Все были в новенькой униформе, стоившей немало денег. Судя по списку задержанных участников драки со спецназом, представляли они разные части Украины. А что сейчас? Украинские «социал-националисты», как называют себя сторонники «Патриота Украины», в декабре отметились куцей акцией у посольства России в Киеве, собрав от силы несколько десятков человек. При этом, судя по фотографиям, выложенным на сайте «Патриота», с экипировкой что-то приключилось за последние два года: то ли пропили ее, то ли сносили, но в любом случае на новую амуницию денег уже явно не дают. Вопрос: кто давал и где брал на это деньги во время «оранжевой» власти? Думаю, вопросы риторические.

 

 

КУПРизная журналистика

 

Но когда уличная активность описанных выше маргиналов идет на спад, украинская пресса зачастую сама создает поводы для скандальных репортажей, превращаясь из новостных СМИ в самых что ни на есть натуральных «ньюсмейкеров», то бишь, если переводить этот термин буквально, в «делателей новостей».

 

Примеров этому уйма. Есть среди них и безобидные, и даже веселые. К примеру, на последних президентских выборах газета «Левый берег» организовала и раскручивала собственного «кандидата в президенты» С. Ракова. В принципе, и по западным стандартам это считалось бы вполне нормальным ходом для «желтой» прессы (само собой, не для газеты, которая нацелена на истеблишмент). Но если этот пример — всего только шутка, об удачности которой должны судить лишь читатели газеты, то довольно часто попадаются и гораздо менее привлекательные примеры журналистских провокаций, которые были бы неприемлемы на Западе с его устоявшимися стандартами для СМИ.

 

Так, недавно вашему покорному слуге лично довелось столкнуться с ярчайшим примером подобного подхода, свидетельствующего о том, что свобода слова в нашей стране приобретает весьма специфические черты. Постараюсь поподробнее осветить этот случай, поскольку, как мне кажется, он свидетельствует о наличии в украинской медиатусовке проблем, гораздо более серьезных, чем отсутствие свободы слова. К сожалению, такие случаи (априори невозможные в западной качественной прессе) становятся все более типичными для Украины.

 

 

Фантомные организации в действии

Итак, по порядку. Довелось мне недавно участвовать в научных чтениях, посвященных насущной для Украины проблеме — ее дебандеризации, очищения истории УПА от идеологических мифов последних лет, дегероизации Степана Бандеры и его соратников. Данное мероприятие носило сугубо научный характер, на нем не планировались бурные дебаты или какие-то пресс-конференции; авторы обширных исторических докладов всего лишь зачитывали свои сообщения, предназначенные для научных журналов, — и не более того.

 

Понятно, что формат подобных (для рядового обывателя довольно скучных) мероприятий никогда не привлекал прессу, а потому конференцию ее организаторы и не думали особенно пиарить, зазывая на нее журналистов. Тем более удивительным было появление на мероприятии корреспондента газеты «Коммерсантъ-Украина» Артема Скоропадского, известного тем, что он освещает всевозможные скандальные уличные акции, потасовки и как бы «ненароком» оказывается в нужный момент во время каких-либо актов вандализма над очередным памятником или барельефом Ленина.

 

Как бы «случайно» г-н Скоропадский пришел не один, а в компании двух любопытных личностей — неких Б. Ковальчука и С. Мельниченко. Все трое расписались в списке СМИ, причем оба компаньона Скоропадского назвались представителями Союза журналистов Украины.

 

Уж не знаю, являются ли два названных деятеля членами НСЖУ, но вели они себя на мероприятии явно не как журналисты. Выслушав несколько докладов, г-н Мельниченко (уже назвавшийся не членом Союза журналистов, а представителем некой «Коалиции участников помаранчевой революции») начал кричать с места о героизме Бандеры, перебивать выступавших — словом, вел себя не совсем адекватно для научных дебатов.

 

Когда модератор дал понять незваному гостю, что тот явно перепутал формат мероприятия, в котором не были предусмотрены ни брифинги, ни реплики с места, он вместе со своим коллегой Ковальчуком (тоже оказавшимся представителем вышеназванной коалиции) продолжал громко кричать, перебивая докладчика. И лишь когда к возмутителям спокойствия подошел грозный охранник офиса, в котором проходила конференция, оба защитника Бандеры геройски, по-бандеровски, ретировались. Опять-таки вместе с ними тут же ушел и сам Скоропадский, что не помешало ему потом в своем газетном отчете преподнести выдуманные факты на тему, как конференция развивалась после его ухода. Ясное дело, статья в украинском «Коммерсанте» была посвящена не конференции, а бравой «акции» этой самой «Коалиции участников помаранчевой революции», или сокращенно — КУПР. Тут поневоле задашься вопросом: только ли в качестве журналиста присутствовал на научной конференции газетчик? Какую из акций он шел освещать — скучные для читателей научные чтения или же скандал, о котором он не просто знал заранее, а сам участвовал в его подготовке?

 

Поскольку раньше мне не доводилось видеть в действии сей мощной организации, я полез в интернет в надежде найти какую-нибудь информацию о ней. Нашел лишь фактически не обновляющийся сайт (www.kupr.org.ua), на котором размещались аж четыре «новости» о деятельности этой, по-видимому, хорошо законспирированной структуры. Последняя из новостей датируется 20-ми числами ноября 2009 г. Кроме этого, на сайте нет ровным счетом ничего!

 

Почитал я информацию о деятельности организации, созданной в разгар «оранжевых» событий (шутка ли, она существует уже шесть с лишним лет!) И обнаружил поразительную вещь! Оказывается, вплоть до упомянутого «предпринимательского Майдана» об этом самом КУПРе писали не раз, но фактически все сообщения содержались лишь в одном источнике — газете «Коммерсантъ-Украина». И подписаны все эти статьи были… да-да, тем самым Артемом Скоропадским. Малочисленным акциям фантомной организации, которые, как правило, не замечались иными СМИ, посвящены значительные по объему статьи за подписью упомянутого журналиста. Здесь тебе и пикеты российского посольства, и акция против приватизации киевского стадиона «Старт», и потасовка с коммунистами во время празднования 7 ноября на Крещатике, «случайным свидетелем» которой, как обычно, стал журналист «Коммерсанта».

 

Само собой, в последнем случае статья Скоропадского о праздновании годовщины Октябрьской революции большей частью была посвящена КУПРу, а не гораздо более многочисленному митингу коммунистов. И как всегда, Скоропадский насчитал несколько десятков активистов «Коалиции» (в данном случае «около 30»). В то время как, рассмотрев фотографии этой акции, очень сложно найти там и десяток «акционеров». Бютовская газета «Вечерние вести», к примеру, обнаружила лишь семерых участников акции КУПРа! Согласитесь, надо иметь очень большое желание, чтобы спутать 30 и 7.

 

Только за последний год я насчитал минимум 14 различных статей в украинском «Коммерсанте» об этой загадочной «Коалиции» и ее лидере Сергее Мельниченко — это больше, чем о них упоминали все остальные СМИ вместе взятые. Для сравнения: о гораздо более многочисленной ПСПУ, которая вроде бы тоже проводила уличные акции, за это же время той же газетой упоминали 3 раза, о «Патриоте Украины» писали 2 раза, об акциях Евразийского союза молодежи или комсомола Украины — ни разу.

 

Такой выборочный подход к освещению деятельности партий и общественных организаций наталкивает лишь на два возможных вывода: либо у газеты заключен некий не афишируемый пиарный контракт с КУПРом, либо же журналист Артем Скоропадский самолично взял на себя роль пиарщика. Первый вариант мы, конечно же, должны с негодованием отбросить, поскольку это означало бы наличие в «Коммерсанте» «джинсы». Второй же гораздо более вероятен, хотя это свидетельствует о довольно вольном редакционном подходе к выбору тем журналистами: если такие вопросы возникают у читателей, то уж точно давно должны были возникнуть у редакторов г-на Скоропадского, которые могли бы обратить на странную частоту появления никому не известной «Коалиции» на страницах газеты.

 

Дабы не гадать и не выбирать варианты, я решил сам напрямую спросить у газетчика, не кажется ли ему странным тот факт, что о призрачной, незначительной организации не пишет фактически никто, кроме самого Артема Скоропадского. Ответ прозвучал так: «Да нет, это не случайное совпадение, потому что я — единственный автор, который пишет об уличных акциях. А когда КУПР проводит уличные акции, я, собственно, о них и пишу».

 

Тогда ваш покорный слуга решил напомнить журналисту, что научные чтения по дебандеризации не являлись «уличной акцией», и решил уточнить: шел ли Скоропадский на научную конференцию или на «акцию КУПРа»? После неловкой паузы журналист мне ответил: «Я вообще не знал, что там будет КУПР». Он также добавил: «Я пришел, вижу: они там сидят, короче» (даже по приведенному списку СМИ видно, что это было не так — как минимум представитель «Коммерсанта» поставил свою подпись раньше своих «коллег»). Правда, буквально через пару минут расспросов журналист опроверг сам себя: «В общем, я знал, что КУПР там будет, я не знал, что они собираются там делать».

 

Из этих путаных ответов можно сделать вывод об искренности представителя прессы и о его роли в тех «акциях», которые он сам описывает. Только ли описывает?

 

 

Журналист как режиссер «кефирометателей»

 

Я не случайно довольно подробно описал механизм этой, на первый взгляд, незначительной политической провокации, в которой роль представителя СМИ (будем надеяться, не самого СМИ) выглядит вполне определенно. Подчеркну еще раз: к сожалению, подобный пример становится все более типичным для представителей украинской журналистики, которые все чаще участвуют в организации новости, повода для скандала, провокации, а не беспристрастно описывают события

 

Расскажу еще об одном примере, свидетелем которого мне довелось быть. Думаю, многие читатели помнят нашумевший случай с обливанием кефиром секретаря Донецкого горсовета Николая Левченко. В свое время я описывал данный инцидент в «2000» (См. «Кефирные баталии на языковом фронте» №11(358), 16—22.03.2007), но о роли прессы в этом скандале упомянул вскользь — все-таки тема статьи была иной. А вот как это выглядело вблизи. Я пришел на киевскую пресс-конференцию Левченко, попавшего тогда в центр внимания СМИ в связи со своими высказываниями о необходимости сделать русский язык единственным государственным языком Украины. На пороге информагентства меня чуть ли не за лацкан пиджака схватил достаточно известный скандальными репортажами журналист одного из центральных телеканалов Украины, с которым до тех пор я лично не сталкивался. Он явно нервничал, начал задавать мне какие- то несвязные вопросы и фактически не смотрел на меня, все время недоуменно глядя за мою спину. Я обернулся и увидел толпу активно жестикулировавших подозрительных оборванцев.

 

И тут до меня начал доходить смысл происходящего. Я спросил у журналиста, уж не принял ли он меня за Левченко (тот еще не блистал на телеэкранах, только в интернете появлялись его фотографии, всегда в костюме и галстуке — примерно в таких же, в каких пришел на пресс- конференцию я). Телевизионщик удивленно спросил: «А разве это не вы?», после чего извинился и стал дожидаться донецкого гостя. У меня сложилось стойкое убеждение, что против Левченко при активном участии представителей СМИ готовится провокация, но поскольку с секретарем горсовета я в то время еще не был знаком и не имел его координат, предупредить его я не успел. Вскоре на том же пороге Левченко был облит кефиром перед довольными представителями телевизионной братии, смаковавшими затем этот материал в своих сюжетах. Мои подозрения подтвердились.

 

То есть картина выглядит следующим образом: тележурналист был прекрасно осведомлен о готовящемся правонарушении (если сам его не режиссировал), но вместо того чтобы сообщить об этом в правоохранительные органы, как того требует закон и элементарная журналистская этика, он активным образом сотрудничал с теми, кто подготавливал провокацию. Затем этот же журналист не раз оказывался в центре различных скандалов — постороннему могло показаться, что у него на эти скандалы чутье неимоверное.

 

Вы знаете, я побывал на различных тренингах для журналистов на Западе. На них не раз обсуждались и похожие ситуации. Нет, конечно, там даже не дебатировался вопрос о том, может ли журналист сам приводить на какие-нибудь мероприятия провокаторов или давать сигнал «кефирометателям», когда им нужно начинать действовать. Подобные ситуации наши западные коллеги даже представить себе не могут. Но часто обсуждался вопрос о том, как должен поступать журналист в случае, если ему известно о готовящемся преступлении или правонарушении (о планируемом убийстве, поджоге, перекрывании трасс, метании кефира, оскорблении действием и т. д.). Западные гуру журналистики однозначно объясняли, что, конечно же, любой представитель СМИ обязан доложить об этих планах своим редакторам и правоохранительным органам — в конце концов того требует закон любого цивилизованного государства. Недонесение о готовящемся преступлении делает журналиста соучастником преступления — эта аксиома не вызывает сомнений. Дилемма для западных журналистов заключается лишь в том, должны ли они, зная о готовящемся преступлении, освещать это событие и тем самым подыгрывать потенциальным правонарушителям. И здесь действительно вопрос заключался в трактовке каждого конкретного случая — в зависимости от общественной значимости события.

 

До чего же низко должны были опуститься стандарты украинской журналистики, если медийщики уже не спорят по поводу того, снимать или не снимать заранее спланированное преступление, но активно подыгрывают правонарушителям и даже режиссируют подобные инциденты

 

 

Стукачество между шампанским и сыром

 

Любопытнее всего то, что практически все подобные «ньюсмейкеры» от журналистики являются активными участниками публичной борьбы против цензуры в СМИ, за свободу слова, красуются на фотографиях акций в поддержку различных свобод. Но при этом к свободам относятся довольно выборочно, порой позволяя творить беспредел против «неправильных» журналистов или СМИ и даже поощряя его, науськивая правоохранительные органы на оппонентов.

 

Например, чего только стоит предпраздничная запись в блоге Артема Скоропадского в конце 2009 г.: «Был сегодня на новогоднем приеме в СБУ. Выпил шампанского, закусил вкуснейшими виноградом и сыром, попросил Наливайченко закрыть форум sevastopol.info, а его владельцев посадить в тюрьму. С наступающими праздниками!»

 

Вот так вот буднично, между шампанским и сыром, настучать на непонравившийся сайт: «закрыть» и «посадить». А что ж тут такого? Разве это препятствие для того, чтобы затем надеть майку с надписью «Стоп цензуре!» и пойти митинговать в поддержку любимого телеканала? Ведь эта акция — в поддержку «хороших», «правильных» журналистов, а не идеологических оппонентов из Севастополя, которые пока не доросли до «свободы слова».

 

Порой украинские журналисты даже не понимают, что они умудряются в одном абзаце призвать к свободе слова и тут же пообещать… удушение свободы слова для оппонентов после возвращения «своей» власти. К примеру, главный редактор журнала «Український тиждень» Юрий Макаров, предупреждая в своей колонке о готовящихся «репрессиях против СМИ», тут же пишет о Януковиче и его коллегах слова, за которые при Ющенко уже давно пришли бы разбираться «люди в штатском»: «Фактом нарушения Конституции президент уже de facto поставил себя вне закона, и стремление от него избавиться нельзя считать противоправными действиями (представляю, где был бы я, если написал бы подобное о предыдущем президенте всего-то полтора года назад. — Авт.). А теперь главное. Когда вскоре изгнанные лидеры нынешнего режима будут искать — и, вполне очевидно, найдут — спасение за пределами нашей страны (скорее всего, на Востоке), не обойтись без второго шага. Перед всеукраинским трибуналом должны предстать все те, кто своими действиями или бездействием способствовал преступлениям против государства, обеспечивал их юридическую, организационную, пропагандистскую поддержку. Я хотел бы, чтобы у всех соучастников лидера уже сегодня болела голова. Пусть знают, что есть поступки, которые не предусматривают срока давности. Это все без эмоций» («УТ», 23.04.2010). Ну да, ничего личного, просто предупреждаю вас, господа, что сейчас буду бороться против репрессий «чужой» власти — с тем чтобы после возвращения «своей» власти закатать рукава и с самозабвением начать репрессии против «неправильных» сограждан.

 

А если сейчас кто-нибудь из оппонентов Макарова призовет к созданию всеукраинского трибунала для суда над теми, кто своими действиями способствовал преступлениям «оранжевого» режима и пропагандировал его? Представляете, какой шум поднимут «борцы за свободу», включая самого Макарова! Сколько громких жалоб полетит на Запад!

 

Такая у нас борьба за свободу слова. Прошу не путать ее с борьбой за журналистские стандарты по западному, цивилизованному образцу. Неудивительно, что у молодых, начинающих, еще несколько наивных журналистов, верящих тому, чему их учили в школе или на журфаке, волосы становятся дыбом от соприкосновения с реальной жизнью нашей медиатусовки. К примеру, 22-летняя журналистка Алена Березовская, всего ничего поработавшая в украинских СМИ, пришла в ужас от засилья политической «заказухи» в нашем медиасообществе. «Это коррупция! — эмоционально восклицает она в своем интервью, посвященном впечатлениям от общения с коллегами. — Настолько сумасшедшая коррупция! Это даже хуже, чем взять взятку и землю кому-то продать! Ведь журналисты манипулируют мнением людей! Можно же так сманипулировать, что завтра начнется третья мировая война! Это страшно!»

 

Что ж, Алена, добро пожаловать в мир украинских «демократических» СМИ. То ли еще тут увидишь…

 

Владимир Корнилов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
skoropansky


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1