Битва за Украину. Уроки истории – что ждет бандеровцев? Андрей Князев

   Дата публикации: 22 января 2016, 10:39

 

Хунта, пришедшая к власти в Украине в результате незаконного государственного переворота, демонстрирует свою полную неспособность к управлению страной. Прошло два года ее пребывания у руля Украины, — и вот результат: коллапс экономики и правовой системы, разгул преступности и бандитизма, катастрофическое падение уровня жизни, сворачивание всех социальных программ, тотальное обнищание населения. Градус протестных настроений растет, люди испытывают крайнее недоверие к власти (рейтинги доверия к Порошенко находится на уровне 5-7%, к Яценюку – на уровне 1-2%), а лозунги, некогда раздававшиеся с трибун «майдана», звучат уже как циничная, злая насмешка над простым народом.

 

Но ни одна хунта не может находиться у руля сколь-либо долго, если не имеет механизмов защиты своей власти – через пропаганду и силовыми методами. И Порошенко, придя к власти, – конечно, по наводке своих заокеанских «кураторов», изрядно поднаторевших в «цветных» революциях, – активно приступил к созданию «карманной» националистической армии, готовой подавлять любое сопротивление и инакомыслие. Основной силой которой, стали добровольческие, или как их окрестили сразу же, «карательные» батальоны, устроенные по принципу карательных батальонов нацистской Германии. Однако, как мы помним, Третий рейх был сокрушен Красной Армией, и нацистские каратели получили по «заслугам» – часть их погибла в боестолкновениях и в результате спецопераций НКВД, часть – приговорена к смертной казни и расстреляна, остальные отбывали сроки большие наказания в советских тюрьмах. Та же участь постигла и участников националистических организаций, действовавших на территории Украинской ССР и части Польши. Давайте вернемся к событиям тех дней, вспомним, как Советский Союз и наш народ одержал победу над украинской версией нацизма.

 

В начале 1944 года Красная Армия приступила к освобождению ряда западных областей Украины.

 

В начале 1944 года Красная Армия приступила к освобождению ряда западных областей Украины.

 

В это же самое время на территории западной Украины, западной Белоруссии и части Польши действовали достаточно многочисленные формирования националистического подполья, в том числе организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА). Данные националистические структуры сумели поставить в свои ряды, по разным данным, от 400 до 700 тыс. подпольщиков и бойцов. По данным архивов РККА и НКВД, только в период с февраля 1944 г. по конец 1945 г. западноукраинские националисты и боевики ОУН-УПА осуществили около 7000 вооруженных нападений и диверсий против советских войск,  административных структур и мирного населения, что составило почти половину от всех аналогичных акций (всего около 14 500), проведенных в тылу Красной Армии за тот период.

 

При этом следует заметить, что нападения и диверсии эти, по сути, ничем не отличаются от действий террористических организаций наших дней, таких как «ИГИЛ»* (ДАЕШ), «Джабхат ан-Нусра»* или «Талибан». Поднимем архивные материалы тех лет:

 

26 марта 1943 г., деревня Липники, уезд Костопол, воеводство Луцкое. Под покровом ночи, бойцы ОУН-УПА ворвались в село, где устроили побоище, так называемую «липникскую резню». В результате этой резни в Липниках погибли 179 украинских и польских жителей, а также евреев, укрывавшихся в деревне. Это были преимущественно женщины, старики и дети (51 жертва — дети в возрасте от 1 до 14 лет).

 

16 августа 1943 г., Подъярков, уезд Бобрка, воеводство Львовское. По подозрению в помощи партизанам Красной Армии бандеровцами досмерти замучено несколько семей. Жертвам выковыривалили глаза, наносили удары по голове, прижигали ладони, отрубали верхние и нижние конечности, а также кисти, и т.

 

28 февраля 1944 село Гута Пеняцка было сожжено украинскими эсэсовцами дивизии СС-Галичина, совместно с террористами ОУН-УПА, под предлогом укрывания евреев и квартирования там советских партизан. Одновременно подавляющее большинство находившихся в селе жителей было жестоко убито. На месте деревни остались пепелища 172 домов, погибло более 1000 мирных жителей.

 

На месте деревни остались пепелища 172 домов, погибло более 1000 мирных жителей.

 

В «хронике» стрелковой дивизии «СС-Галичина», которую вела ее Войсковая управа, имеется следующая запись: «20.03.44 г.: есть на Волыни, который, вероятно, уже в Галичине, украинский повстанец, который хвалится, что своей мотузкой удавил 300 душ поляков. Соратники его считают героем».

 

Весной 1944 г. (точная дата нападения в архивных материалах отсутствует) бандиты ОУН ворвались в украинское село Лозовое и за полтора часа убили свыше ста его жителей. В семье Дягун бандеровец зарубил троих детей. Самому маленькому, четырехлетнему Владику, отрубил руки и ноги. В семье Макух убийцы застали двоих детей – трехлетнего Ивасика и десятимесячного Иосифа. Десятимесячное дитя, увидев мужчину, обрадовалось и со смехом протянуло к нему ручки, показывая свои четыре зубчика. Но безжалостный бандит полоснул ножом головку младенца, а его братику Ивасику топором разрубил голову

 

Нет желания продолжать описывать подобные ужасы и зверства, совершенные бандеровцами, но материалов по совершенным украинскими националистами ОУН-УПА преступлениям набралось на сотни страниц архивной хроники. Украинцы, братья-славяне, очнитесь – и этих людей вы считаете «героями», примером для подражания?! В память этих убийц, насильников и предателей вы проводите факельные шествия и митинги, в их честь вы ставите памятники и называете улицы? Я, конечно, понимаю, что людей, разделяющих бандеровскую идеологию, в нынешней Украине – явное меньшинство, но тот факт, что эти люди открыто пропагандируют идеи неонацизма, ходят по улицам с портретами Бандеры и Шухевича, рисуют «тризубы» на знаменах и «зигуют» в соцсетях, показывает, что украинское общество заражено тяжелой болезнью. И выздоровление государств, зараженных вирусом нацизма, как мы знаем из истории, всегда достается дорогой ценой.

 

В то самое время, когда Красная Армия приступила к освобождению от фашистов оккупированной ими Европы и вела интенсивные и кровопролитные бои с врагом, у нее в тылу националистами-бандеровцами был практически открыт второй фронт. А после окончания страшной войны, когда советский народ, приступил к восстановлению разрушенного войной народного хозяйства, националистические бандформирования на Западной Украине продолжали подлую и кровавую деятельность против своего народа(!), но уже в мирное время. Поэтому руководство СССР, понимая всю серьёзность положения, сложившегося в западных регионах Украины, предприняло мобилизацию всех силовых и идеологических органов на борьбу с националистическим вооруженным движением. Ведущая роль в этой борьбе принадлежала структурам НКВД-НКГБ (впоследствии МВД и МГБ/КГБ), однако нередко в помощь привлекались и регулярные части РККА (название Советской армии до 1946 года), особенно на начальном этапе борьбы.

 

Из всех националистических повстанческих структур, с которыми пришлось столкнуться НКВД-НКГБ, УПА была наиболее опасной – она была создана со всеми возможными элементами регулярных вооруженных сил и стала своего рода «армией без государства». Достаточно четкая организационная иерархия, стремление к жесткой дисциплине, шкала воинских званий и даже попытки создания устава и введения единой формы сыграли определенную роль в повышении боеспособности бандеровцев, (которая, однако, была намного ниже чему у регулярных частей Красной Армии). Впрочем, по ходу расширения советских антипартизанских операций на Украине все структуры УПА все больше перемещались в подполье, что прямо отражалось на эффективности их работы.

 

Подавляющая часть бойцов УПА осознанно разделяли идеи украинского национализма, Большинство бойцов составляла сельская молодежь, отлично ориентировавшаяся в своих родных местах и имевшая связи среди населения. Многие украинские националисты проходили подготовку и воевали в различных формированиях гитлеровской Германии. Однако были у УПА и очевидные слабости. Это нехватка вооружения и боеприпасов, недостаточная тактическая и военная выучка личного состава, низкий уровень подготовки офицеров, а главное – неумение и нежелание воевать против регулярных частей Красной Армии, в открытых боестолкновениях с которой бандеровцы неизменно несли большие потери убитыми, ранеными и взятыми в плен.

 

Какова была организационная структура УПА? Самым крупным соединением УПА  была «группа» (полк), которая состояла их 3-4 «куреней» (батальонов) численностью до 300 человек каждый. В курень обычно входило три «сотни» (роты), численностью примерно 70-80 человек, куреню придавался взвод тяжелых пулеметов, взвод противотанковых пушек (обычно устаревших образцов, и то, при наличии таковых), взвод снабжения, санитарное отделение, отделение полевой жандармерии, взвод разведки.

 

Первичным формированием в УПА являлся «рой» (отделение) в составе 10-12 человек; три роя составляли «чету» (взвод) – примерно 40 человек, а 3-4 четы – «сотню». В каждом курене, кроме командира, имелись заместители, политвоспитатель, начальник штаба. В селах курени имели своих «господарчих» – заготовителей провианта, фуража и других предметов первой необходимости.

 

Основу офицеров УПА составляли бывшие участники расформированных спецбатальонов «Нахтигаль» и «Роланд», Шуцманшафт-батальона-201, а также украинские полицаи и предатели, дезертировавшие из Красной Армии.

 

СС

 

В начальный период борьбы с украинскими националистами привлекались в основном крупные войсковые части и соединения, так, в одной из первых таких операций в начале 1944 г. участвовали даже войска 1-го Украинского фронта, но эффект от таких масштабных мероприятий был, к сожалению, не очень большим, поэтому руководство НКВД-НКГБ быстро сделали выводы, что справиться с таким неприятелем можно, только отрезав ему связь с местным населением. К началу 1945 г. в наиболее беспокойных районах западной Украины постепенно начали становиться на ноги органы советской и партийной администрации. Проверенными людьми комплектовалась местная милиция, из числа партийного и комсомольского актива формировались так называемые «истребительные» батальоны и отряды, появилась и сеть информаторов – «синие фуражки».

 

В 1945 г. Применялась, по большей части, «облавная» тактика — облавы организовывались в основном на уровне административных районов под руководством местных управлений НКВД и НКГБ. На первом этапе проводилась «провокация боем», призванная вызвать местные отряды УПА на открытое боестолкновение. Небольшой отряд «синих фуражек» (обычно до роты) проводил несколько особенно жестких акций против бандеровцев и их пособников в селах, и давал при этом понять, что он «оторвался» от своих. Чересчур уверенные в своих силах националисты нападали на «подсадную роту», и тогда в дело вступали главные силы. Активно применяя авиацию и артиллерию, крупные силы войск НКВД при участии местного партактива, использовавшегося в качестве проводников, начинали концентрическое наступление на район, где обнаружились бандеровцы. Преследовать курени и сотни УПА на открытой местности было технически гораздо проще, чем рыскать по лесам и горам в их поисках. После того как под ударами войск крупные формирования УПА распадались на небольшие отряды, большая облава превращалась в несколько малых, проводившихся на уровне отдельных частей и соединений (рота — батальон). В дальнейшем проводилось прочесывание населенных пунктов в поисках раненых и укрывшихся бандеровцев и их пособников.

 

Самая крупная из «облавных» операций была осуществлена в апреле 1945 г. в Прикарпатье на линии новой советско-польской границы с привлечением свыше 50 тыс. военнослужащих войск НКВД и РККА под руководством командующего Украинским округом внутренних войск НКВД генерала М. Марченкова. В результате этой операции были убиты около 1000 и пленены более 100 бойцов УПА, а также арестовано несколько тысяч лиц, причастных к националистической и антисоветской деятельности.

 

К концу 1945 г. УПА заметно ослабла, однако продолжала совершать вылазки и «акции устрашения», а многие украинские крестьяне – помогать ей продовольствием и информацией, прятать раненых и поставлять новых добровольцев.

 

Основным достижением оперативной работы следующего периода борьбы с бандеровцами — «большой блокады» (начался в 1946 г.) является создание густой сети информаторов, которая буквально пронизала все районы Западной Украины и все слои ее общества.  Оперативные и агентурные методы, принятые на вооружение в 1946 г., в итоге оказались гораздо эффективнее войсковых спецопераций, Именно в этот период чекистам удалось взять под свой контроль главную опору УПА — западно-украинских селян, и бандеровцам постепенно приходилось уходить с глухие леса и схроны, начались перебои с продовольствием, медикаментами и набором новых бойцов.

 

С 21 января 1947 г. приказами по МВД и МГБ СССР борьба с национальными движениями была отнесена к исключительной компетенции органов госбезопасности, и агентурная составляющая на время стала ведущей. Однако враг еще был довольно силен и продолжал ожесточенное сопротивление, вероятно, предчувствуя свой скорый конец. УПА в период с 1948 по 1949 гг. даже активизировали свои действия, в связи с чем, в начале 1949 г. командование МВД и МГБ опять было вынуждено на время вернуться к тактике проведения крупных войсковых операций.

 

По приказу министра госбезопасности УССР М. Ковальчука, в Карпатский горный массив, оставшийся в то время единственным регионом более-менее организованных действий УПА, в начале 1949 были переброшены четыре дивизии внутренних войск (81-я и 82-я внутренних войск НКВД-МГБ Украинского округа, 65-я стрелковая внутренних войск НКВД-МГБ Украинского округа, 52-я конвойных войск МВД). Началось массированное прочесывание местности и зачистка населенных пунктов, проводившиеся в комбинации с максимальной активностью агентуры МГБ и информаторов. В условиях подавляющего численного превосходства «синих фуражек» и крайнего истощения сил УПА этого оказалось достаточно для решающей победы. После разгрома всех основных отрядов УПА в Карпатах главнокомандующий повстанческой армией Р. Шухевич 15 сентября 1949 года издал приказ о роспуске последних оставшихся подразделений.

 

Шухевич ненадолго пережив свою армию. В селе Белогороща близ Львова 5 марта 1950 г., в результате агентурной операции МГБ УССР под руководством генерала П.Судоплатова, Шухевич был убит в перестрелке. Последнюю точку в борьбе с ОУН-УПА советские спецслужбы поставили 15 октября 1959 года, когда в Западной Германии, в ходе спецоперации был ликвидирован лидер украинских националистов Степан Бандера.

 

По данным архивов КГБ УССР, в 1944 – 1953 гг., потери советской стороны в боестолкновениях и от «бандпроявлений» составили 30 676 человек. Среди них 697 сотрудников органов госбезопасности, 1 864 сотрудника МВД, 3 199 военнослужащих, 2 590 бойцов истребительных батальонов;  а также 2 732 – представителей органов власти, 251 коммунист, 207 комсомольских работника, 314 – председателей колхозов, 15 355 колхозников и крестьян, 676 рабочих, 1 931 – представителей интеллигенции, 860 – детей, стариков и домохозяек.

 

Из этих данных видно, против кого на самом деле воевали националисты из ОУН-УПА: три четверти погибших от рук бандеровцев – мирные люди: рабочие, труженики села, женщины, дети и старики. И все заявления Яценюка и прочих неадекватных представителей нынешнего киевского оккупационного режима о том, что ОУН-УПА воевала против гитлеровской Германии, выглядят не иначе как кощунством и циничным надругательством над подвигом наших дедов и прадедов, освобождавших, в том числе и Украину, от нацистской чумы!

 

Но дорого же заплатили бандеровцы за свое нежелание встроится в мирную жизнь и признать ущербность своей идеологии. За период 1943 – 1956 гг. было уничтожено 156 тысяч участников националистического бандподполья, по обвинению в принадлежности к ОУН и УПА были арестованы 103 866 человек, из которых осуждены 87 756 человек.

 

В период с 1944 по 1953 год войскам НКВД-МВД, спецслужбам НКГБ-МГБ удалось практически полностью уничтожить огромную партизанскую армию, обладавшую крупными лесными базами, разветвленной агентурно-подпольной сетью и вначале имевшую поддержку у местного населения. Да, борьба шла долго и трудно. Однако, в конечном счете, у советских командиров, бойцов, партийных работников и просто обычных людей, помогавших в борьбе за мирное будущее, хватило решительности, стойкости и умения добиться победы над украинской версией нацизма!

 

Последователи Бандеры

 

Последователи идей Бандеры и Шухевича, возродившие на Украине неонацизм и создавшие «добровольческие» батальоны типа «Азов» или «Крым», идут по следам террористов ОУН-УПА. Убийства, грабежи, пытки в оккупированном Славянске, зверства печального известного батальона «Торнадо», сожжение «Дома Профсоюзов» в Одессе – вот далеко не полный список преступлений, совершенных бандеровцами. Все те, кто убивал, пытал, насиловал, грабил стариков или расстреливал мирные города Донбасса, и те, кто продолжает это делать сейчас, знайте – вы понесете заслуженное наказание, ответите и по закону, и по совести! Битва за будущее Украины близится к своему логическому завершению  — и, как это уже было в истории, Русский мир победит, а неонацизм будет искоренен!

 

Андрей Князев,
специально для News Front

 


 

* — деятельность данных организаций решением суда запрещена на территории Российской Федерации.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1