Протоиерей Йован Пламенац: только Россия – наше спасение от дьявольских сил НАТО

   Дата публикации: 21 января 2016, 10:48

 

Протоиерей Йован Пламенац – священнослужитель Черногорско-Приморской митрополии Сербской Православной церкви

  Протоиерей Йован Пламенац

 

Многим жителям Черногории уже знакомо его письмо, опубликованное в Сочельник, где говорится о подстерегающих страну опасностях, а также выступление на Старый (Православный, или Сербский) Новый год на празднике в Подгорице.

 

Черногория сейчас действительно находится в сложной ситуации. Несмотря на массовые протесты граждан, в декабре прошлого года страна получила приглашение на вступление в НАТО. Выступления против присоединения к недружественному военному блоку обострили и тлевшие годами внутренние противоречия: в стране уже четвертый месяц не прекращаются регулярные антиправительственные демонстрации.

 

Какова позиция Церкви по вопросу возможного вступления в НАТО и вообще по теме западных интеграций, и почему сербы и черногорцы, как и в прошлые века, сегодня с надеждой смотрят на Россию, рассказал священнослужитель в эксклюзивном интервью News Front.

 

News Front:  Отец, многие читали ваше обращение в Сочельник, перед Рождеством. В частности, вы писали о том, что мы находимся в опасности, как никогда ранее, с упором на опасность, которая идет с запада. Что, по-вашему, необходимо делать для защиты?

 

— Когда я говорю об опасности, которая идет с Запада, я имею в виду не сугубо сегодняшний день или Сочельник. Это продолжительный процесс. Прежде всего, я вижу опасность в культурологическом и духовном плане. Да, есть и фактическое проявление этой опасности – приход НАТО на нашу территорию. Они уже здесь, у нас на пороге. Есть опасность и этого вида. Но духовное составляющая – это ситуация долгосрочная и представляющая большую проблему. И это и есть то, что идет с Запада. У Запада есть своя культура, безусловно, у каждого человека должна быть своя культура. Но приходящее оттуда к нам, в буквальном смысле портит наш народ, и совсем не только молодежь. Это антикультура Запада.

 

Ведется она, в частности, через СМИ. Посмотрите, например, на пропаганду детоубийства, которая вошла в наши законы, как и в большинстве стран мира, где легализовано убийство детей в утробе матери. Скажем, когда говорят, что исламисты убили 200 детей, весь мир хватается за голову. А ведь в Подгорице каждый месяц столько же детей убивают в утробе матери. И это никого не волнует. Это к нам также пришло с запада. В школах вводят «сексуальное воспитание». Это страшная программа. Детям со школьной скамьи рассказывают не то, чего не нужно делать, а наоборот, как это делается, и все это, как они говорят, ради защиты от болезни или нежелательной беременности. Говорить с детьми о таких вещах – страшно. Это сильнейший удар по неокрепшему сознанию.

 

И много, много еще примеров антикультуры, которая нам приходит с Запада. По сути, здесь все, что противоречит Святому Евангелие. Это антидуховность, это то, что противоречит Богу, это сатанизм. Люди сами не замечают, как их затягивают в западную систему и образ жизни. Написано в Святом Писании, что в конце останется ничтожно мало людей с Богом – и мы это видим сейчас.

 

News Front: В чем вы видите защиту от западного влияния? Выход ли – православная вера, или нужны шаги на государственном уровне?

 

— Конечно, защита – Церковь, но церковь в ее первоначальном, истинном смысле. Я не имею в виду церковь просто как церковь, я говорю о том, что сказано в Писании и Евангелие. Нужно быть на литургии, во время которой мы едины с Господом, ведь нет ничего сильнее совместной молитвы. Нужно исповедоваться и причащаться. Это – наше соединение с Господом. Это защита и от колдовства и суеверий, и от глобального демонизма, который через СМИ и интернет навязывает неверную систему ценностей, привлекательную для молодежи. Это не тот случай, когда мы можем выпить таблетку и излечиться. Мы должна кропотливо работать над собой.

 

News Front: Прошло 25 лет, и Россия снова обратилась церкви, несмотря на несколько выращенных в атеизме поколений. И сейчас многие сербские и черногорские политики в том числе в интервью и News Front говорят, что у запада есть альтернатива – проснувшаяся Россия. Как вы считаете, может, Россия – выход для православных славян, которые долгое время были под западным влиянием, а сейчас имеют историческую возможность вернуться к своему вечному союзнику?

 

— Только у Бога нет альтернативы (перефразирует распространенную западными ресурсами на Балканах фразу «У Европы нет альтернативы» — Ред.). Если отступим от него – упадем в пропасть. А запад… Как может не быть альтернативы у него, когда он скатился в духовную и культурную пропасть? Я не говорю о сиюминутных моментах, которые приходят и уходят, а о глубоких судьбоносных вещах. Отойти от этой пропасти – это не альтернатива, это спасение для нас.

 

Вопрос уже не в том, быть или не быть с Россией. Россия нас объединяет и предостерегает. Во время нападок с натовской стороны под ее крылом мы можем укрыться и найти спасение. Повторюсь: я не о физическом, это все приходит и уходит. Мы получим свое – но придут новые поколения. Я говорю о духовном спасении. Есть только одна сила, способная нас спасти от пошлости, идущей с запада – это Россия, только один народ – русский, и только один человек – Путин.

 

News Front: Чего нам ожидать в ближайшее время? Включится ли церковь активнее в антинатовские и антирежимские протесты? И можно ли их объединить в один, общий?

 

— Что касается НАТО… По нашим привычкам, традициям, идеологическим определениям, учениям, образу мысли – если мы эту ситуацию не преодолеем, мы не сделаем больше вообще ничего.

 

Необходимо быть не разобщенной массой, а единым стрежнем. Церковь может включиться именно таким образом: призвать народ к единству.

 

Почему люди выходят на улицы? Я, например, даже не знаю, за кого голосовать, когда будут выборы, и это не так уж и важно. Важно дать отпор злу, которое на нас надвигается – НАТО. И церковь, ради защиты своего народа от духовной и культурной гибели, может позвать на противостояние этому злу, точно так же, как и любому другому злу: осквернению Святого Писания, врагам, или злу внутри себя. Любому злу, которое может случиться в мире. Призвать народ к объединению перед лицом этого зла, которое нависло над нами – такова может быть роль церкви.

 

И я надеюсь, что Бог поможет достичь результата. Это зависит не только от церкви, но и от людей, которые нас услышат.

 

 

Полная версия интервью на языке оригинала

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1